maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Референдуму - 5. (3) Что изменилось за пять лет после языкового референдума.

С нами или против нас.
Что изменилось за пять лет после языкового референдума

С нами или против нас. Что изменилось за пять лет после языкового референдума
Пять лет назад, 18 февраля 2012 года, граждане Латвии уверенным большинством проголосовали против предоставления русскому языку статуса второго государственного. Портал Delfi изучает, что изменилось в стране в целом и в жизни тех, кто находился тогда в центре внимания — в частности.



В чем суть

18 февраля 2012 года в Латвии состоялось одно из крупнейших политических событий последнего десятилетия — референдум о предоставлении русскому языку статуса второго государственного. Все, что предшествовало голосованию, а также его итоги, фактически усилили раскол между языковыми общинами в стране.

Почему именно в 2012 году?

Поводом для проведения референдума стала другая политическая инициатива. Дело в том, что в 2010 году Национальное объединение VL-TБ/ДННЛ начало сбор подписей за референдум о переводе всех государственных школ на латышский язык обучения.

Проект националистов провалился. На первом этапе они собрали более 10 000 подписей, но на втором за референдум высказались в целом 120 433 избирателя (при минимальном пороге в 153 232 подписи).

В ответ на акцию Нацобъединения группа русскоязычных активистов объявила о сборе подписей за референдум по второму госязыку. На первых порах в сборе подписей активно участвовали организация "Единая Латвия" и общество "Родной язык". Затем в результате внутреннего конфликта "ЕЛ" вышла из кампании. "Лицами" кампании за референдум стали Владимир Линдерман, Евгений Осипов, Александр Гапоненко, которые и раньше были известны как непримиримые критики власти. Через некоторое время к ним присоединился юрист Илларион Гирс.

Активистам удалось в рекордные сроки собрать более 10 000 нотариально заверенных подписей, после чего Центральная избирательная комиссия провела второй этап мероприятия. В итоге за поправки собрали 187 378 подписей.

22 декабря 2011 года скандальный проект был отклонен Сеймом, а 18 февраля состоялся сам референдум, на котором почти 75% проголосовали против русского языка как второго государственного. Свой голос "за" отдали 273 347 человек.

Тогда

Общество "За родной язык" всерьез взялось за идею проведения референдума в начале 2011 года. Поначалу деятельность активистов во главе с Владимиром Линдерманом никто всерьез не воспринимал, однако к осени стало ясно, что темп сбора подписей действительно может запустить механизм проведения референдума. Решающим аргументом стала поддержка со стороны "Центра согласия" и мэра Риги Нила Ушакова — пять лет назад он был одним из самых популярных политиков в стране.

Год спустя, в ноябре 2012 года, ЦИК отказался начинать сбор подписей за нулевой вариант гражданства. ЗаРЯ на тот момент пользовалась поддержкой 6,2% избирателей и постоянно присутствовала в медийном пространстве: проводила конференции об автономии Латгалии, судилась с министром юстиции Янисом Бордансом, рассказывала об угрозе покушения на лидера и т.д.

Перед муниципальными выборами в 2013 году ЗаРЯ и "Центр согласия" стали, фактически, противниками. В Риге ЗаРЯ набрала 774 голоса, по всей стране — 1568, и кандидат на пост мэра столицы Илларион Гирс обвинил в этом противодействие как со стороны государства и спецслужб, так и со стороны "русских" партий и СМИ. После выборов лидеры ЗаРЯ боролись с "легальными наркотиками", инициировали очередной референдум, на этот раз по борьбе с гей-пропагандой (неудачный) и прошли в "Парламент непредставленных".

В 2014 году лидеры партии поддержали присоединение Крыма к России, а Гирс и Линдерман заявили о готовности участвовать в войне на Украине. Вопреки первоначальным планам, в выборах в Европарламент партия уже не участвовала, и активность партии постепенно сходила на нет.

Сейчас

Зимой 2016 года суд принял решение о ликвидации партии.

Тогда

Летом 2011 года президент Латвии Валдис Затлерс издал знаменитый "указ номер 2" и распустил Сейм. На досрочных выборах победу одержал "Центр согласия" (31 голос), второй финишировала "Партия реформ Затлерса" (22 голоса), которая ранее выступала за диалог с ЦС и не отвергала возможности создания коалиции. Однако, в конце концов, "латышские партии" оставили ЦС за бортом. Это была самая реальная для партии возможность попасть в правительство.

Лидер ЦС Нил Ушаков ранее осторожно оценивал деятельность "ЗаРи" по сбору подписей для проведения референдума, полагая, что большинство жителей страны в любом случае проголосуют против. Однако в начале ноября 2011 года он выступает с заявлением о том, что будет голосовать "за" — с оговоркой, что он не против латышского языка, а за собственное достоинство. К Ушакову присоединились и другие лидеры ЦС, в том числе Янис Урабнович и мэр Резекне Александр Барташевич. В итоге организаторы референдума набрали нужное количество голосов и референдум стал неизбежным.

Сейчас

Для ЦС референдум радикальных изменений не принес. На муниципальном уровне позиции остались стабильными (и вряд ли — по крайней мере, в Риге — они пошатнутся после выборов 2017 года). На национальном уровне ЦС, который за пять лет трансформировался в "Согласие", остается изгоем. Похоже, что такая ситуация многих, если не всех, вполне устраивает.

Владимир Линдерман

http://g2.delphi.lv/images/pix/520x315/GlF-9Kprrf0/linderman-48528261.jpg
Владимир Линдерман живет в Риге и продолжает активную общественную деятельность. Сейчас его усилия сконцентрированы на поддержке латвийцев, которые воюют на Украине на стороне ДНР и ЛНР.

"С момента референдума о статусе русского языка в Латвии в моей жизни каких-то принципиальных изменений не произошло: латвийские власти считали меня "врагом государства" до референдума, в период референдума, такое же отношение сохраняется и сегодня", — заявил он порталу Delfi.

Линдерман полагает, что итоги референдума повлияли на русских в других бывших советских республиках, в том числе в Крыму: "Взбодрили, внушили оптимизм, веру в свои силы". При этом в Латвии давление на русских жителей после 2014 года идет, в основном, не по линии языка, а по линии "лояльности", считает он.

"По поводу моих соратников по референдуму. Кто-то остался рядом, кто-то отошел в сторону. Не все оказались способны выдержать прямое и косвенное давление со стороны спецслужб. Ядро, самые идейные, отправились в ДНР/ЛНР, на помощь народу и ополчению Донбасса. А сам я сейчас занимаюсь поддержкой тех, кого в Латвии преследуют по политическим мотивам. Самое заметное — дело Артема Скрипника, которого судят за участие в ополчении ЛНР", — заявил Линдерман Delfi.

Илларион Гирс

С нами или против нас. Что изменилось за пять лет после языкового референдума
Foto: LETA

В мае 2015 года юрист Илларион Гирс перебрался в Россию на постоянное место жительства, попросив (и получив) там политическое убежище. Годом ранее в знак протеста против политики Латвии он сжег свой паспорт.

"За прошедшие пять лет изменилось в моей жизни многое, я на себе испытал, что такое быть известным противником латышской этнократии в подчиненной этому режиму Латвии: потеря успешной юридической практики, критическое падение уровня жизни, угрозы расправой, политически мотивированная криминализация и маргинализация, клевета со стороны политических конкурентов и предательство товарищей по баррикадам. Это уникальный опыт, он мне очень дорого обошелся, но его приобретение сделало меня многим сильнее", — заявил Гирс Delfi.

Гирс полагает, что с позиции личного благополучия лидеров движения референдум "того не стоил", однако он по-прежнему считает, что сам по себе языковой референдум был потрясающим моральным достижением. "За редким исключением все правоспособное русское сообщество Латвии тогда однозначно и единогласно волеизъявилось в пользу восстановления равенства между русскими и латышами", — отметил он.

С мая 2016 Гирс проживает в Москве: "В пределах идеалистично-разумного я сделал в Латвии все возможное и даже немного больше того. (..) Новых политических проектов у меня нет, свой гражданский долг в Латвии я полагаю исполненным, свою дальнейшую жизнь планирую в России".

В Латвии, тем не менее, Гирс по-прежнему обвиняется в разжигании межнациональной розни. Суд по его делу перенесен на осень 2016 года.

Евгений Осипов

С нами или против нас. Что изменилось за пять лет после языкового референдума
Foto: LETA

Лиепайский политический активист Евгений Осипов также не жалеет о проведении референдума: "Несомненно, референдум проводить стоило. Уже только потому, что он, если отбросить всю скучную "процессуально-бухгалтерскую" шелуху, стал беспрецедентным примером единения русской общины". По мнению Осипова, итогом референдума стала "победа русофобов и поражение всей Латвии", но в широком смысле это событие стало "первым днем "Русской весны".

Сам Осипов в течение последних пяти лет несколько раз оказывался в центре внимания СМИ в связи со своими высказываниями или акциями. В конце декабря 2016 года Верховный суд Латвии оправдал Осипова, которого суд более низкой инстанции ранее признал виновным в осквернении флага Латвии.

С нами или против нас. Что изменилось за пять лет после языкового референдума
Foto: F64

После референдума серьезной дискуссии о статусе русского языка — за исключением возможности запуска русского телеканала — в Латвии не было. На национальном уровне ни одна парламентская партия не поддерживает особый статус для русского языка. После событий 2014 года острота языкового вопроса, в том числе в системе образования, был несколько приглушена.

Официальная позиция правящих партий остается неизменной: никаких компромиссов в языковом вопросе не будет, латышский всегда будет единственным государственным языком. Бывший министр культуры Сармите Элерте в разговоре с Latvijas Avīze заявила, что нужно улучшить преподавание латышского языка в детских садах для того, чтобы к первому классу дети уже владели языком. По ее словам, в системе образования снова назрела проблема: "Статистика показывает, что количество детей в латышских школах росло — с 64% в 1999 году до 74% в 2009-м. С тех пор тенденция остановилась, и в 2015 году соотношение таково: 27,5% в русских школах, 71,5% — в латышских". В латышской среде "мы будем счастливее", считает Элерте.

Председатель Комиссии по госязыку при президенте Латвии Андрейс Вейсбергс заявил газете: "Почти все, что обсуждалось и делалось в 2012-м году, рассосалось. Были резкие движения и хаотические попытки что-то спасти. Но ничего особо спасать было и не нужно, потому что референдум закончился позитивно. Народ оказался более зрелым и дальновидным, чем некоторые его нерешительные представители". По его словам, за 26 лет ситуация улучшилась, и если работать последовательно, то через 25 лет все будет так, "как мы хотели бы сейчас".





http://rus.delfi.lv/news/daily/story/s-nami-ili-protiv-nas-chto-izmenilos-za-pyat-let-posle-yazykovogo-referenduma.d?id=48528215
Tags: "Нацисты", "Родной Язык"/ ЗаРЯ, "Согласие", Гапоненко А., Конгресс Неграждан, Латвийские Хроники, Латвия сегодня, Линдерман В., Рижская дума и мэр ея, Русский мiр Латвии, аналитика и тенденции, историческая справочная, лояльность, мультикультурализм, неграждане, образование, референдум 2012
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments