maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Референдуму - 5. (9) Виктор Гущин. Второй государственный: пять лет спустя (2).

Виктор Гущин ЛатвияИсторик
Второй государственный: пять лет спустя
Окончание

Итоги референдума

18 февраля 2012 года языковой референдум состоялся. Подавляющее большинство граждан на референдуме проголосовали против поправок к Сатверсме. За поправки проголосовали 273 347 человек (24,88%), против — 821 722 (74,8%). (20)

Позиция России

«Люди, инициировавшие проведение в Латвии референдума по статусу русского языка, хотят добиться справедливости», — еще 18 января заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.





«Надо, чтобы все имели право разговаривать на том языке, на котором удобно, на котором привыкли, на котором ты хочешь видеть разговаривающими своих детей, дать им образование, профессию. Безусловно, знание дополнительных языков обогащает человека. Когда он живет в стране и не знает языка этой страны — это ограничивает его возможности. Но при этом не должно быть дискриминации по языковому признаку, не должно быть попыток сузить искусственно сферу применения того или иного языка. В данном случае я имею в виду русский язык в Латвии, Эстонии», — пояснил С.Лавров.


19 февраля с оценкой прошедшего референдума выступил официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич. Заявив, что проведение в Латвии референдума по внесению в Конституцию страны языковых поправок демонстрирует серьезность этой проблемы, он сказал:


«Надеемся, что голос русскоязычного населения Латвии будет услышан как правящими кругами этого государства, так и международными организациями, призванными обеспечить выполнение общепринятых норм в области соблюдения законных прав и интересов национальных меньшинств».


По словам А. Лукашевича, высокая активность на референдуме граждан Латвии, считающих русский язык родным, наглядно свидетельствует об их несогласии с курсом на построение моноэтнического общества.


«При этом итоги референдума далеко не в полной мере отражают настроения в стране. Это связано с тем, что права на выражение своего мнения были лишены 319 000 человек, т.н. «неграждан», даже несмотря на то, что многие из них родились или проживают в Латвии в течение длительного времени», — подчеркнул официальный представитель МИД РФ.


      
Верховный комиссар Совета Европы:
Латвия сама отталкивает русских

Результаты прошедшего референдума заставили многих политиков говорить об ошибках в политике интеграции.

Как заявил комиссар Совета Европы по правам человека и бывший министр по делам общественной интеграции Нилс Муйжниекс, нельзя сплотить общество на основе лишь латышского языка и латышской культуры. По его мнению, в вопросе интеграции было допущено много ошибок.

Как заявил порталу TVNET Н. Муйжниекс, результаты референдума его не удивили, они были ожидаемы. То, что за предоставление русскому языку статуса второго государственного проголосовали почти 300 тысяч человек — четкий сигнал: в интеграционной политике надо многое менять.


«Какие механизмы способствуют интеграции? Культурное сотрудничество, соучастие в общественной жизни и отсутствие дискриминации. Не думаю, что они, эти механизмы, были у нас задействованы в полной мере. Говоря о латышском языке, то если бы его изучение проходило на добровольной основе, а не насильственным путем, если бы были предоставлены все возможности для этого, то у нас не было бы таких референдумов и языковых проблем. К одной из ошибок я отнес бы и то, что наши законы о гражданстве и языке не меняются уже почти 15 лет. А если какие-то перемены и происходят, то лишь в худшую сторону. У нас до сих пор существуют запреты на некоторые профессии по языковому признаку, да и вообще нарушаются положения Конвенции о защите прав нацменьшинств, которую Латвия подписала, а потом об этом «забыла».


Ударом по процессу интеграции стала и проведенная в 2004 году школьная реформа, когда преподавание большей части предметов в одночасье перевели на латышский язык.

По мнению Н.Муйжниекса, ошибкой было и то, что сейчас, согласно недавно предложенной новой концепции, интеграцию предлагают осуществлять исключительно на основе латышских ценностей:


«В этой концепции для нелатышей нет ничего привлекательного. В ней нет поддержки ни языкам, ни культуре нацменьшинств, ни вообще демократическим ценностям. Так что ошибок в деле интеграции было много и мы продолжаем их совершать…»


Что же после прошедшего референдума, по мнению Н. Муйжниекса, было необходимо изменить в интеграционной политике?


«Я думаю, есть множество небольших шагов, которые мы могли бы сейчас делать. Прежде всего, следует принять совсем иную основу для интеграции, чтобы латыши не были в привилегированном положении, а неграждане «мигрантами»… Также можно внести изменения в Закон о гражданстве, чтобы дети неграждан, которые рождаются вне Латвии, могли получить двойное гражданство. Нужно обеспечить курсы латышского языка всем претендентам на гражданство, изменить Закон о госязыке с целью уменьшить столь широкое сейчас вмешательство в работу частного сектора, а также обеспечить возможность использования языков нацменьшинств на уровне отдельных самоуправлений. Кстати, последнее требование заключено и в Конвенции по защите прав нацменьшинств».


Бывший министр полностью поддержал также предложение предоставить негражданам право участвовать в выборах местных самоуправлений:


«Я всегда выступал за это. Ведь на местном уровне решаются не политические вопросы, а хозяйственные. То, какого качества дороги или какие тарифы на отопление, одинаково важно как для гражданина «Лиепиньша», так и для негражданина «Иванова». К тому же налоги они платят одинаково».

     
Доклад Совета Европы:
Латвия дискриминирует национальные меньшинства

Ударом для правящей элиты Латвии стал опубликованный Европейской комиссией по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) 21 февраля 2012 года, т.е. спустя три дня после проведения референдума, доклад по Латвии.

ЕКРН, один из экспертных органов Совета Европы, проанализировала выполнение рекомендаций, данных еще в 2007 году, и констатировала, что Латвия практически не продвинулась в расширении прав неграждан и национальных меньшинств.

ЕКРН вновь призвала латвийские власти дать негражданам право голоса на выборах самоуправлений, автоматически присваивать гражданство детям неграждан, родившихся после 1991 года, обеспечить бесплатные курсы латышского языка желающим натурализоваться.

ЕКРН также рекомендовала отменить положение о лишении муниципальных депутатов мандата за недостаточное владение латышским языком, а также создать особую программу подготовки учителей для билингвального образования.

Беспокойство у ЕКРН вызывала также возможность властей отказывать в открытии классов в школах национальных меньшинств. Также в докладе отмечалось, что в Риге общее сокращение числа школ в 2009-2011 годах в основном затрагивает нелатышские школы.

Правящая коалиция об итогах референдума

«Политические маргиналы, инициировавшие референдум по второму государственному языку, потерпели поражение», — заявил премьер Валдис Домбровскис («Единство») сразу после референдума.

В своем блоге в интернете В.Домбровскис выразил уважение тем гражданам страны, которые на референдуме голосовали «против раскола общества, против двуязычия».


«Рекордная активность избирателей и убедительное мнение общества — это неоспоримое доказательство, что ценности Сатверсме (демократия, власть закона, права человека, территориальная целостность и латышский язык как госязык) — это единственная основа нашего государства и сплоченности общества», — написал он.


19 февраля в интервью передаче «Nekā personīga» («Ничего личного») телеканала TV3 В.Домбровскис повторил, что в данный момент нет оснований для того, чтобы разрешить использовать русский язык на уровне самоуправлений.

Премьер подчеркнул, что такая возможность даже не рассматривается, при этом жителям не отказывают в помощи, если они обращаются в местные органы власти на русском языке. У самой идеи двуязычия на местном уровне нет никаких оснований, поскольку латышский язык был и будет в дальнейшем единственным государственным языком в Латвии.

С этой позицией были солидарны и другие представители правящей коалиции.


«Конечно, есть отдельные регионы, где большинство проголосовало «за» (в Латгалии за государственный статус русского языка проголосовали свыше 55% граждан. — В.Г.), но не надо делать их двуязычными. К тому же уже сейчас в таких самоуправлениях людей в случае необходимости выслушивают по-русски», — заявил депутат сейма Эдвард Смилтенс («Единство»).


Мнение, что в Латвии должен быть один государственный язык — латышский, поддержал и лидер фракции Союза зеленых и крестьян в Сейме Аугуст Бригманис.

Депутат сейма Имант Парадниекс (Национальный блок VL/ТБ/ДННЛ) предложение о «русских заявлениях» назвал абсурдным: «Это абсурд. Мы живем в Латвии, и это был бы шаг к принятию двуязычия». Вместо этого желающим можно было бы предоставить услуги платного переводчика, предложил политик.

Тот факт, что за поправки к Сатверсме проголосовали 273 тысяч человек, свидетельствует о проблемах политики интеграции. Однако ситуацию можно изменить за счет больших возможностей изучения латышского языка, начиная уже с детского сада, заявил евродепутат Роберт Зиле (VL/ТБ/ДННЛ). Он также отметил, что в Латвии нужно положить конец частому проведению референдумов, так как постоянные референдумы свидетельствуют о слабости власти.

С мнением Р. Зиле согласился и премьер В.Домбровскис. Необходимо подумать над тем, как превентивно установить, может ли тот или иной вопрос быть вынесен на референдум или нет, указал Домбровскис. Одной из возможностей такого регулирования он назвал повышение порога — увеличение необходимого количества подписей, собранных за проведение референдума.

Это мнение поддержал лидер Партии реформ Затлерса, экс-президент Латвии Валдис Затлерс, указавший на необходимость подумать над тем, чтобы демократия использовалась разумно.


«Избиратели на референдуме получили известный опыт и вряд ли в следующий раз подпишутся за то, чтобы легкомысленно инициировать новый референдум. Они понимают, что демократия не является дармовой, и те миллионы, которые мы потратили на референдуме, укрепили наше осознание демократии», — сказал он.


Один из лидеров ультраправого Национального объединения Имантс Парадниекс напомнил, что Нацобъединение уже выступило с предложением установить статьи Конституции Латвии, не подлежащие изменению, что могло бы защитить государство от подобных ситуаций в будущем. «Необходимо обеспечить такую защиту, и это уже вопрос не разговоров, а активных действий», — указал он.


Во всём, оказывается, виновата Россия

Кампания в поддержку референдума за второй государственный язык является составной частью внешней политики России. К тому же реальным руководителем кампании был не Владимир Линдерман, а Александр Гапоненко — об этом в интервью передаче De facto заявил начальник Полиции безопасности (ПБ) Янис Рейникс.

По словам Рейникса, В.Линдерман и Е.Осипов — только «исполнители». Реальными же руководителям акции были менее известные люди, например экономист А.Гапоненко. Так, Гапоненко создал комитет, где велась координационная работа. Эта организация была тесно связана с «Центром согласия» и ЗаПЧЕЛ.


«Они хотят быть во власти. Второй аспект — внешнеполитический. Весь этот процесс надо воспринимать как составную часть российской политики соотечественников, которая стала инструментом реализации внешнеполитических интересов России», — утверждал начальник ПБ.


К этой точке зрения присоединился и министр обороны Артис Пабрикс («Единство»). В интервью Латвийскому радио он бездоказательно заявил, что инициаторы языкового референдума опирались на политические и финансовые ресурсы, находящиеся не только внутри страны.


«Есть вещи, про которые я не хотел бы говорить публично, но мы за этим серьезно следим. Совершенно ясно, что у организаторов референдума была достаточно большая поддержка от заинтересованных политических и финансовых кругов также вне Латвии», — сказал министр.


Он не стал скрывать, что слова «вне Латвии» означают — в России, где «отдельные группы» «уже с 1990-х годов говорят о необходимости расширения пространства русского языка».

Болезненной оказалась и реакция президента Латвии А. Берзиньша на слова Владимира Путина о «позорном статусе «неграждан»», вследствие которого, по оценке российского премьер-министра, «каждый шестой латвийский житель и каждый тринадцатый житель Эстонии как «неграждане» лишены основополагающих политических, избирательных и социально-экономических прав, возможности свободно использовать русский язык».

Глава Латвийского государства заявил, что считает недопустимым участие его страны в межгосударственных дискуссиях о прошедшем референдуме о признании русского языка вторым государственным. По его мнению, это внутренний вопрос Латвии.


К оценке итогов референдума

«Референдум — главная неудача 2012 года», — заявил премьер от праворадикальной партии «Единство» Валдис Домбровскис.

И премьер был прав, потому что состоявшийся 18 февраля референдум по вопросу признания русского языка вторым государственным до предела обнажил антидемократическую сущность якобы демократической правящей элиты Латвии.

Как оказалось, ультранационалистической болезнью под названием «Латвия — для латышей!» больны не только ультраправые радикалы из партии «Visu Latvijai!» («Все для Латвии!»). Метастазы этой болезни уже давно проникли во все другие латышские партии. И референдум, словно рентген, позволил увидеть, в какой огромной степени они поражены радикальным национализмом.


Но референдум выполнил еще одну важную задачу.

Он нанес мощный удар по той стене дезинформации, которую на протяжении более 20 лет возводили вокруг страны ее якобы демократические власти. В мире вновь (правда, недолго) заговорили о проводимой Латвией политике подавления прав национальных меньшинств.

Референдум способствовал и дальнейшей мобилизации русской лингвистической общины на борьбу за соблюдение своих прав. Причем не только в Латвии, но и в Литве и Эстонии, а также на Украине, т.е. в тех странах, которые поддержали инициативу придания русскому языку в Латвии статуса второго государственного языка.

Наконец, как положительный результат референдума можно рассматривать и то, что отдельные представители правящей элиты сразу после 18 февраля заговорили о необходимости допустить неграждан к выборам в местные самоуправления, о том, что 7 января (Православное Рождество) вполне можно было бы объявить выходным днем, что нельзя ликвидировать русские школы, что латыши должны изучать русский язык и что, наконец, нужно вести диалог с русским населением.

В их числе: декан факультета социальных наук Латвийского университета Юрис Розенвалдс, экс-глава Кабинета министров ЛР Марис Гайлис, архиепископ евангелическо-лютеранской церкви Латвии Янис Ванагс и даже президент Латвии Андрис Берзиньш.

Но оппонентов у тех, кто высказывал подобные предложения, было, к сожалению, намного больше.

Как и любое другое политическое действие, состоявшийся референдум должен был повлечь и реально повлек за собой не только положительные, но и отрицательные политические последствия. Причём спустя всего лишь два месяца после 18 февраля многие эксперты стали склоняться к тому, что отрицательных последствий оказалось намного больше.

При этом эти отрицательные политические последствия уже не просто влияли на политическую жизнь страны, а начали ее определять.

В свою очередь, положительные политические итоги референдума не получили какого-то серьезного развития не только внутри страны, но и на международной арене. В первую очередь — в России, на что обратил внимание один из видных в прошлом политиков, а в 2012 году политический комментатор газеты «Diena» Андрейс Пантелеевс.


«России все равно, что происходит в Латвии, — заявил он в интервью программе «Вопрос с пристрастием» на радио Baltkom, комментируя отношение РФ к прошедшему в Латвии референдуму о статусе русского языка. — Если бы Россия хотела резко отреагировать, она отреагировала бы иначе. Была бы развернута массивная оффенсива в международных организациях. Чего не произошло. А так Лавров сказал что-то на двухчасовой пресс-конференции, а Латвийское телевидение вырезало маленький фрагмент», — отметил бывший политик.


Каковы главные отрицательные политические последствия языкового референдума для национальных меньшинств Латвии?

К весне 2012 года их было, пожалуй, три.

Во-первых, в результате открытого сплочения латышской политической элиты на русофобской и близкой к неонацизму идеологической основе существенно усилились позиции ультраправых националистов из партии «Visu Latvijai!». Русофобская риторика стала звучать не только из уст «висулатвийцев», но и из уст представителей правой партии «Единство» и всех прочих партий. На общем фоне радикализации политической риторики не было каких-то серьезных последствий для парламентской фракции «Visu Latvijai!» из-за их участия в традиционном шествии 16 марта во славу латышских легионеров СС. Не было вообще никакой осуждающей реакции! Напротив, Андрис Берзиньш, бывший высокопоставленный чиновник Латвийской ССР, а в 2012 году миллионер и президент Латвии, вдруг заявил, что «мы должны преклонить голову перед легионерами». Несмотря на то, что Россия отреагировала на эти слова очень быстро и жестко, заявление Берзиньша дезавуировано не было.

Во-вторых, под давлением «висулатвийсцев» резко усилился натиск на русскую школу, русский язык и русскую культуру. Самым активным образом в этом наступлении участвовали латышские СМИ. В результате среди латышей широко распространилось мнение, что русские детские садики, русские школы — это не что иное, как последствие пресловутой «советской оккупации». В апреле к этой оголтелой русофобской кампании подключилась Полиция безопасности Латвии, которая угрозу национальной безопасности увидела в Днях русской культуры, традиция проведения которых сложилась еще в 1920-е годы и была восстановлена в 2011 году группой латвийских деятелей русской культуры. Таким образом, в качестве угрозы для национальной безопасности Латвии (читай: не демократической, а этнократической, нацистской «латышской Латвии») были четко обозначены русские детские садики, русские школы и в целом русская культура и русский язык.

В-третьих, правящая элита осознала, что посредством такого демократического механизма как референдум она в одночасье может оказаться не у дел. А потому Сейм трижды принимал поправки к закону о референдумах. Суть окончательно принятых поправок была проста и цинична — снять с государства бремя финансирования второго этапа референдума, когда нужно собрать не менее 150 тысяч нотариально заверенных подписей, и переложить его на плечи самих инициаторов референдума. Разумеется, ни у кого из правозащитников лишних 300 тысяч латов (более 600 тысяч долларов) в карманах никогда не было и нет, а потому проведение референдумов в дальнейшем оказывается практически невозможным.

Итак, главный отрицательный итог состоявшегося в Латвии 18 февраля референдума по вопросу придания русскому языку статуса государственного — это утрата демократическими силами Латвии возможности действовать на опережение (иными словами, утрата инициативы) при уже состоявшемся значительном сдвиге правящей элиты вправо; курс правящей элиты на резкое сужение, а фактически блокирование возможностей использовать демократические процедуры для защиты прав национальных меньшинств и принудительное сохранение массового безгражданства на, по всей видимости, еще достаточно длительный период времени.

Одновременно стали быстро расширяться меры репрессивного воздействия на всех, кто выступает за восстановление в Латвии демократии. Все более возрастающую роль в реализации этих репрессивных мер стала играть Полиция безопасности Латвии.

https://imhoclub.lv/ru/material/11039/page/1/

Запрет проведения референдума
по вопросу ликвидации массового безгражданства


Инициатива проведения референдума по вопросу ликвидации массового безгражданства была выдвинута практически одновременно с инициативой проведения референдума за придание русскому языку статуса второго государственного.

Но по той причине, что инициаторы языкового референдума очень быстро развернули в СМИ активную информационную кампанию, тема «гражданского» референдума в СМИ до 18 февраля 2012 года практически не освещалась.

Лишь с весны 2012 года информационная поддержка в русских СМИ инициативы по проведению референдума по вопросу ликвидации массового безгражданства в Латвии постепенно стала набирать обороты.

С 30 августа 2011 года Движение «За равные права», а с весны 2012 года — общественная организация «За честность и справедливость!» собирали нотариально заверенные подписи для проведения референдума по вопросу ликвидации массового безгражданства в Латвии.

В это же время партия ЗаПЧЕЛ и общественные организации российских соотечественников активизировали свою работу по привлечению внимания Совета Европы, ОБСЕ и ООН к проблеме массового безгражданства в Латвии.

22 августа стало известно, что, несмотря период летних отпусков и традиционное в это время политическое затишье, инициатива Движения «За равные права» провести референдум по вопросу ликвидации массового безгражданства все же собрала необходимые по закону 10 тысяч нотариально заверенных подписей граждан Латвии.

Таким образом, первый этап подготовки к референдуму был успешно завершен.

Однако 1 ноября 2012 года ЦИК Латвии, ссылаясь на заключения экспертов, объявил, что второй этап сбора подписей по данному законопроекту проводиться не будет.

ЦИК ЛР обосновал свое решение тем, что предложенные поправки к закону о гражданстве ЛР не соответствуют 2-й статье Конституции Латвии и Декларации 4 мая 1990 года «О восстановлении государственной независимости Латвийской Республики». По мнению ЦИК, резкое расширение круга граждан позволит поставить под сомнение концепцию непрерывности континуитета Латвийской Республики.


Радикальное укрепление политики строительства
мононациональной «латышской Латвии» в 2012-2017 гг.


Все, о чем предупреждали оппоненты «языкового референдума», в 2012—2017 гг. претворилось в жизнь.

Власть в Латвии захватили ультраправые националисты. Пропаганда русофобии и неонацизма вышла на новый, более высокий уровень. Принят целый ряд законов и подзаконных актов, серьезно ухудшающих правовое положение национальных меньшинств. Идет наступление на свободу слова.

Существенно ухудшились российско-латвийские отношения. Латышскоговорящая и русскоговорящая общины все больше отдаляются друг от друга, чему способствует и существование двух очень мало соприкасающихся и все более отдаляющихся друг от друга информационных и культурных пространств латышскоязычного и русскоязычного населения.

На этом фоне продолжает ослабевать поддержка единственной правозащитной политической партии Латвии — партии «За права человека в единой Латвии» (сегодня — Русский союз Латвии). Люди опасаются жесткого давления со стороны латышских СМИ, а также политических и экономических репрессий со стороны государства.

Чтобы оценить не только политические, но и правовые последствия для русскоязычной общины Латвии состоявшегося 18 февраля 2012 года референдума за придание русскому языку статуса второго государственного, перечислим основные решения, направленные на укрепление строительства так называемой «латышской» (читай: нацистской) Латвии, которые были приняты праворадикальной и ультраправой политической элитой Латвии в период с весны 2012 года по март 2017 года:

19 июня 2014 г. парламент Латвии принял преамбулу к Конституции Латвии, в которой интересы латышской нации, которая объявлена государственной, ставятся выше интересов всех других народов, проживающих в стране. Иными словами, на уровне Конституции состоялась окончательная отмена демократического устройства Латвийского государства.

21 апреля 2016 г. парламент Латвии принял в окончательном чтении так называемые «шпионские поправки» к Уголовному закону ЛР, которые открывают широкий простор для борьбы с инакомыслием, т.е., на самом деле, с теми, кто отстаивает демократический характер развития Латвийского государства.

15 сентября 2016 г. сейм Латвии принял в первом чтении поправки к закону «Об обществах и фондах», в которых говорится, что деятельность общественной организации можно будет частично или полностью остановить, если ее деятельность создаёт угрозу для безопасности государства.

21 февраля 2017 г. Кабинет министров ЛР утвердил новые требования для руководства общественных организаций, в соответствии с которыми все члены правления общественных организаций дожны владеть государственным языком на высшую категорию (уровень С 1). Реализация этого решения может поставить под угрозу само существование общественных организаций российских соотечественников.

Одновременно в последние годы заметно активизировалась деятельность Центра государственного языка, работники которого проверяют знание латышского языка у работников различных предприятий и школ и, в случае не отвечающего, по их мнению, уровня знания госязыка установленным государством требованиям, накладывают штрафы.

Решением суда введен запрет для официальных лиц на общение в социальных сетях на русском языке. За распространение информации на русском языке в социальной сети Facebook на мэра Риги Нила Ушакова наложен штраф.

Не только не снижается, но все время возрастает накал антироссийской и русофобской риторики в латышских СМИ, включая телевидение и радио.

Власти Латвии постоянно запугивают жителей страны российской угрозой. В латышских СМИ постоянно звучат призывы ограничить так называемую «российскую пропаганду». На деятельность в Латвии отдельных российских СМИ наложен запрет.

Руководитель Полиции безопасности Латвии Нормундс Межвиетс отнес к инструментам «российской пропаганды» также Латвийскую Православную церковь.

Депутаты парламента выступают против принятия поправок к закону о гражданстве, которые бы устанавливали, что новорожденные дети имеют право на автоматическое присвоение гражданства ЛР. В результате в Латвии, вопреки многочисленным международным рекомендациям, до сих пор сохраняется вопроизводство неграждан.

Деятельность России, в том числе по гуманитарной поддержке соотечественников, проживающих за рубежом, откровенно демонизируется. В ежегодных отчетах Полиции безопасности Латвии отдельные русскоязычные общественные организации, а также отдельные правозащитники и антифашисты бездоказательно обвиняются в деятельности, направленной против Латвийской Республики; некоторые из них включены в так называемые «черные списки», т.е. в списки невъездных в Эстонию и Литву.

Распространению русофобии и антироссийских настроений в обществе способствует и деятельность комиссии по подсчету убытков от так называемой «советской оккупации», которая в апреле 2016 года объявила, что ущерб, якобы нанесенный Латвии Советским Союзом с 1945 по 1991 год, составляет 300 миллиардов евро.

В канун празднования 9 мая Дня Победы и Дня освобождения Риги от немецко-фашистских оккупантов 13 октября ежегодно активизируется обсуждение вопроса о необходимости сноса памятников советского времени, включая памятники, установленные в честь Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Одновременно по всей Латвии проходят памятные мероприятия, посвященные истории Латышского добровольческого легиона Ваффен СС, устанавливаются памятники так называемым «лесным братьям», т.е. тем, кто в послевоенные годы с оружием в руках боролся против советской власти.


Над русской школой в Латвии нависла серьёзная угроза

После «языкового референдума» 2012 года на русской школой Латвии нависла реальная угроза окончательной ликвидации.

Финансируемая государством русская школа существует в Латвии с 1789 года. Ее существование является основой для сохранения и вопроизводства в Латвии русского языка и русской культуры и — одновременно — является главным препятствием для завершения строительства так называемой «латышской Латвии». В начале 2000-х годов государство уже предпринимало попытку ликвидировать школу, в которой в учебном процессе частично еще используется русский язык.

С приходом в парламент, включая его руководство, а также в Кабинет министров представителей ультраправого Национального объединения, которое на протяжении многих лет выступает за окончательную ликвидацию в Латвии школы с русским языком обучения, появились реальные предпосылки для того, что к 2018 году — к столетию образования Латвийского государства — русская школа может быть окончательно уничтожена.


Латвийское государство, начиная уже со второй половины 1990-х годов, последовательно решает задачу по разрыву культурных связей русскоязычных школьников с Россией.

Одновременно прилагаются значительные усилия для того, чтобы у молодого поколения русскоязычной общины Латвии сформировалось враждебное отношение к современной России.


Среди инструментов достижения этой цели — воспитание у молодого поколения русофобии на основе осуждения истории СССР в 1940—1991 гг. при одновременной политической, исторической и культурной реабилитации политики радикального национализма в 1934—1940 гг. и нацизма в 1941—1945 гг.


Одновременно Министерство образования и науки ЛР категорически запрещает общественным организациям российских соотечественников вести какую бы то ни было работу со школьниками не только во время уроков, но даже во внеурочное время.

Парламент Латвии и Кабинет министров ЛР последовательно принимают различные решения, направленные как на формирование враждебного отношения к России со стороны русскоязычной молодежи и школьных педагогов, так и на постепенную подготовку к окончательной ликвидации школы, в которой еще частично сохраняется обучение на русском языке.

18 июня 2015 г. парламент Латвии принял поправку к Закону «Об образовании», которая определяет, что «работать педагогом имеет право только человек, который лоялен Латвийской Республике и ее Конституции». При этом понятие «лояльность» в латвийском законодательстве нигде не определено, что открывает широкие возможности для преследования инакомыслия.

23 ноября 2016 г. латвийский сейм принял предложенные «Чёрным Карлисом» (министром образования и науки Карлисом Шадурскисом) поправки к закону об образовании (эти поправки получили в народе название «поправки о лояльности учителей»). Принятые поправки предусматривают возможность увольнения педагога или руководителя учебного заведения, если при обучении школьников он создает «неправильное отношение к другим, к работе, природе, культуре, обществу и стране».

В марте 2017 года было объявлено, что МОН Латвии готовит изменения правил КМ по проведению централизованных экзаменов за курс средней школы, в соответствии с которыми предлагается узаконить запрет для русскоязычных школьников отвечать на централизованных экзаменах на русском языке, что пока еще разрешено.
         
https://imhoclub.lv/ru/material/vtoroj_gosudarstvennij_pjat_let_spustja_2/page/2



Tags: "Единство", "Нацисты", "Родной Язык"/ ЗаРЯ, "Согласие", Гапоненко А., Гущин В., Латвия сегодня, Линдерман В., Рижская дума и мэр ея, Русский мiр Латвии, аналитика и тенденции, мультикультурализм, референдум 2012
Subscribe

  • пра футбол для разнообразия

    Последний раз о футболе: Как я и написал "Бельгия-Франция - игра Победителей" - они последние игры не проиграли. На ЧМ ⚽было три…

  • Стадион "Даугава". Сейчас.

    Год назад я рассказал о начале реконструкции и об истории стадиона Даугава в Риге. И вот реконструкция завершена, остались прилежащие объекты и…

  • На самом деле Тилль говорит о СОВЕТСКИХ русских.

    Певец и автор текстов берлинской рок-группы Rammstein Тилль Линдеманн, который в юности был профессиональным пловцом в ГДР, пообщался с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments