maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

В небе Прибалтики: "придёт мой час – биография будет достойная!".

Оригинал взят у rzhavin77 в Здесь был памятник...
На месте последнего боя штурмовика Девятерикова и Руднева.

Сотня метров севернее хутора Смедниеки края Скрундас близь посёлка Яунамуйжа. Недалёко от дороги можно увидеть руины памятника и осколки памятной плиты. Когда-то на ней были увековечены имена экипажа легендарного штурмовика ИЛ-2 – лётчика старшего лейтенанта Николая Александровича Девятерикова (1921-1944) и воздушного стрелка старшего сержанта Константина Дмитриевича Руднева (1921-1944) из 949-го штурмового авиационного полка 211-й штурмовой авиационной дивизии. Недолго простоял памятник с осени 1977 года...

Смедниеки, край Скрундас
Хутор Смедниеки, волость Скрундас, край Скрундас.

Когда комсомольцы челябинской школы № 23 принимали в свои ряды Николая Девятерикова, кто-то попросил его: «Расскажи биографию, планы на будущее». Николай пожал плечами: «Ну, какая у меня может быть биография? Мне всего 17 лет. Жизнь только начинается, но точно могу заверить вас в одном: придёт мой час – биография будет достойная!»

Смедниеки, край Скрундас
В ста метрах севернее хутора Смедниеки в 1977 году установили памятник.

Сказал и выполнил. Тогдашние комсомольцы были не чета тем присвоившими себе это гордое звание мальчишей-плохишей 80-х годов прошлого века, которые разрушили государство рабочих и крестьян ради личного обогащения.

Смедниеки, край Скрундас
Сейчас об этом свидетельствую лишь руины и осколки.

В 1940 году Девятериков из десятого класса поступил в Тамбовскую лётную школу. Когда началась война, курсантов перевели на Кавказ. Из письма матери узнал, что погиб на Донбассе отец – младший сержант Александр Алексеевич Девятериков (1897-24.8.1943), стрелок 1055-го стрелкового полка 297-й стрелковой дивизии. Сын поклялся беспощадно мстить фашистам за смерть отца. И мстил беспощадно, оказавшись на фронте в 1943 году.

Смедниеки, край Скрундас
От памятника остался, фактически, только разрушенный постамент.

Из наградного листа от 11 января 1944 года на первый орден Красного Знамени (ОБД «Подвиг народа»):

Младший лейтенант комсомолец Девятериков Н. А. «...проявил себя отважным, мужественным и дерзким летчиком. Совершил 10 успешных боевых вылетов на штурмовку войск и техники противника... 17 ноября 1943 года при вылете на штурмовку скопления войск и техники в районе ст. Городок он заметил из северной окраины города сильный зенитный огонь, немедленно направил свой самолет и огнем пушек и РС-82 подавил зенитную батарею, чем создал возможность группе ИЛ-ов сделать второй заход на цель без потерь...»

Из наградного листа от 7 июля 1944 года на орден Отечественной войны I степени:

Девятериков Н. А. лейтенант, кандидат в члены ВКП(б). «Хороший летчик. Требовательный к себе и подчиненным... В воздухе ведет себя мужественно, часто проявляет здоровую инициативу...

3 февраля 1944 г. в районе Ковальки-Гурки, не доходя до цели, его самолет был подбит зенитным огнем, были повреждены руль глубины и плоскость. Уверенный в выносливости своего самолета, дошел до цели, поразил ее и благополучно вернулся на аэродром.

Исключительное мужество и отвагу проявил во время наступления на Витебском направлении, делая по 3-4 вылета в день, не зная усталости, все время рвался в бой.

28 июня 1944 г. в районе Бельчица группа успешно штурмовала артиллерийско-минометные батареи и пошлана вторую атаку. В это время снаряд вражеской зенитки попал в мотор. Мотор стал давать перебои и задымил. Тов. Девятериков, сохраняя полное спокойствие, благополучно произвел вынужденную посадку на фюзеляж в болото /трясину/ на вражеской территории – 12 км. от линии фронта. Привел в негодность самолет и, ввиду обстрела, ушел в лес и вместе со стрелком стал пробираться к линии фронта. На пути встретил немецкого солдата, которыйпри взятии его в плен оказал сопротивление и был убит. Взяв документы и оружие, экипаж добрался до линии фронта и, переплыв оз. Туровля, были обстреляны пулеметным огнем, но экипаж, рискуя жизнью, ползком по открытой местности продолжал добираться к своим. И через час добрался до частей Красной Армии.

После этого тов. Девятериков с еще больше ненавистью и бесстрашием продолжает громить немецких захватчиков...»

Из наградного листа от 28 августа 1944 года на второй орден Красного Знамени:

Старший лейтенант Девятериков. «...Культурный, грамотный офицер. Хороший воспитатель своих подчиненных. Дисциплинированный, требовательный командир. Летной, штурманской и воздушной подготовкой владеет хорошо...

В воздухе ведет себя смело, мужественно. Мастер бреющих полетов, часто проявляет здоровую инициативу в подавлении средств зенитного огня противника.

16 августа 1944 года в районе дороги Люли на Кельмы противник заградительным огнем зенитной артиллерии пытался преградить путь группы к цели. Тов. Девятериков, видя трудное положение для группы, стремительным виражом направил свой самолет на батарею зенитной артиллерии и несколькими очередями из пушек и пулеметов подавил огонь зенитной артиллерии. Группа отлично выполнила задание, не имея потерь...»

Из наградного листа от 29 сентября 1944 года на третий орден Красного Знамени:

Девятериков Н. А., старший лейтенант, зам. командира и штурман эскадрильи «...совершил 77 успешных боевых вылетов на штурмовку войск и техники противника...

15 сентября 1944 года в районе Поварини, пункт Пиладжа, он обнаружил батарею зенитной артиллерии, стрелявшую по группе. Сразу поняв угрожающее положение для группы, направил свой самолет на огонь зенитной артиллерии. В результате огонь батареи был подавлен. Группа отлично выполнила задание и без потерь вернулась на свой аэродром...»

Смедниеки, край Скрундас
Рядом с памятником осколки памятной плиты.

Под стать был ему воздушный стрелок Руднев. Из наградного листа от 13 февраля 1944 года на орден Красного Знамени:

«Командир экипажа высоко ценит его, как надежного защитника, боевого товарища, отличного воздушного стрелка в воздухе и замечательного артиста на земле...

3 февраля 1944 года при штурмовке войск и техники противника в районе дер. Ковальки при выходе из атаки самолет был подбит зенитной артиллерией: разбит водомаслорадиатор, вокруг стрелка было четыре прямых попадания мелкокалиберной зенитной артиллерии – стрелок случайно уцелел. Мотор перегрелся, и самолет пошел на снижение, отстал от группы. В это время самолет атаковало 2 МЕ-109. Руднев вступил в единоборство и успешно отбил три атаки. Этим самым дал возможность летчику перетянуть линию фронта и спасти жизнь экипажа...

В бою он настоящий воин, а после выполнения боевого задания отличный артист. В самые трудные напряженные дни боевой работы, несмотря на усталость после боевых вылетов, имея специальную театральную подготовку, всегда культурно развлекает весь личный состав полка, за что имеет благодарность в приказе по полку и пользуется заслуженным авторитетом.

Будучи стрелком по вооружению на протяжении трех месяцев добивался перевода его в воздушные стрелки. И впоследствии, благодаря своей настойчивости, принял личное участие в разгроме немецких захватчиков... На боевые задания летает с исключительно высоким моральным настроением».

Смедниеки, край Скрундас
Если бы не плита рядом, не понять, что когда-то тут был памятник.

Из наградного листа от 1944 года на орден Отечественной войны I степени:

«За совершенные с 7 февраля по 17 августа 1944 года 35 успешных боевых вылетов на штурмовку войск в районы с сильным прикрытием зенитного артиллерийского и истребительной авиацией противника: Улла, Борковичи, Прозороки, Бешенковичи, Оболь, Бауска, Скайсткалне, Камень и другие пять раз участвовал в воздушных боях с истребителями противника. Два раза первым замечал появление "Фоккеров" и выстрелами из ракетницы в сторону появления истребителей обращал внимание воздушных стрелков и истребителей сопровождения. Его самолет три раза подвергался атакам пары "ФВ-190", но, благодаря его меткой стрельбе, все атаки были отбиты. Самолет повреждений от истребителей не имел. В воздушных боях ведет себя хладнокровно, выдержанно, мужественно...»

Смедниеки, край Скрундас
Время тут ни при чём. Это «постарались» люди.

10 октября Девятериков писал близким:

«Ребята у нас хорошие, дружные. С такими в бой идти не страшно. Часто летаю на берег Балтийского моря, бью гитлеровских зверей. Вчера, например, ходил на Мемель. В воздухе завязался бой. Фашист хотел рубануть одного из наших, но просчитался, попав под огонь моего самолета. Если ты, Петя, знаешь ИЛ-2, то можешь представить, какой у него лобовой огонь. Я, конечно, воспользовался им и рассыпал эту гадину в щепки.

Видишь, друг, какая у нас веселая жизнь. На войне один закон: если ты не разделался с врагом, не опередил его выстрелом, то он может разделаться с тобой. Я стараюсь первым вогнать фашиста в землю. Так я освобождаю от врага Родину, защищаю мать, вас, моих друзей, для которых желаю хорошей, светлой, счастливой жизни».

Смедниеки, край Скрундас
Обычно на таких памятниках крепили винт, часть крыла или хвоста самолёта.

А через несколько дней Девятериков повёл шестёрку самолётов на штурмовку немецких позицией в Курляндском котле. Похоже, как раз в тот день он написал маме:

«Здравствуй, мама! Посылаю тебе фотографию. Жив и здоров, того и тебе желаю. Особенно писать нечего. Передай всем привет. Не обижайся, что так мало написал. Ухожу в воздух. Писал на аэродроме. Крепко целую. Твой Колька».

Погода в тот день была скверная: моросил, как будто плакал, колючий холодный дождь. При подходе к цели по нашим самолётам стали стрелять из вражеских зениток. Два штурмовика были подбиты. Как сухо говорит донесение о потерях:

«16 октября 1944 г. при выполнении боевого задания в районе Яунамуйжа не вернулся с боевого задания на самолете ИЛ-2».

Один – с лётчиком лейтенантом Василием Кузьмичом Лощёновым (1922 г.р.) и воздушным стрелком рядовым Евгением Ивановичей Аксёновым (1924 г.р.). Второй – машина Девятерикова и Руднева...

Смедниеки, край Скрундас
Плита расколота, но текст ещё можно прочесть.

Они долгое время считались пропавшими без вести. И только 33 года спустя, в 1977 году, самолёт с останками Девятерикова и Руднева обнаружили в одном из высохших болот под городом Скрунда. Останки воинов были перезахоронены на воинском братском кладбище в городе Скрунда в октябре 1977 года, а на месте гибели был установлен памятник. На церемонии присутствовала мать лётчика Зоя Дмитриевна Девятерикова.

Смедниеки, край Скрундас
Хотя и не полностью.

С тех пор в советское время в музее боевой славы Челябинской школы № 23 хранились обломки штурмовика, капсула с могильной землей, привезённые матерью отважного лётчика Зоей Яковлевной из далекой Скрунды, и его орден Отечественной войны I степени.

skrunda_DSC011826.JPG
Воинским могилы на кладбище Кална на улице Кулдигас в городе Скрунда края Скрундас.

skrunda_DSC012830.JPG
К счастью, там всё ухожено.

skrunda_DSC013831.JPG
А на памятнике есть имена Девятерикова и Руднева.

Прошли времена, теперь это не просто школа, а гимназия, но с тем же номером. Однако, похоже, память о герое там бережно хранят: «В течение года продолжалась работа по проведению тематических экскурсий для учащихся гимназии № 23... герои-выпускники: "Жаркое небо: Николай Девятериков"».

PS. Локация: 56°37'05.9"N 22°05'16.8"E
http://maps.google.com/maps?q=56.618307%2C22.088001

PPS. Останки Лощёнова и Аксёнова пока не найдены...

Tags: 1941-1945, Латвия, Латвия сегодня, СССР, Сделано в СССР, историческая справочная, местные красОты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment