maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Люди "Че".

Очередная годовщина аварии на Чернобыльской АЭС.
У нас чернобыльцами издана книга фото-рассказ Эрнеста Репше - фотографа, мобилизованного, ликвидатора, корреспондента в "мёртвой зоне". Публикую здесь "Вступление" и частично фотографии из альбома "Чернобыль1986".
(Вступление и подписи к фото на латышском, английском, русском)
В книге около сотни фотографий. Но здесь не будет видов на энергоблок.
Это фото-рассказ о людях выдернутых аварией из мирной жизни и спасавших эту мирную жизнь своими маленькими и большими подвигами.
Людям времени "Че" посвящается....

1. Эти ребята получили облучение в 25 рентген - высшую допустимую норму в Советской армии, поэтому сейчас отправятся домой.
(здесь и далее подписи автора книги)





ВСТУПЛЕНИЕ
27 лет назад, 26 апреля 1986 года, на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) в Украине произошла самая крупная ядерная катастрофа с тех пор, как человечество стало использовать атомную энергию. В результате аварии на ЧАЭС огромные территории в Украине, Белоруссии и России (более 2 485 000 км2) подверглись радиоактивному загрязнению. Больше других пострадала западная часть Евразии: следы чернобыльских радиоактивных осадков ученые обнаружили в Финляндии, Швеции, Норвегии, Великобритании, Австрии, Греции, Казахстане и других странах. Окрестности Чернобыльской АЭС, включая город Припять, до сих пор являются зоной, закрытой для проживания. Сегодня никто не может точно сказать, сколько человек было эвакуировано из загрязненных областей. Органы власти Советского Союза утверждали, что количество эвакуированных составляло 150 тысяч, в свою очередь США полагают, что в действительности это число было в 3 раза больше. Радиоактивному облучению было подвержено более 8 миллионов жителей. В первые 12 лет после аварии от воздействия радиации умерло около 188 000 участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС из бывших советских республик, хотя реальные человеческие потери невозможно и скорее всего никогда не представится возможным установить, потому что Советский Союз в последние годы своего существования продолжал скрывать число потерпевших и погибших в результате Чернобыльской катастрофы, предъявляя неполные списки погибших.
Кроме того, вплоть до наших дней невозможно сказать, тот или иной случай заболевания или смертельного исхода связан или не связан с радиоактивным облучением, полученным в результате катастрофы. Не будем также забывать, что в конце Второй мировой войны - в 1945 году - жители подвергнутых атомной бомбардировке японских городов Хиросимы и Нагасаки негативное влияние облучения на здоровье и качество жизни испытывают до сих пор.
Для ликвидации последствий аварии, начиная с мая 1986 года, во всем Советском Союзе были призваны резервисты, которых в народе тогда называли «партизанами». В мероприятиях по ликвидации последствий участвовало около 830 000 человек из всех республик Советского Союза, в том числе около шести тысяч двухсот человек из Латвии. Примерно половине так называемых «чернобыльцев» после возвращения была присвоена инвалидность, многие навсегда утратили трудоспособность, каждого шестого уже нет в живых. Призыву главным образом были подвержены 20-50-летние женатые мужчины, имеющие детей. Известны случаи, когда человека мобилизовали средь бела дня на рабочем месте, не предоставляя даже возможности попрощаться с семьей.
Среди мобилизованных в июне 1986 года был и я - Эрнестс Репшс - житель Сигулды, сотрудник предприятия «Дайльраде» и фотограф Турайдского музея. В работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС принимал участие до ноября 1986 года. Будучи страстным фотографом, несмотря на строжайший запрет, я взял с собой фотоаппарат советского производства «Зоркий», который по пути на Украину разобрал, а его части спрятал в буханках хлеба. Так тайно я стал фотографировать происходящее: на санитарном «рафике» (микроавтобусе РАФ) неоднократно в разные времена года отправлялись в эпицентр аварии - на разрушенную АЭС и ее территорию; жизнь нашего батальона в палатках; строительные работы в предусмотренной для энергетиков и смен ликвидаторов последствий аварии новостройке - поселке «Зеленый мыс». Фотографировал тайно, часто это делал через окно автобуса, иногда вокруг меня становились мои товарищи, чтобы в моих руках не был замечен фотоаппарат. Так как месячная зарплата составляла примерно 100 рублей, я мог купить новые фотопленки, фотохимикаты для их проявления и фотобумагу, а также небольшую неброскую фотосумку. В близлежащей деревне Медвин в одном из домов удалось обустроить небольшую фотомастерскую. Фотографии раздавал ротным товарищам, но только тем, которых считал надежными надеясь, что они не проболтаются. Среди них были офицеры, а также наш ротный командир - прекрасный человек. Они чаще всего притворялись, что ничего не знают о моем нелегальном фотографировании.
Фотографии мне самому удалось увезти в Киев и передать экипажу самолета, выполняющему рейс на Ригу, который их доставил в «Прессцентр». Так мои фотографии попали на страницы газеты «Циня» - в статьи о Чернобыльской катастрофе и работах по ликвидации ее последствий. Со временем о моей деятельности узнал корреспондент газеты «Советская Латвия», который сам явился ко мне в часть и попросил фотографии. Только после того, как номера «Цини» с моими фотографиями из Риги достигли нашего лагеря, армейские должностные лица стали реагировать. Для рассмотрения моего дела в наш батальон прислали двух офицеров из отдела безопасности (или политуправления). Но узнав, что мои фотографии уже опубликованы в крупнейших газетах Латвийской ССР, были вынуждены только развести руками и не просто смириться со случившимся фактом, но и разрешить впредь фотографировать легально, кроме того, даже попросили изготовить для них комплект фотографий. За это они мне пообещали медаль «За боевые услуги», которую прислали в Сигулду, правда, только через два года. Так я стал единственным фотокорреспондентом нашего подразделения, из своих фотографий оформил стенгазету батальона. Фотолабораторию перенесли в одну из землянок на территории лагеря батальона. Но фотографировать разрешалось только на территориях, близлежащих к зоне АЭС, а делать фотоснимки на непосредственной территории АЭС тогда было и осталось незаконным. Это запрещалось даже полковникам.
Лично мне, наверное, не понравилось бы, если бы фотограф со своим аппаратом совался, когда я стою в очереди за обедом или обедаю. Не знаю, о чем думали мужики, глядя на меня и мой «фотоглаз». Возможно, они решили: «Так нужно, пусть останется для истории!» Я не услышал ни одного резкого замечания или грубости.
В фоторассказе запечатлено все, что я видел и пережил. Самым ярким воспоминанием остался наш лагерь - восемь палаток в семь рядов - и его будни. В каждой палатке ютились 6-8 «партизан» - ребята, которые когда-то прошли обязательную военную службу. Всего в нашем усиленном батальоне Прибалтийского роенного округа было около 530 человек. Между палатками и их оттяжками были усыпанные щебенкой дорожки, так утоптаны, что почти не отличались от сухой и серой земли. Лето было сухое и жаркое, температура почти достигала 40°С. Очевидно, этому способствовало еще и то, что в зоне расположения станции из самолетов распыляли аэрозоли, предотвращающие образование облаков. Дождь мешал укреплению берегов Припяти и Днепра и способствовал попаданию в реки радиоактивных вод, пока полностью не было закончено строительство защитной дамбы. В нашей части была обязательная в Советской Армии «ленинская комната» - большая палатка, где помещалось 40 человек. Там был телевизор, газеты и даже небольшая библиотека. Была также маленькая полевая эстрада, которую соорудили в ожидании известной эстонской певицы Анны Вески. Вблизи нашего лагеря за полями, лесами или холмами располагались другие части. Я насчитал около 11 воинских частей - среди них наши ближайшие соседи ленинградцы, а также батальоны из Вышгорода, Черновцов, Киева, Запорожья и др.
Вставали в 6.00 под гремящий в громкоговорителе гимн СССР. Затем утренний туалет, уборка в палатке, чтобы поддерживать безупречный порядок, потом завтрак. После этого - построение батальона, информативные сообщения и сразу же строем шагали 3 км в «Зеленый мыс». Там с 7.30 до 17.30, а иногда и до 20.00 были заняты на различных строительных работах. Обедали обычно там же на стройке под открытым небом. С точки зрения безопасности правильнее было бы обедать в новостройках, но тогда до этого не додумались. После обеда перекурили и вперед - опять за работу.
Что касается нас, балтийцев, надо сказать, что работали мы быстро и качественно. Не зря по крайней мере раз в месяц к нам на вертолете прибывало высшее армейское командование, разумеется, чтобы нас похвалить. В то же время пришлось испытать все неурядицы советской поры, например, дней 40 провели в полном бездействии, что некоторых приводило в отчаяние. По сегодняшним меркам это бездействие кажется еще более абсурдным и недопустимым, потому что местность, где мы находились, была отравлена и это наносило вред здоровью. Поэтому любая работа нам доставляла удовольствие, мы радовались, что нас не забыли, что мы кому-то нужны. Возложенные работы всегда выполняли в срок. Особых нарушений дисциплины в батальоне не было, пьянство случалось редко, потому что в радиусе 150-200 км был введен так называемый «сухой закон». Разумеется, желающих выпить среди «партизан» было достаточно. Они у местных торговцев покупали чемергес или горилку (нелегальный самогон), несмотря на то, что милиция продавцов и покупателей безжалостно наказывала.
За проведенные на службе месяцы многое пришлось пережить. Работа, рассказывание анекдотов сменялись депрессией и подавленностью. Кто-то думал о побеге, а кто-то записывался добровольцем на опасные для здоровья и жизни работы. Ежедневно около 120 добровольцев в 3 смены на автобусах отправлялись в другую от нас сторону - на сооружение так называемого «саркофага» или на другие опасные для жизни работы, например, на кладбище радиоактивных отходов. Чтобы завербовать добровольцев, армейские командиры обещали различные блага: хорошую оплату, возможность получить такую дозу облучения, которая позволит раньше вернуться домой, те или иные привилегии по возвращению и т.д. Одни позарились на эти обещания, другие на опасные работы шли из чувства патриотизма и долга. В том числе и я, как это видно из фоторассказа, 4 раза побывал на территории комплекса АЭС и в ряде снимков запечатлел эпицентр самой крупной в мире ядерной катастрофы.
Получается, что 26 лет я хранил эти фотографии «под спудом». Сегодня, через много лет, они переживают свое второе рождение. Насколько мне известно, я являюсь единственным балтийцем, который в то время в зоне Чернобыльской АЭС проводил подобное фотодокументирование. Надеюсь, фотографии послужат памятью очевидцам этих событий, а остальным - своеобразным свидетельством истории и предупреждением о том, к каким последствиям может привести неразумное использование атомной энергии. Так называемый «мирный атом» время от времени нас проверяет, как это случилось совсем недавно, когда произошла катастрофа на Фукусимской АЭС в Японии. Чернобыльская трагедия впервые все человечество заставила по-новому посмотреть на возможные последствия этого процесса.
Постепенно уходят из жизни наши ребята - латвийские «чернобыльцы». Все, о чем рассказали и что документировали, станет хрестоматийным материалом для будущих поколений, станет предупреждением - атом шуток не понимает и ошибок не прощает.
В 27 годовщину Чернобыльской аварии поздравим живых, помянем и отдадим честь более 1000 ушедшим из жизни латвийским «чернобыльцам» - людям, которые тогда, во второй половине 80-х годов XX века, спасли мир. Это сказано честно и без преувеличения, потому что они не жалели себя, а пожертвовали здоровьем и даже жизнью, выполняя свой долг.

Дорогие латвийские «чернобыльцы», берегите себя, вы нужны своим семьям, своим внукам! Берегите свое подорванное здоровье!

Эрнестс Репшс




карта-схема зоны поражения:
Названия по латышски, но понятны.
Dzivibas ceļš - "Дорога жизни"
Baltkrievija - Белоруссия
слева от АЭС  водохранилище для охлаждения реакторов
в самом низу, за 30 км зоной обозначен лагерь Балтбата, рядом посёлок Зелёный мыс (Zaļais rags).
чёрные ромбики - могильники
белые кружочки  - покинутые места
чёрные кружочки - жилые пункты
чёрный кружок в белом - стратегические армейские пункты
(расшифровка maksim_kot)









2. Побыстрее высыпать - и мигом прочь! Кладбище, в котором «хоронили» радиоактивную землю и отходы, собранные с балконов и внутренних помещений зданий в Припяти.


3. Офицеры нашего батальона встречают Главнокомандующего Сухопутными войсками В. Варенникова.


4. Военный комиссар Латвийской ССР Янис Дуда отвечает на наши вопросы о том, как государство будет компенсировать солдатам подорванное здоровье.


5. Добровольцы отправляются на АЭС. Охваченные чувством обреченности, они даже не смотрят на фотографа.


6. Лагерь батальона Прибалтийского военного округа (около 530 человек) недалеко от села Медвин примерно в 30 км от АЭС.


7. Водители «Камаза» из Елгавы пользуются возможностью засвидетельствовать свою принадлежность истории. Вверху слева Гунарс.


8. Добродушный и душевный литовец Витаутас в должности шефповара батальона. Он с удовольствием раздавал еду солдатам.


9. Ели три раза в день, а два раза в месяц ждали автолавку


10. В автомагазине можно купить маринованные огурцы, зубную пасту, бритвы, чтобы побриться, и сигареты.


11. Этот фотостенд батальона находится в центре лагеря.


12. Мы были разные - оптимисты, пессимисты, угрюмые молчуны и шутники, - но музыку любили все.


13. Спасатели за обедом


14. Лучший повар военного подразделения Б. Харлашов из Риги. / Обеденный перерыв на природе, хотя разумнее было находиться в помещении. Командир Закович (первый слева), далее - «Джинс», Карлис и на переднем плане - мой котелок.


15. Раз в неделю получали латвийские газеты: «Циню», «Падомью Яунатне», «Ригас Балсс», «Советскую Латвию»; а также крупные издания СССР: «Правду», «Известия».


16. Строительные работы в «Зеленом мысе». Первые домики уже отметили «праздник стропил».


17. Я пришел в гости в «литовский конец», где один мужчина играет на аккордеоне.


18. Мы счастливы, настроение приподнятое! Последняя ночь перед отправлением домой.

Спасибо вам!



Tags: #ЛССР, #Перестройка, #СССР, #историяЛатвии, Латвия, Перестройка и другие годы, СССР, Сделано в СССР, Украина, историческая справочная, катастрофы, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments