maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Category:

Рецензия с продолжением. Ответ автора книги "Латышские стрелки".

На мою "почти рецензию" книги "Латышские стрелки" отозвался сам автор - Манфред Шнепс-Шнеппе. Он оставил большой комментарий к посту, к которому я добавлю несколько слов. Прежде всего, благодарю автора за столь обстоятельный и добрый комментарий, несмотря на мой отрицательный отзыв.


Manfreds Sneps (193.105.155.7)
3 май, 2018 12:19 (местное)
Мысли на полях материала Почти рецензия на книгу Манфреда Шнепс-Шнеппе "Латышские стрелки" (от 13 ноября 2017) https://maksim-kot.livejournal.com/1229851.html
Рецензия появилась полгода назад и заканчивается словами: «Книга является образцом исторического самодурства.» Тогда прочел я рецензию и, похоже, из-за нечеткого знания русского языка посчитал слово «самодурство» синонимом «хамство». Не стал отвечать. Но тут на майские выходные ко мне в Вентспилс наведался сын. Он архитектор, занимался реставрацией монастырей и смотрит на мир из православия, способен рассуждать о смирении. Он почитал рецензию, полистал книгу и упрекнул меня в излишней категоричности суждений. Если хочешь, мол, убедить читателя, то говори с ним как с ребенком, не навязывай свое, а дай ему право выбора. И вот я решил вчитаться в «почти рецензию», понять, чем же я обидел читателя.
Следует согласиться со словами рецензента: «Эмоциональная окраска появляется «вдруг», не имея к тому оснований — просто автор так решил обозвать это событие!» И в правду - в этом я грешен. Стремясь понять свое (наше) прошлое, я не рассматриваю множество точек зрения на прошедшие события (оценка которых, бывало, менялась по прихоти властей). Пытаюсь выстроить свою целостную картину нашей истории, по дороге находя и освещая те или иные события не по канонам сегодняшнего дня (в этом и не было моей цели, материалы я собирал для своего удовольствия и самообразования).

Но что же вызвало столь недружелюбные слова рецензента, явную их предвзятость? Чем обусловлены слова рецензента: «тенденциозные выводы на основе представленных фальсификаций, выдвижение их на первый план»?
Если просмотреть структуру рецензии (следует признать, что рецензент основательно просмотрел мои работы), то в ней выделяются две части. Первая касается ссылок на некоторые исторически спорные вопросы, а вторая часть - более основательная и относится к истории сионизма (не интерес ли к ней и породил саму рецензию?).
Он начинает с цитаты: «Порадовали «террористы» штурмующие рижский централ в 1905 году». Буквально такие слова в книге я не нашел, слова эти относятся к статье Ленина по поводу Пятого года, где он хвалит подвиг рижских боевиков, которые в ночь на 7 сентября напали на центральную тюрьму в Риге и освободили несколько товарищей-членов ЛСДРП, которым угрожала смертная казнь.
Сама-же эта история еще более интересная. А именно, после объявления Манифеста 17 октября последовали грандиозные митинги, каких Рига никогда не видывала. Избрали делегацию рабочих. Генерал–губернатор Лифляндии Николай Звегинцев, напуганный революцией и следуя объявленной воле царя о свободах, делегатов выслушал. Обещал скорейшую амнистию арестованных бунтарей и обещание выполнил: приказал освободить 101 политического преступника из рижского Централа, который за несколько месяцев они-же и штурмовали.
Часть 1
Manfreds Sneps (193.105.155.7)
3 май, 2018 12:20 (местное)
Часть 2
А вот и другое категорическое возражение рецензента: «Одним из своих "открытий" считает «социалистическую революцию» в Латвии 17 мая 1917 года, давая ей первенство перед Октябрьской. 17 мая была принята резолюция II съезда Исколастрела о «выражении недоверия Временному правительству» и «требовании передачи всей власти советам депутатов рабочих, солдат и крестьян». На презентации книги советский историк Эрик Жагарс указал на эту ошибочную позицию.»
Что касается слов советского историка Эрика Жагарса, многолетнего сотрудника Института марксизма-ленинизма, то я не в обиде – ему ли отступать от образа величия Великой Октябрьской в Петрограде, пропагандой чего жизнь посвятил. А на события 17 мая 1917 года в Риге и их последствия, считаю, стоит остановится подробнее. Напомню хронологию событий:
1) 9 июля 1917г. в Рижском замке открыли V Съезд ЛСД. Летом в Риге практически «правили» большевики, правили вполне легально (хотя существовали еще и представители Временного правительства).
2) В Риге с 29 по 30 июля 1917г. состоялось заседание Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, на котором избрали Исколат — Исполнительный комитет совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии – советское правительство Латвии.
3) 13 августа 1917 года в Риге проходили выборы Городской думы. Победили большевики: список социал-демократов получил 49 мест из 120.
4) Земский совет Лифляндской губернии 20 августа 1917г. провел выборы, где опять победили социал-демократы: из 40 депутатских мест ЛСД получила 24 места, а конкурирующий с ними Крестьянский союз - всего 15.
5) После захвата Риги войсками Германии 21 августа 1917 года правительство Исколат эвакуировалось в Валмиеру, а затем - в Валку, и правило в неоккупированной части Латвии до немецкого нападения в феврале 2018г. и Брестского мира.

Называть ли этот ряд событий революцией или переворотом – дело историков, скорее – политиков. (Сейчас и Великую Октябрьскую революцию пытаются переиначить в переворот.) К результатам же правления Исколата имеет отношение одно важнейшее событие, которое следует помнить сегодня - в связи с ликованием по поводу столетия основания Латвии. Речь идет о вхождении Латгалии в состав Латвии.
26-27 апреля 1917 года. (9-10 мая по н.ст.) в Резекне состоялся Конгресс латышей Латгалии. Было решено, что латыши из Латгалии, Видземе и Курземе являются одним народом и что Латгалию следует объединить с остальными латышскими землями.
Как реакция на Конгресс латышей Латгалии в Резекне 2 (15) июля была организовано Собрание русских Латгалии, которое приняло противоположное решение: латгальские уезды должны оставаться в составе Витебской губернии. В силу такого противоречия решений местного населения Временное правительство России оставила латгальские события без ответа. Тем самым восхваляемый сегодня Конгресс латышей Латгалии приобрел лишь символическое значение (о чем и заикнутся не положено).
Судьбу Латгалии решило Латвийское советское правительство Исколат: 3 - 4 декабря 1917 года организовал Съезд Советов латгальских уездов Витебской губернии. Был образован Временный исполнительный комитет в составе 36 членов. По его инициативе Совет Народных Комиссаров РСФСР издал распоряжение № 93 от 14 декабря 1917 года о присоединении Даугавпильского, Лудзенского и Резекненского уездов Витебской губернии к Видземской губернии, которая была тогда в администрации Исколата. Тем самым решение о присоединении Латгалии к Латвии приобрело законную силу. Не будь такого решения, Латгалия, скорее всего, и поныне была бы в составе Белоруссии.
Manfreds Sneps (193.105.155.7)
3 май, 2018 12:22 (местное)
Часть 3
Переходим ко второй части разбора рецензии. Удивление вызывает неприязнь рецензента к личности Берлинского профессора Карла Баллода (1864–1931), столь много сделавшего для защиты российских евреев, написавшего десятки статей против Погромов. Когда в начале 1918 года в Берлине образовали Палестинский комитет, то его заслуженно избрали председателем (в Берлине тогда квартировала Всемирная сионистская организация).
По этому поводу рецензент пишет: «Автор нажимает на забытость истории своего героя. Чего ещё ждать от человека, проведшего Первую мировую под крылом кайзера Вильгельма пытаясь устроить Палестину?»
Недавно внимательно посмотрел "Encyclopedia Judaica" и 850-страничный том «История сионизма» Вальтера Лакера, но имени Карла Баллода там не нашел. И понял, что ему просто не повезло – проиграл во внутрисионистских разборках. Во время войны сионистским лидером в Англии был Хаим Вейцман (1874-1952). Его усилиями появилась знаменитая декларация Артура Бальфура. Рихард Лихтхайм, ведущий сионист в Берлине, косвенно был противником Вейцмана, и в "Encyclopedia Judaica" он назван ревизионистом.
Во время Веймарской Республики деятельность сионистских интернационалистов возобновилась: в декабре 1926 года была восстановлена работа Палестинского комитета. В его работе активно участвовал известный физик Альберт Эйнштейн. Сионисты почитали имя Карла Баллода: на его смерть в 1931 году откликнулась мировая пресса, даже американская газета New York Times опубликовала некролог (Karl Ballod, Zion Explorer// New York Times, 14.01.1931). После прихода к власти Гитлера эмиграция из Германии в Палестину резко возросла (и не за счет репрессий, а в результате финансовой поддержки сионистов: 25 августа 1933 года было заключено международное соглашение The Haavara Transfer Agreement).
Рецензент пишет: «Не забывалось упомянуть о «частом» упоминании Баллода Лениным». Вряд ли он прав. Напоминаю: Ленин конспектировал книгу Баллода по статистике народного хозяйства (1913). Книгу Карла Баллода «Государство будущего» Ленин ставил в пример при разработке Плана ГОЭЛРО. По ней разработан План развития народного хозяйства СССР на 1923-1924 год. И заметим - это был первый в мире долгосрочный план развития государства.

И наконец, рецензент переходит к ключевой теме: «Знаково обращение к еврейской теме не в связи с Палестиной, как одного из проектов Баллода, а валюнтаристически выдвигая её в разных местах книги, что создаёт странный акцент».
Так уж в истории сложилась, что латыши и евреи жили рядом. В частности, важнейшим пусковым моментом перехода латышей в православие послужило переселение курляндских евреев за черту оседлости. И красные латышские стрелки оказались на службе у про-еврейского советского правительства в России. Не нравится рецензенту А. Солженицын из-за книги «Двести лет вместе», особенно глава под названием «О приказе №1 и еврейском вопросе», не нравится М. Хазин и А. Фурсов – из-за обсуждения еврейских капиталов в развитии Европы и мира, обсуждение вопроса «Кто платил за Октябрьскую революцию».
Ну и что? Стоит ли поднимать такой «хай» из-за наличия разных взглядов на события столетней давности и об участии евреев в них – то ли в образовании Израиля и сотрудничества с нацистами, то ли в российской революции. Наличие разных взглядов ведь неизбежно.
И в заключении, выражаю благодарность рецензенту за возможность продолжить дискуссию по важнейшим вопросам истории Латвии.
Манфред Шнепс-Шнеппе, Dr hab sc ing, профессор
03.05.2018.

Комм: После признания автора в самовольном и пристрастном толковании истории добавить вроде бы нечего.
Буду по порядку:

1.

Интерес к сионизму на совести автора книги, я лишь указал на это. Автор невольно "подтвердил" это в третьем коменте.

Буквально "террористы" на странице 199. Исправно поминая "бунтарей" и "боевиков", внезапно появившиеся "террористы" украсили унылые традиционные понятия. Ленина в том абзаце даже близко нет, может быть автору следовало уточнить.

2.

Про расхождение с историческими установками Эрика Жагарса автор сам подтвердил, так что новаторство в этом его прерогатива. Тут же подтвердив что это дело историков, а он таковым не является. Сравнение с фантастом Стариковым здесь очень уместно.

3.

Понятно пристрастие автора к Карлу Баллоду. Манфредом Шнепс-Шнеппе была издана в 2011 году книга "Немцы в России. Мятежный род Баллодов между немцами, русскими и евреями". Тема оригинальная и по-своему уникальная. Чуть позже в Латвии был издан толстый том статей и речей Баллода энтузиастами (на латышском языке).

В этой части ответа автора можно прочитать про мой интерес к истории сионизма. Это сарказм, если что.

Ленин ставил в пример Баллода, обращал внимание, конспектировал - это всё замечательно. Ленин читал много разной литературы и исследований, но давайте не перебарщивать. В почти рецензии я написал что "Не забывалось упомянуть о «частом» упоминании Баллода Лениным. Всё это на совести автора потому как Ленин упоминал Баллода два раза и тут можно затеять спор «а два это куча?».". Откуда я взял два? - из 4-го ПСС Ленина из списка упоминаемых имён и фамилий.

Не нравятся мне Солженицын, Стариков... В качестве исторических источников использовать их вообще ниже всякого здравого смысла.

Да, поднимать такой хай из-за личного взгляда автора на историю вроде бы не нужно. Я не такая величина чтобы мой "хай" был значимым, это лично моё мнение и точка зрения... как и Манфреда Шнепс-Шнеппе, автора книги, на историю вообще и историю Латвии в частности. Но разница в том, что моё мнение интересно может быть десятку человек, а книга издана солидным тиражом и становится общественным достоянием. В этом случае личное мнение неисторика на историю имеет значение. В данном случае выражение этого "мнения" весьма прискорбно и даже вредно.

Повторю концовку из рецензии: "Могу сказать что полезнее прочитать «кривую» Википедию и любые исторические книги по затронутым темам изданные в советское время, сейчас их в достатке можно найти в интернете.."

С уважением...


Tags: maksim_kot, Баллод, Латвия, аналитика и тенденции, инфовойны, историческая справочная, книги, латышские стрелки, хроники антикультурной жизни
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments