maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Category:

Латышский народ в ВОВ. "За родную Советскую власть" (2).

А. К. Рашкевиц, кандидат исторических наук
"За родную Советскую власть"
Продолжение. Начало тут.

Одна из таких подпольных групп была создана в июле 1942 года в Анненской волости Валкского уезда. Ее возглавили рабочий Янис Логин и бывший лесник Ян Юрген. Последний еще в 1905 году скрывал у себя революционеров, помогал партизанам в 1919-1920 годах. По поручению командования отряда группа Юргена - Логина установила связь с возникшими ранее подпольными группами. В частности, была установлена связь с группой бывшего латышского красного стрелка замечательного советского патриота X. Мейера. В группе Мейера насчитывалось около десяти человек. Действовала она исключительно активно. Имея радиоприемник, X. Мейер по поручению командования отряда систематически записывал сводки Совинформбюро, которые были нужны и для партизан (вначале отряд не имел радиосвязи с советским тылом), и для работы среди населения. Много сделал X. Мейер для обеспечения партизан продовольствием. Он собирал продукты у крестьян, а зимой 1942/43 года, когда партизаны были блокированы карателями, зарезал свою единственную корову и отдал мясо в отряд. В июле 1943 года X. Мейер спас партизан от окружения и внезапного нападения карателей. Узнав, что лес, в котором находился отряд, окружают фашисты, он прорвался через вражеские цепи и своевременно предупредил партизан об опасности.

Под стать X. Мейеру были и члены его семьи. В марте 1943 года X. Мейер и его жена А. Мейер были приняты в ряды Коммунистической партии, а их сын У. Мейер - в комсомол. Отец возглавил созданную в то время в Анненской волости нелегальную партийную ячейку, а сын - комсомольскую группу. Группа X. Мейера установила связь с несколькими подпольными группами в окрестных волостях. Образовалась разветвленная антифашистская организация, насчитывавшая до 30 членов.

Эта организация действовала довольно продолжительное время. Лишь в феврале 1944 года в нее случайно проникла гестаповская шпионка. X. Мейера арестовали. Он пытался бежать, но был настигнут и зверски убит полицейскими. Были арестованы жена, сын Мейера и некоторые другие члены организации. Их подвергли жестоким пыткам. Но полиции так и не удалось добиться от патриотов показаний о существовании подпольной организации. Находившиеся вместе с ними заключенные впоследствии рассказали о героическом поведении в тюрьме У. Мейера. Он стойко переносил неимоверные пытки. После очередных избиений гестаповцы неизменно спрашивали юношу: "Ну, щенок, будешь говорить?!" И комсомолец каждый раз отвечал: "Я вас ненавижу и буду ненавидеть! И ничего я вам не скажу!" Убедившись, что пытки ни к чему не приведут, фашисты отправили Улдиса и его мать в Саласпилсский концлагерь, а затем в Германию, где они были замучены.

Отряд Эзерниека создал подпольные комсомольско-молодежные группы в гимназии города Алуксне (руководитель И. Мелегалвис) и в коммерческом училище города Гулбене (руководитель У. Параманов). Обе группы распространяли листовки и собирали информацию о противнике. Зимой 1942/43 года были созданы две подпольные комсомольско-молодежные группы из молодежи деревень Ольгина, Георгиева и Украина Виксненской волости Абренского уезда. Ими руководили комсомольцы А. Дмитриев и А. Борисов. В обеих группах было около 20 человек, которые впоследствии все вступили в партизанский отряд.


Зимой 1942/43 года коммунисты отряда Эзерниека создали в Виксненской волости подпольную антифашистскую организацию, которую возглавил местный крестьянин П. Борисов. В организации состояло более 30 человек. Жена Борисова Евдокия тайно лечила у себя в доме больных и раненых партизан. В "подпольном госпитале", как называли дом Борисова партизаны, некоторое время лечился заболевший командир отряда В. Эзерниек.

Весной 1943 года П. Борисов был принят в ряды Коммунистической партии. Это высокое доверие он с честью оправдывал. Руководимые им подпольщики собирали сведения о противнике, доставляли в отряд продукты. В начале июня 1943 года Борисов стал жертвой вражеской провокации. Полиция подослала к нему агента под видом бежавшего из плена красноармейца. Последний настойчиво умолял переправить его к партизанам. Борисов поверил шпиону и сообщил, что он связан с партизанами и ждет их прихода. По доносу агента за час до прибытия партизан хутор Борисова был занят полицейскими. Поняв свою ошибку, патриот решил искупить ее своей смертью. Согласившись указать дорогу, по которой должны прийти партизаны, он повел полицейских в противоположную сторону. Вскоре раздались сигналы не заставших Борисова партизан. Тогда Борисов громко закричал: "Ребята, спасайтесь, полиция!" Каратели попытались заткнуть ему рот. Но Борисов вырвался и продолжал кричать. Взбешенный начальник полиции выхватил пистолет и застрелил отважного коммуниста. Партизаны, предупрежденные Борисовым, успели уйти.

Весной 1943 года отряд Эзерниека попытался связаться с подпольными организациями Риги. Правда, прямые контакты с рижскими подпольщиками не были установлены. Выполнявшая эту задачу группа (руководил ею командир отряда В. Эзерниек) связалась с рабочими ВЭФ, Рижского порта и других предприятий, где были созданы группы антифашистов. Кроме того, по пути в Ригу было создано несколько подпольных групп в Цесисском и Рижском уездах, оказывавших в дальнейшем большую помощь партизанам. Группа в Сунтажской волости, руководимая А. Балодис, скрывала и лечила раненых партизан, собирала сведения о противнике. По заданиям командования отряда А. Балодис неоднократно ездила в Ригу, передавала рабочим завода ВЭФ листовки и рекомендации по ведению подрывной работы.

За год - с июля 1942 года по июль 1943 года - в районе действия отряда Эзерниека, то есть в Северной Латвии, было создано широкое антифашистское подполье - более 60 антифашистских групп, насчитывавших несколько сот человек.

Это была большая сила. Опираясь на нее, отряд постоянно пополнялся новыми бойцами, был обеспечен продовольствием, всюду имел своих людей. Благотворно это сказалось и на подполье. Оно имело единый, относительно неуязвимый для врага руководящий центр. И если погибали отдельные подпольщики или подпольные группы, то подполье в целом сохранялось. Руководство из единого центра позволяло координировать действия партизан и подпольщиков, придавало подпольной борьбе организованный, целенаправленный характер.

Активную работу развернула и другая сумевшая пробраться на территорию республики группа полка "За Советскую Латвию". Руководил ею секретарь Резекненского укома партии В. Рубулис. Группа остановилась в Каунатской волости Резекненского уезда. Ей удалось быстро создать большую антифашистскую организацию, в которой насчитывалось до 200 человек. Однако подпольщики не смогли соблюсти конспирацию. Многие из них были арестованы. Часть организации во главе с В. Рубулисом сохранилась и продолжала вести работу по подготовке развернувшегося в дальнейшем в уезде партизанского движения.

Определенных успехов удалось добиться отдельным коммунистам и комсомольцам из полка "За Советскую Латвию", сумевшим проникнуть в некоторые уезды и города. Комсомолец В. Яунтиран пробрался в Ригу. Там он создал антифашистскую группу, которая просуществовала до весны 1943 года. Она выпускала листовки, выявляла стойких патриотов и создавала из них вооруженные боевые группы. Члены этих групп уничтожали гитлеровцев и их пособников, совершали диверсии. Так, 16 сентября 1942 года подпольщики взорвали у станции Шкиротава (под Ригой) воинский эшелон с боеприпасами. В марте 1943 года гестаповцам удалось напасть на след В. Яунтирана. В связи с этим он перебрался в Юмправский лес, откуда продолжал руководить подпольной группой в Риге. Но полиция выследила связных, и 13 мая отряд шуцманов напал на бункер, где в то время находился один В. Яунтиран. Завязался бой. В. Яунтиран, отстреливаясь из пулемета, убил несколько полицейских и, будучи тяжело раненным, взорвал себя гранатой. Крепкую подпольную организацию создал командир одного из отрядов полка "За Советскую Латвию" коммунист А. Балодис. После тяжелого боя летом 1942 года он остался один в местечке Русколово под городом Карсава. Вскоре вокруг него сплотились местные патриоты. Летом 1943 года эта организация присоединилась к отряду В. Самсона. А в дальнейшем - в 1943-1944 годах - здесь действовал партизанский отряд Антона Поча, насчитывавший до 400 человек, в основном местных жителей.

Осенью 1942 года в Латвию проникло еще пять организаторских групп, посланных ЦК КП(б) Латвии. Они совершили ряд диверсий, в частности взорвали несколько воинских эшелонов.

Особенно активно действовали группы И. Барановского, X. Грислиса и А. Лаппы. Так, группа И. Барановского взорвала эшелон под Даугавпилсом, группа Грислиса взорвала эшелон недалеко от станции Абрене. Вскоре часть членов этих групп погибла, остальные вернулись в районы белорусских партизан. Закрепиться удалось лишь коммунистам Д. Каупужу и П. Дергачу.

Объединившись с прибывшими в Латвию еще в 1941 году бойцами полка "За Советскую Латвию" Ф. Ларионовым и В. Константиновым, они создали сильную антифашистскую организацию в Абренском уезде. Все эти четверо коммунистов были местными жителями, работавшими в подполье еще во время буржуазной диктатуры. Они хорошо знали местных людей, что помогло им в работе. Кроме того, созданию абренской антифашистской организации способствовало также и то, что уже до прибытия организаторов из советского тыла местные комсомольцы П. Гродненский, А. Иванов, В. Хитров и другие создали подпольные молодежные группы в абренской гимназии и в некоторых волостях.

Весной 1943 года был создан Абренский антифашистский комитет, объединивший десятки антифашистских групп Абренского уезда. За зиму и весну 1943 года он провел более 30 собраний населения, выпустил более 20 листовок и обращений общим тиражом в несколько сот экземпляров. Под непосредственным влиянием комитета было около 60 деревень. Например, в деревне Барсуки в подпольной группе было 20 человек. Имелось несколько молодежных организаций. Самая сильная из них - в абренской гимназии - насчитывала 22 человека. Руководил ею П. Гродненский. Эта организация имела связь с молодежью многих населенных пунктов уезда (Ругай, Балви и другие). Она создала подпольную группу в карсавской гимназии.

Главной своей задачей Абренский антифашистский комитет считал вооруженную борьбу с оккупантами. С самого начала своей деятельности он развернул работу по вооружению членов организации. Уже весной 1943 года был создан партизанский отряд "Liesma" ("Пламя") в составе около 70 бойцов (командир Ф. Ларионов, комиссар Д. Каупуж, начальник штаба В. Константинов). 1 апреля 1943 года отряд успешно выдержал первый бой с большими силами карателей.

Бурно происходил процесс образования подполья и в других районах республики. В 1942-1943 годах уже во всех крупных городах Латвии действовали сильные подпольные организации. Одну из них, в Риге, возглавил комсомолец А. Рендениек, прибывший в конце августа 1941 года с группой комсомольцев в Латвию в качестве уполномоченного для организации подпольной работы. Вся эта группа была схвачена полицейскими. Но Рендениеку, заточенному в рижскую Центральную тюрьму, удалось скрыть цель своего возвращения в Латвию. Весной 1942 года он был выпущен на свободу и сразу же взялся за организацию подполья. Уже в мае 1942 года Рендениек при помощи комсомолки В. Мисса создал комсомольско- молодежную организацию. Она объединила несколько молодежных групп, состоявших из студентов Латвийского университета и рабочих завода "Вайрогс" (теперь Рижский вагоностроительный завод).

Подпольщики выпустили несколько листовок, размноженных через копировальную бумагу, собирали оружие. 7 июля 1942 года они совершили крупную диверсию. В местечке Цекуле, недалеко от Риги, находились немецкие артиллерийские склады. При помощи местных рабочих подпольщики организовали взрыв одного из складов. Было уничтожено 9 тысяч тонн боеприпасов. На территории склада возник огромный пожар, ликвидировать который удалось лишь через два дня.

В августе 1942 года А. Рендениеку удалось установить связь с членами только что прибывшей в Латвию группы организаторов - Э. Саулитисом, Ю. Зариньш, В. Чекстерсом и Ю. Пунцулисом. Посланная в Ригу ЦК КП(б) Латвии, эта группа быстро обросла надежными людьми. Было решено объединить силы. Созданная в сентябре организация стала называться "Латвийская антифашистская организация". Она выпустила несколько листовок и воззваний, в частности листовки, посвященные 25-й годовщине Великого Октября и Дню Конституции, организовала побег военнопленных, готовила диверсию на железной дороге между станциями Торнякалнс и Засулаукс, покушение на рейхскомиссара "Остланда" Лозе.

Об активных действиях рижских подпольщиков, в том числе и Латвийской антифашистской организации, свидетельствует приказ коменданта тыла немецких войск на территории Латвии от 23 ноября 1942 года. В нем говорилось: "В последнее время участились сообщения о столкновениях между немецкими солдатами и латышскими гражданскими лицами. Последние, пользуясь темнотой, нападают на отдельных немецких солдат, отбирают у них оружие и даже стреляют в них. Учитывая это, приказываю: 1) всем офицерам и чиновникам всегда иметь при себе огнестрельное оружие, которое в случаях нападения безжалостно пускать в ход; 2) военнослужащие немецких вооруженных сил с наступлением темноты имеют право находиться за пределами казарм только вдвоем или более крупными группами".

Ряды Латвийской антифашистской организации быстро росли. Однако это привело к ухудшению конспирации. Вскоре в организацию проник провокатор, начались аресты. Ю. Заринын и Ю. Пунцулис, когда в их квартиры ворвалась полиция, убили несколько полицейских и последними пулями застрелили себя. В донесении начальника полиции СД Латвии сообщалось: "В конце октября 1942 года в Риге арестована бандгруппа в составе 15 человек, которая имела связь с нелегальными коммунистическими кругами и парашютистами. У группы было намерение взорвать железнодорожное полотно на участке Засулаукс - Торнякалнс".

Оставшиеся на воле подпольщики продолжали действовать. Для установления связи с ЦК КП(б) Латвии они направили через линию фронта группу в пять человек во главе с Рендениеком. Провокатор выдал гестаповцам ее состав и маршрут движения. 21 ноября 1942 года Рендениек и его спутники были схвачены в районе Старой Руссы. В начале декабря 1942 года в Риге были арестованы остальные члены организации.

В начале 1943 года активную деятельность в Риге развернула антифашистская организация "Народные мстители". Руководителем ее был избран бежавший из плена советский военнослужащий И. К. Маширов, бывший артист Ленинградского театра юного зрителя. В рядах организации насчитывалось более 100 человек, главным образом молодежь. Подпольщики действовали смело, но не всегда осторожно, вследствие чего вскоре вся организация была разгромлена. Энергично работала антифашистская группа под руководством рижского рабочего Я. В. Шабаша, созданная еще в 1942 году. Она помогала военнопленным, организовывала их побеги, установила связь с партизанами и переправила к ним более 60 человек. Активные подпольные группы действовали в окрестностях Риги. 24 мая 1943 года транспортная комендатура в Риге сообщала .своему начальству: "Бросается в глаза, что на линии между Вильнюсом и Псковом в течение одной недели загорелось очень много вагонов, груженных соломой... Всего на линии Вильнюс - Псков произошло в течение трех дней 13 пожаров, которые вызвали затор на пути на 26 часов".

Таким образом, к концу 1942 года в Латвии действовало много подпольных групп и организаций. Они не имели постоянной связи с ЦК КП(б) Латвии. И это значительно снижало эффективность их деятельности: не хватало квалифицированного руководства, конкретных заданий, добытые ими сведения о противнике не всегда поступали командованию Красной Армии.

В декабре 1942 года ЦК КП(б) Латвии направил в тыл врага оперативную группу ЦК во главе с К. М. Озолинем. Вместе с ней через фронт перешел хорошо вооруженный отряд партизан, насчитывавший около 100 бойцов. Командовал им проявивший уже себя во время рейда полка "За Советскую Латвию" энергичный и смелый командир В. Самсон. Оперативная группа и отряд В. Самсона обосновались у белорусских партизан в Освейском районе. Отсюда они посылали на территорию Латвии группы организаторов, разведчиков и диверсантов. Поступавшие от них данные теперь уже передавались через имевшиеся у опергруппы ЦК и отряда В. Самсона радиостанции в ЦК КП(б) Латвии.

В начале 1943 года был создан Латвийский штаб партизанского движения (начальник штаба А. Спрогис). Он развернул большую работу по созданию партизанских отрядов, снабжению их оружием и боеприпасами, организовал заброску в тыл врага портативных радиостанций, типографий, бумаги, газет и листовок. Подпольщики Латвии, в первую очередь подпольные организации, находившиеся в восточных районах республики, получили весьма значительную материальную помощь.

Оперативная группа ЦК и отряд В. Самсона быстро наладили связи со многими подпольными организациями. В частности, была установлена связь с подпольной группой В. Рубулиса, действовавшей с лета 1942 года в районе Резекне, с Абренским антифашистским комитетом. В июле 1943 года в пограничной зоне встретились разведчики отряда В. Самсона и отряда В. Эзерниека. С этого момента опергруппа ЦК стала осуществлять руководство подпольными организациями и партизанскими отрядами в Северной Латвии. В это же время опергруппа установила связь с подпольными группами А. Балодиса, действовавшими под городом Карсава, И. Кадаковского, возникшими в Мердзенской волости еще в 1941 году, А. Грома в Лудзенском уезде, Я. Шабаша в Риге и многими другими. Часть этих организаций была создана ранее прибывшими по заданиям ЦК КП(б) Латвии организаторами, многие же возникли само- стоятельно.

Устанавливая связи с существовавшим подпольем, опергруппа ЦК КП(б) Латвии создавала и новые подпольные организации. С этой целью в разные районы Латвии посылались на длительное время или на постоянную работу специальные организаторские группы. Таким образом, оперативная группа ЦК становилась руководящим центром народной борьбы на территории Латвии.

Огромное влияние на борьбу трудящихся Латвии против оккупантов оказали победы Красной Армии под Сталинградом, а затем и под Курском. Они не только вдохновили подпольщиков, но и привели в движение еще более широкие слои населения Латвии. Буржуазия, конечно, по-прежнему ревностно служила оккупантам. Но в сознании средних слоев населения, прежде всего среднего крестьянства, произошел резкий перелом. От пассивной враждебности к оккупантам они перешли к активной борьбе с ними.

Это нашло яркое выражение в срыве населением насильственной "тотальной" мобилизации латышей в немецкую армию. В феврале и марте 1943 года был объявлен "добровольный" призыв десяти возрастов мужчин. Затем последовали новые указы о мобилизации, и в конце концов призыв распространился на тридцать возрастов. Цель этой гнусной затеи состояла в том, чтобы, с одной стороны, восполнить потери гитлеровцев в живой силе, а с другой стороны, сделать латышский народ соучастником преступлений фашистов, связать его с ними "кровавой веревкой". Оккупанты и их местные прислужники пустили в ход все: угрозы, ложь, разного рода посулы, чтобы как можно больше заполучить пушечного мяса. Во всю мощь заработал фашистский пропагандистский аппарат. В конце концов была введена смертная казнь за уклонение от "добровольного" призыва в немецкую армию.

Латышский народ решительно отверг попытку захватчиков ввергнуть его в братоубийственную войну. Следуя призывам подпольщиков и партизан, подлежавшие мобилизации мужчины уклонялись от мобилизации, скрывались, многие из них уходили в леса. В результате мобилизация провалилась. По подсчетам служивших у гитлеровцев латвийских буржуазных националистов, в немецкую армию удалось силой загнать лишь около трети призывавшихся. Но и из них многие впоследствии дезертировали.

Принявшая массовый характер борьба латышского народа против оккупантов становилась все более активной - повсеместно возникали новые подпольные организации и партизанские отряды, ширился саботаж мероприятий захватчиков.

Учитывая изменявшиеся условия, оперативная группа ЦК разработала план усиления партийного подполья и создания широкой сети антифашистских организаций. В мае 1943 года этот план был утвержден бюро ЦК КП(б) Латвии. В соответствии с планом была значительно увеличена засылка в Латвию организаторских групп. На местах они обрастали активом, становились крупными партизанскими отрядами. Некоторые из них делились на подотряды. В отрядах и подотрядах имелись партийные организации и группы. В их задачу помимо политической работы среди партизан входила организация в районах действия партизанских формирований антифашистского подполья. Складывалось, таким образом, органическое сочетание партизанской и подпольной борьбы. Руководство подпольем осуществлялось из партизанских отрядов, подпольные организации и подпольщики-одиночки действовали по заданиям партизан. Во-первых, это гарантировало большую сохранность подполья. В случае провала отдельных звеньев руководство подполья, находившееся под вооруженным прикрытием партизан, сохранялось и продолжало направлять работу оставшихся подпольщиков, создавать новые подпольные группы. Во-вторых, деятельность подполья получала необходимую целеустремленность, конкретность, что значительно повышало ее эффективность. Благотворно это сказалось и на деятельности партизанских отрядов. Подпольщики обеспечивали им разведку, собирали для них оружие и продовольствие, совершали по заданиям партизан диверсии, направляли в отряды пополнение.

Для руководства народной борьбой согласно утвержденному ЦК КП(б) Латвии плану создавались руководящие органы- уездные партийные, комсомольские и антифашистские комитеты. Такие комитеты были созданы в Абренском, Валкском, Валмиерском, Мадонском и других уездах.

Уездные руководящие органы замыкались на подпольные обкомы партии. В апреле 1943 года был создан Латгальский обком (секретарь Л. Авдюкевич, члены В. Рубулис, М. Биркенфельд). Он руководил подпольными организациями восточных уездов - Лудзенского, Абренского, Резекненского и Даугавпилсского и города Даугавпилса. Базировался Латгальский обком партии совместно с опергруппой ЦК в Освейском районе Белорусской ССР. В октябре 1943 года образовался Видземский обком партии (секретарь Ф. Берг, члены Я. Биетаг, А. Рашкевиц, Э. Ятниеце). Он находился при партизанском отряде Северной Латвии и руководил подпольными организациями Валкского, Мадонского, Цесисского, Валмиерского и юго-западной части Абренского уезда. Обком имел связь с отдельными подпольными организациями Риги и ее окрестностей. В конце 1943 года был создан Земгальский обком партии (секретарь О. Ошкалн), базировавшийся при партизанском отряде, действовавшем в Екабпилеском уезде.

О том, насколько правильным в условиях Латвии было нахождение подпольных партийных органов при партизанских отрядах, можно судить по тому, что все уездные и областные подпольные комитеты партии и комсомола сохранились, несмотря на энергичные попытки противника уничтожить их. Только против партизанских отрядов, действовавших в Северной- и Северо-Восточной Латвии,- значит против Видземского обкома, Валкского, Валмиерского, Мадонского, Абренского и Лудзенских уездных комитетов партии с осени 1943 года по июль 1944 года было предпринято более 80 карательных экспедиций. В них участвовали от батальона до нескольких дивизий войск. Но партизаны и вместе с ними подпольные руководящие органы успешно отбивали атаки карателей, уходили от преследования и вновь продолжали свою деятельность.

Одновременно с созданием руководящих подпольных органов в ряд уездов и городов для организации подполья были направлены уполномоченные ЦК КП(б) Латвии: в Лиепайский, Кулдигский и Айзпутский уезды - А. Мацпан, в Ригу - И. Судмалис, в Талсенский уезд - К. Палдинь.

Во главе всей этой системы руководящих подпольных органов стояла оперативная группа ЦК КП(б) Латвии. Она по-прежнему базировалась в Освейском районе БССР. Вместе с ней находилась оперативная группа ЦК ЛКСМ Латвии в составе К. Аболинына (руководитель), А. Бунга, Э. Краулиня. Оперировавшие здесь латвийские партизаны значительно окрепли. Отряд В. Самсона увеличился втрое: на его базе в марте 1943 года была сформирована Латвийская партизанская бригада (командир В. Лайвинып, комиссар О. Ошкалн, начальник штаба М. Муравский).

Оперативная группа ЦК КП(б) Латвии издавала газету "Par Dzimteni" ("За Родину"), оперативная группа ЦК ЛКСМ Латвии - газету "Jaunais Latvietis" ("Молодой латыш"). В конце 1943 года в основном вся территория Латвии была охвачена сетью подпольных организаций, во многих местах действовали партизанские отряды. Ими руководили подпольные уездные и областные комитеты партии, возглавлявшиеся оперативной группой ЦК.

Центральный Комитет КП(б) Латвии и Латвийский штаб партизанского движения имели постоянную двустороннюю связь с оперативной группой, руководили ее деятельностью, снабжали ее необходимыми материально-техническими средствами. В конце декабря 1943 года, когда к Освейскому району приблизился фронт, опергруппа ЦК и штаб Латвийской партизанской бригады ушли в советский тыл. Окрепшие к этому времени нелегальные обкомы и укомы партии, а также уполномоченные ЦК стали поддерживать прямую связь с ЦК КП(б) Латвии с помощью радиосвязи и самолетов.

Подпольные партийные органы и уполномоченные ЦК КП(б) Латвии развернули активную работу по сплочению патриотических сил. Так, осенью 1943 года на левом берегу Даугавы под руководством члена опергруппы ЦК О. Ошкална был создан партизанский отряд, выросший впоследствии в бригаду. Энергичную деятельность развернул в Риге И. Судмалис. Используя созданную им еще в июле 1941 года подпольную группу и ее связи с молодежью, И. Судмалис создал еще ряд молодежных групп. Для руководства ими был образован подпольный горком комсомола во главе с М. Скрейя и Д. Банковичем. Одновременно Судмалис предпринял меры по объединению и активизации многих самостоятельно возникших антифашистских групп, установил связь рижского подполья с партизанскими отрядами Северной Латвии.

Подпольщики провели ряд успешных боевых операций. Большой политический отклик во всем мире получил срыв рижскими подпольщиками затеянной оккупантами и буржуазными националистами "демонстрации протеста латышского народа" в связи с работой Московской конференции союзников, на которой решались вопросы будущего Прибалтики. Организаторы этой затеи намеревались провести митинг на Домской площади, на котором должен был выступить сам рейхскомиссар "Остланда" Лозе. В назначенное время -13 ноября 1943 года - на площадь сгонялось население Риги. К трибуне направлялись высшие фашистские чиновники. В это время произошел взрыв. Фашистов охватила паника. Позорно бежали Лозе, Дрехслер и другие высшие чины оккупантов. Воспользовавшись суматохой, быстро разбежалось и согнанное на демонстрацию население. Фашистская провокация с треском провалилась. Организаторами взрыва на Домской площади были И. Судмалис и его товарищи.

За голову устроителя взрыва гитлеровцы обещали 30 тысяч имперских марок. Но И. Судмалис был неуловим. Он продолжал расширять подполье, в начале 1944 года создал в Риге подпольную типографию и организовал систематическое распространение в городе листовок.

В течение лета и осени 1943 года подпольные обкомы и некоторые укомы партии создали подпольные типографии и организовали издание газет и листовок. В частности, ЦК КП(б) Латвии переправил самолетом портативную типографию Видземскому обкому партии. Первые листовки печатались в лесу - в партизанском лагере. На зиму типография была размещена во дворе крестьянина А. Шолка в Калнциемской волости Валкского уезда. А. Шолк и его родственник Я. Козулинь начали помогать партизанам еще летом 1942 года. В типографии печаталась газета Валкского укома и Видземского обкома "MQsu Zeme" ("Наша земля") тиражом около 1500 экземпляров. Кроме того, за три месяца в подпольной типографии было напечатано семь листовок тиражом более 7 тысяч экземпляров. Типография действовала до конца февраля 1944 года, когда А. Шолка и Я. Козулиня выдал гестаповцам провокатор. Однако враги не смогли найти типографию. А. Шолк и Я. Козулинь погибли в фашистском застенке, не выдав тайну.

Издание газеты "Cinas Balss" ("Голос борьбы") организовал Мадонский уком партии. Портативная типография для нее также была прислана ЦК КП(б) Латвии. Абренский уком партии издавал газету "Латгальская правда" на русском языке. Латгальский обком партии издал газету "Taisneiba" ("Правда") на латгальском диалекте.

Осенью 1943 года оккупанты восстановили организацию айзсаргов: все ее бывшие члены вновь прошли регистрацию, получили оружие и были включены в различные полицейские и войсковые формирования. В это же время гитлеровцы пытались создать в Латвии молодежную организацию типа "гитлерюнге" под названием "лидумниеки" ("целинники"). Ее возглавили бывшие перконькрустовцы и агенты гестапо А. Райтумс и А. Даболс. Латвийская молодежь с презрением отвернулась от этой грязной затеи.

Наряду с прямым пособничеством захватчикам буржуазные националисты попытались подорвать народное сопротивление изнутри. В конце 1943 года появились созданные с санкции гестапо националистические "подпольные" организации. Националисты усердно распространяли слухи о том, будто эти организации объединяют латышей для борьбы за "независимую Латвию". Появились даже "нелегальные", но отпечатанные с ведома оккупантов в типографиях и на ротаторах листовки и газеты. Работники Валкского подпольного укома партии осенью 1943 года связались с одной такой "подпольной" группой, действовавшей в городе Алуксне, и предложили ей немедленно включиться в вооруженную борьбу против оккупантов. Однако сразу же последовал категорический отказ. В Риге находился центр этой организации. Он издавал газету "Брива Латвия". Она как нельзя лучше раскрывала истинные цели националистических "подпольщиков". Германия, писала газета, конечно, не победит, но и Красная Армия сильно ослаблена. Поэтому латыши сами должны взять власть в свои руки. Как это сделать? Для этой цели нужна военная сила. Где же искать такую силу? Она существует. Это латышский легион СС и полиция! Следовательно, призывала газета, укрепляйте ряды легиона и полицейских батальонов. Таким дешевым трюком "подпольный" листок пытался одурачить и выманить из леса скрывавшихся от мобилизации людей, побудить их вступать в немецкую армию.

Националистическое "подполье" имело и другую столь же гнусную цель: собирать вокруг себя истинных патриотов, стремившихся к борьбе с оккупантами. Тех из них, которые не обнаруживали обмана, руководители "подполья" некоторое время под разными предлогами отвлекали от борьбы, а наиболее активных выдавали гестапо. Позже, когда националистическому "подполью" удалось собрать некоторое количество поверивших в его призывы людей, все оно, за исключением руководителей, было арестовано.

Нужно заметить, что такой же предательской по отношению к своему народу линии придерживались и лидеры социал-демократов. Осенью 1943 года была составлена резолюция ЦК социал-демократической партии, в которой прямо говорилось: "Советским партизанам не должна оказываться поддержка". Весной 1944 года, когда Красная Армия приблизилась к границе Латвии, в Риге собралась кучка лидеров буржуазных партий и состряпала меморандум к командующему немецкой армейской группировкой "Север" с просьбой не оставлять Латвию. В свою очередь предатели обещали гитлеровцам приложить все усилия, чтобы помочь фашистской армии удержаться. Эту постыдную бумажку состряпал также один из лидеров социал-демократической партии Ф. Циеленс.

Как ни усердствовали предатели, успеха они не имели. Трудовой народ Латвии шел за коммунистами.

1944 год в Латвии был встречен в условиях нового подъема народной борьбы. Красная Армия нанесла сильные удары по фашистским войскам под Ленинградом и подошла к границам прибалтийских республик. Оккупанты попробовали провести еще одну "тотальную мобилизацию". Но народ сорвал ее.

Подпольные партийные органы через все формы массово-политической работы имели широкие связи с населением. Важную роль в этом играла печать. Подпольными организациями выпускались газеты, сотни листовок и воззваний.

Подпольная печать горячо призывала к борьбе против захватчиков, рассказывала о победах Красной Армии, о героических делах партизан, разоблачала фашистскую пропаганду, указывала конкретные пути борьбы. Например, газета "Musu Zeme" (орган Видземского обкома и Валкского укома партии) в первом номере за 1944 год поместила следующие статьи: "Немецкие оккупанты колонизируют Латвию", "Иного пути нет!", "Не позволим убивать народ!", "Молодежь в борьбе против немецких оккупантов", "Долой мобилизацию!", "Борьба за нашу отчизну". Построенные на местном материале, статьи газеты обладали большой мобилизующей силой. Например, рассказывая о зверствах гитлеровцев в Латвии, газета в статье "Иного пути нет!" писала: "Эти страшные факты показывают, что для спасения себя, своей семьи и народа есть только один путь - путь борьбы до последнего патриота, до последней капли крови нашего векового врага - немецких захватчиков! Только рабы молят о милости, свободные люди завоевывают свои права в борьбе

Окончание Латышский народ в ВОВ. "За родную Советскую власть" (3).
https://www.molodguard.ru/heroes97.htm
"Герои подполья. О борьбе советских патриотов в тылу немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Выпуск второй." 1972.


Tags: 1941-1945, Латвия, Прибалтика 1938-1941, СССР, антифашизм, историческая справочная, легионеры СС, фашизм
Subscribe

Posts from This Journal “1941-1945” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments