maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Category:

Комиссариат по латышским национальным делам (1)

В. МИЛЛЕР, Э. СТУМБИНА
"КОМИССАРИАТ ПО ЛАТЫШСКИМ НАЦИОНАЛЬНЫМ ДЕЛАМ — ПРОВОДНИК ЛЕНИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ"


Объединение и сплочение равноправных народов в едином многонациональном советском социалистическом государстве, их тесное сотрудничество в государственном, хозяйственном и культурном строительстве, братская дружба, расцвет экономики и культуры — важнейший итог ленинской национальной политики.

Программу национальной политики Коммунистическая партия Советского Союза выработала еще задолго до Октябрьской революции. Главным в ней было признание права всех наций, населяющих Россию, на самоопределение вплоть до государственного отделения.

В первые же дни Октябрьской революции советское правительство приняло «Декларацию прав народов России», которая провозгласила равенство и суверенность народов России; их право на свободное самоопределение, вплоть до государственного отделения; отмену всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений; свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих страну.

Принципы национальной политики, изложенные в «Декларации», легли в основу решения национального вопроса в советском многонациональном государстве.

«Что важно для пролетария? — писал В. И. Ленин в своих записках «К вопросу о национальностях» или «об «автономизации», — Для пролетария не только важно, но и существенно необходимо обеспечить его максимумом доверия в пролетарской классовой борьбе со стороны инородцев. Что нужно для этого? Для этого нужно не только формальное равенство. Для этого нужно возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцу, то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесены ему правительством «великодержавной» нации.»(1)

Поскольку большую часть населения России (57%) составляли нерусские национальности, для укрепления сотрудничества и дружбы между ними и русским народом, для содействии их материальному и духовному развитию, для наблюдения за проведением в жизнь национальной политики советской власти(2) в ноябре 1917 года был образован Народный Комиссариат по делам национальностей (Наркомнац).

В составе Наркомнаца создавались комиссариаты и отделы по делам отдельных национальностей.

Первыми национальными комиссариатами являлись созданные в ноябре 1917 г. Комиссариат по польским национальным делам и Комиссариат по литовским национальным делам, в январе 1918 г. — Комиссариат по делам белоруссов и др. 15 марта 1918 г. был создан Комиссариат по латышским национальным делам.(3) Создание этих комиссариатов имело большое политическое значение, т. к. способствовало быстрейшему завоеванию на сторону советской власти 5 млн. беженцев из западных губерний (поляков, литовцев, белоруссов и др.).

Комиссариат по латышским национальным делам или короче — Комиссариат по латышским делам был образован таким же демократическим способом, как и другие национальные комиссариаты. Социал-демократии Латышского края, как и политическим партиям других национальных окраин, стоящим на советской платформе, было предоставлено право организовать Комиссариат по национальным делам, выдвинув на пост комиссара одного из наиболее авторитетных, знающих интерессы и запросы своего парода, членов партии. ЦК СДЛК выдвинул на пост комиссара Фрициса Розиня (Азиса) (на фото - прим моё.), его заместителями — Отто Карклиня и Роберта Карклиня.

Совет Народных Комиссаров РСФСР принял специальное постановление, в котором говорилось: «Товарищ Фридрих Адамович Розин (Азис) назначается Комиссаром по латышским национальным делам.

Товарищ Отто Янович Карклин и товарищ Роберт Янович Карклин назначаются товарищами комиссара по латышским национальным делам».(4) Постановление было подписано председателем Совета Народных Комиссаров В. И. Лениным.




Забегая вперед, следует указать, что Ф. Розиня на посту комиссара по латышским национальным делам сменил в ноябре 1918 г. О. Карклинь, поскольку Ф. Розинь был назначен па дипломатическую работу. В январе 1919 г. комиссаром стал К. Гайлис, а с конца 1919 г. — вновь О. Карклинь, который оставался на этом посту до 1924 г.
https://ic.pics.livejournal.com/maksim_kot/38666778/197468/197468_original.jpg

Перед Комиссариатом по латышским делам, как и перед другими комиссариатами, стояли следующие задачи: «1) информирование Советской власти о нуждах данной национальности, 2) информирование национальностей о всех шагах и мероприятиях Советской власти, 3) удовлетворение через органы Советской власти культурно-просветительных нужд масс населения данной национальности, 4) самая широкая агитация и пропаганда идей Советской власти среди масс данной национальности, 5) улаживание всякого рода конфликтов, возникающих между органами Советской власти и национальностями, б) выработка на началах Советской Конституции оснований и положений административно-территориальной национальной автономии, где это требуется особыми экономическими и территориальными условиями.»(5)

Для выполнения этих больших и ответственных задач в конце марта начале апреля 1918 г. был укомплектован штат Комиссариата по латышским национальным делам.

Почему именно в марте, а не раньше был создан Комиссариат но латышским национальным делам, почему вообще комиссариаты создавались в разное время, а не вместе с созданием Народного Комиссариата но делам национальностей?

Ответ на этот вопрос дает один из отчетов комиссара по латышским делам. «Уже до войны, — говорится в этом отчете, — а особенно во время нее, в России образовалось много колоний латышей. Пока существовала еще Латвия, как составная часть Социалистической Федеративной Советской республики, все эти колонии находились под влиянием и руководством Латвии. После занятия Латвии немцами исчез этот руководящий центр и необходимым стал Комиссариат по латышским национальным делам. Главной задачей своей Комиссариат ставит культурное и политическое воспитание рассеянных по всей республике латышей.

...Кроме главных задач ... и другие обязанности: дело беженцев, забота о судьбе товарищей в оккупированных областях, участие в выяснении убытков, связанных с войной...»(6)

Пока существовала Советская Латвия — советская государственность в форме политической автономии (ноябрь 1917 г. — февраль 1918 г.) — вопрос о необходимости создания па территории России органа для организации латышских трудящихся вокруг советов, не поднимался. Предполагалось что по мере освобождение территории Латвии от оккупантов, латышские беженцы возвратятся на родину. Местные Советские и партийные органы будут вести организационную и агитационно-пропагандистскую работу в массах такими же методами как и в других советских республиках.

После падения советской власти в Латвии и оккупации немецкими войсками в феврале 1918 г. всей ее территории, положение изменилось. Латышские беженцы не могли вернуться на родину, пребывание их в России затягивалось на неопределенное время. Всякая связь между ними и культурными центрами Латвии была нарушена. Кроме того, стало ясно, что на местах советским и партийным работникам, не знающим латышский язык, не знакомым с историей политической борьбы в Латвии, трудно вести политическую работу среди латышского населения, более или менее значительными группами (по несколько тысяч человек) вкрапленного в инонациональное, преимущественно русское, большинство; трудно противостоять антисоветской агитации, которую пытались вести латышские буржуазные националисты среди беженцев.

Все эти обстоятельства и потребовали создания, рядом с комиссариатами по польским, по литовским, по армянским и другим национальным делам, Комиссариата по латышским национальным делам — органа, проводящего ленинскую национальную политику среди латышского населения, в подавляющем большинстве эвакуировавшегося в центральные и восточные районы России, спасаясь от немецкого нашествия в 1915—1918 гг.

«Латышский Комиссариат, — подчеркивалось в другом отчете Комисариата, — не ставит своей задачей создание какой-либо экстерриториальной республики. Латышский комиссариат, как составная часть Всероссийского Совета Народных Комиссаров, признает и всецело поддерживает ту политику, которую определяет ЦИК и его орган — совет Народных Комиссаров . . . Латышский Комиссариат не будет создавать «национальной» республики, но будет помогать развитию сознательных творческих сил, которые так необходимы рабочему классу».(7)

2 апреля 1918 г. состоялось первое заседание коллегии Комиссариата по латышским национальным делам.

В нем участвовали Ф. Розинь (председатель), О. Карклинь, Р. Карклинь, Р. Баузе, Я. Штраус, Э. Эфферт, А. Герке и Я. Мазудрис.(8)

Коллегия решила два вопроса: о структуре Комиссариата и о разделении обязанностей между сотрудниками Комиссариата.

В отношении структуры Комиссариата было решено, что он должен состоять из пяти отделов: общего отдела, культурно-просветительного, контрольного, внегородского и иностранного (ārpilsētu un ārzemju) и беженцев. Работой двух отделов — общего и иностранного — руководил Ф. Розинь.

Созданные отделы Комиссариата сразу же приступили к работе. Почти каждый день заседала коллегия Комиссариата. 4 апреля на заседании коллегии рассматривался вопрос о ликвидации «Исколата» (Исполнительного Комитета Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии). Все дела и денежные документы «Исколата», эвакуированные из Валки, Р. Баузе сдал заместителю комиссара по латышским делам Р. Карклиню.(9)

5 апреля среди других вопросов, был решен вопрос об издании газет на латышском языке.

Отчет о работе Комиссариата в первые недели после его создания (15 марта — 10 апреля) был представлен в Народный Комиссариат по делам национальностей. В нем указывалось какие отделы уже созданы, какую работу они начали проводить, какие трудности стоят на их пути.(10)

К концу первого месяца деятельности Комиссариата стало ясно какие организационные мероприятия следует провести, чтобы усовершенствовать его аппарат, сделать полностью соответствующим тем задачам, для выполнения которых он был создан.

15 апреля коллегия утвердила «План организации Комиссариата по латышским национальным делам» и «Инструкцию Комиссариата по латышским национальным делам».

В этих документах была уточнена и подробно регламентирована структура Комиссариата и порядок деятельности всех его звеньев.

«План организации Комиссариата» чрезвычайно интересный документ, заслуживающий того, чтобы его процитировать. В «Плане» записано: «1) При Народном Комиссариате Национальностей создается Комиссариат по латышским национальным делам.

2) Коллегия Комиссариата по латышским национальным делам состоит из комиссара, двух его товарищей и заведующих отделами Комиссариата.

3) Комиссар и его товарищи утверждаются особым декретом Совета Народных Комиссаров.

4) Заведующие отделами приглашаются Комиссаром и его товарищами.

5) Ни один сотрудник Комиссариата не может быть принят без общего согласия на то коллегии Комиссариата.

6) При Комиссариате утверждается бюро эмиссаров или доверенных, которые считаются сотрудниками отделов и в коллегию Комиссариата не входят.

Примечание. В коллегию Комиссариата не входят и заведующие подотделами.

7) При Комиссариате образуются следующие отделы:

а) культурно-просветительный,

б) печати,

в) контрольно-административный,

г) финансовый,

д) иностранный или международных отношений,

е) беженцев.

Примечание 1: Каждый отдел создает необходимые подотделы.

Примечание 2: Число подотделов может быть увеличено с расширением сферы деятельности Комиссариата.

Примечание 3: Комиссар и его товарищи должны обязательно заведывать каждый одним из отделов.

8) Заседания коллегии Комиссариата созываются комиссаром по мере надобности, не менее одного раза в неделю.

9) Заседания комиссара и его товарищей проходят ежедневно для решения текущих вопросов.

Примечание: Секретарь Комиссариата на каждом заседании комиссаров и коллегии Комиссариата пишет особый протокол.

10) Кроме заседаний и работ в Комиссариате, комиссар и его товарищи как и заведующие отделами обязаны работать в комиссиях других ведомств, в которые необходимо войти представителям Комиссариата.

11) Общая работа, деловой день и часы приема определяются особой инструкцией.

12) Средства Комиссариата испрашиваются из государственной казны в общем порядке по представлении соответствующей сметы на утверждение Совета Народных Комиссаров.»(11)

В соответствии с этим «Планом» была усовершенствована первоначальная структура Комиссариата. Конец апреля 1918 г. можно считать периодом завершения организации центрального аппарата Комиссариата по латышским делам. Одновременно укреплялась связь с местами — с городами и сельскими местностями, где проживали значительные массы латышского населения. В те годы в России насчитывалось до 700 тысяч латышей — беженцев, латышских стрелков, колонистов. Весной 1918 г. в Москве, не считая четырех полков латышских стрелков, проживало более 80 тысяч латышей.(12) В основном это были рабочие, эвакуировавшиеся нз Латвии вместе с предприятиями во время первой мировой войны.

В Петрограде проживало до 30 тысяч латышей.(13) В Калужской губернии — до 10 тысяч,(14) в городе Орле — около 4 тысяч,(15) в г. Нижнем-Новгороде — около 10 тысяч (16) и т. д. Латышское население не было однородным. В городах оно состояло преимущественно из рабочих. В Сибири, Белоруссии и некоторых других местах России имелись латышские селения и даже целые районы, где жили крестьяне-колонисты, пересилившиеся из Латвии еще до войны. Среди этого населения, разбросанного по всей территории необъятной России, и должен был вести работу Комиссариат по латышским делам.

Уже 15 апреля 1918 г. на том же заседании коллегии Комиссариата, где был принят «План организации Комиссариата», заслушивалось сообщение Ф. Розиня о связи с местами. В дальнейшем этот вопрос никогда не сходил с повестки дня заседаний коллегии. К 29 апреля 1918 г. эмиссары Комиссариата по латышским делам работали в Омске, в Саратове, на Кубани, в Екатеринбурге (ныне Днепропетровск), в Курске, в Западной области. Были направлены эмиссары также в Архангельск и в район Самара-Уфа.(17) Эмиссарами работали видные большевики К. Каулинь, М. Викман. Я. Стипниек и др. В обязанности эмиссаров входило: 1) организация в колониях курсов и лекций, 2) устройство библиотек, 3) контроль за различными латышскими общественными организациями, 4) проведение в жизнь мероприятий Комиссариата через посредство местных Советов.(18) Там, где жило много латышей, при исполкомах местных Советов депутатов создавались отделы (или подотделы) по латышским национальным делам. Аналогичные же отделы создавались и по польским, и по литовским делам, и по делам других национальностей.

К концу июля 1918 г. отделы по латышским национальным делам при местных Советов депутатов были созданы в Петрограде, в Туле, в Армавире, в Смоленске (латышский подотдел отдела по делам национальностей при исполкоме Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области).(19) Через четыре месяца, в ноябре 1918 г., отделы по латышским национальным делам были созданы в 12 городах, кроме указанных, еще и в Орле, Калуге, Брянске, Тамбове, Перми, Саратове, Нижнем-Новгороде, Курске и Самаре,(20) а в декабре — в Рыбинске.(21)

В ноябре 1918 г. Народный Комиссариат по делам национальностей издал Инструкцию об организации отделов по делам национальностей на местах, которая регламентировала порядок организации таких отделов при местных Советах. В местностях РСФСР, — говорилось в Инструкции, — отличающихся различным национальным составом населения, по мере необходимости, организуются при Совдепах, на равных с другими отделами основаниях, отделы по делам национальностей . . . При нацотделах образуются национальные секции — если такие национальности проживают на этой территории.(22) В соответствии с этой инструкцией и строились в дальнейшем отделы и секции по латышским национальным делам. В Рыбинске это был латышский нацотдел, а в Нижнем-Новгороде — латышская секция, рядом с секцией литовской, мусульманской, еврейской и польской.(23)

О том, какую работу проводил в этот период Комиссариат, нацотделы местных Советов и представители Комиссариата в разных районах Советской России, говорят протоколы заседаний коллегии. 22 апреля обсуждалось сообщение Ф. Розиня о деятельности комиссии по проведению в жизнь Брестского мирного договора, членом которой он являлся, в отношении беженцев; 27 апреля — вопросы о беженцах и о назначении эмиссаров; 29 апреля — отчет Э. Эфферта о работе культурно-просветительного отдела. На май намечалось чтение лекций для латышского населения, организация общеобразовательных курсов и курсов пропагандистов. Подготавливалось издание книг на латышском языке и латгальском наречии. Была уже издана книга Г. Роланд-Гольст в переводе Ф. Розиня «История классовой борьбы пролетариата». При Комиссариате была открыта библиотека, которая развернула широкую воспитательную работу среди московских латышей.(24)

10 июня 1918 г. на заседании коллегии было решено создать секцию искусств при культурно-просветительном отделе(25), 22 июля — начать издание произведений Янсона-Брауна (26); 9 октября — начать переговоры с Я. Райнисом об издании его работ (27); 2 ноября — о переводе на латышский язык и издании работ К. Маркса и В. И. Ленина.

О работе Комиссариата в этот период свидетельствуют и другие документы. В мае 1918 г., например, Комиссариат обратился в президиум Московского Совета рабочих и солдатских депутатов с просьбой о представлении помещения для латышского театра. В заявлении, подписанном Ф. Розинем и Э. Эффертом, говорилось, что в Москве проживает много латышей, две трети которых составлают рабочие и их семьи. «Все это громадное количество трудящегося народа при настоящем положении вещей лишено возможности удовлетворять свои культурные потребности вследствие отсутствия здесь, в Москве, латышского театра. Не все могут посещать русские театры из-за незнания языка. Кроме того, латышский театр достиг высокого развития. Имеется пролетарская группа актеров, пьесы па латышском языке, бывшие раньше под цензурным запретом, постановка которых имела бы большое агитационное значение, и другие условия, но нет помещения. Просьба -— реквизировать помещение театра у частных владельцев для двух спектаклей в неделю.»(28)

В сентябре 1918 г. отдел по латышским национальным делам г. Саратова сообщал о своей деятельности: «Начиная с 20 сентября 1918 г., началась регистрация детей школьного возраста и подготовка помещения для школ. Зарегистрировано 120 детей. В начале декабря занятия в школе посещали 73 ребенка. Остальные не могли из-за материальных трудностей. В Саратове не было латышских учебников. Несмотря на это, школа работала. Издавался даже ежемесячный рукописный журнал школьников «Сколену литературас ун макслас журнале» (журнал литературы и искусства школьников).»(29)

О том же сообщали и из г. Орла: «Работают богодельня и детский приют. Средства им выделял местный совет (отдел социального обеспечения). Школа еще не открыта, на готовится ее открытие с 15 октября (120 детей).»(30) В следующем отчете (за октябрь месяц) сообщалось, что имеются некоторые улучшения в снабжении. Открыта школа (80 детей) — 4 класса, в школе 4 учителя. Средства отпускает губернский отдел народного образования. Работает латышский коммунистический клуб.»(31) В конце 1918 г. нацотдел Нижегородского губернского Совета рабочих и крестьянских депутатов сообщал, что и там организуются латышские школы, налаживается снабжение латышского населения литературой, устраиваются интернациональные митинги, проводятся концерты, рабочая молодежь создает самодеятельные кружки.(32)

Аналогичные сообщения поступили со всех концов Советской России.


Примечания.
1 «История советской Конституции» (в документах) 1917 -1956, Госюриздат. 1957, стр. 402.
2 См. «Справочник Народного Комиссариата по делам национальностей», 1921, стр. 5.
3 ЦГАОР, ф. 1318. оп. I, ед. хр. 1374. л. 1, 2.
4 Известия ВЦИК, 1918 г.. № 56.
5 «Народный Комиссариат по делам национальностей». 1918, стр. 5.
6 ЦГАОР, ф. 1318, оп. I, ед. хр. 1356, л. 21—22.
7 Там же, л. 34—36.
8 Там же, л. 1.
9 Там же, ед. хр. 1374, л. 2.
10 Там же. ед. хр. 1356. .л. 32, 36.
11 Там же, ед. хр 1357, л 4—5.
12 Там же, л. 231
13 Там же, ед. хр. 1365, л.1
14 Там же, л. 52
15 Там же, л. 56
16 Там же, ед. хр. 1363, л. 37
17 Там же, ед. хр. 1357, л. 9.
18 Там же, ед. хр. 1356, л.21-22
19 Там же, ед. хр. 46, л. 15.
20 Там же, л. 32.
21 Там же, л. 35.
22 Там же, ед. хр. 1355, л. 119.
23 Там же, ед. хр. 1362, л. 3.
24 Там же, ед. хр. 1357, л. 7-11
25 Там же, л. 20
26 Там же, л. 34
27 Там же, л. 56
28 Там же, ед. хр. 1375, л.232
29 Там же, ед. хр. 1363, л. 37.
30 Там же, од. хр. 1361, л. 5.
31 Там же, л, 9.
32 Там же, ед. хр. 46, л. 41.

Источник:
В. МИЛЛЕР, Э.СТУМБИНА. Народный Комиссариат по латышским делам — проводник ленинской национальной политики.
Источник: УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ЛАТВИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. ПЕТРА СТУЧКИ, ТОМ 50, 1963 г., стр.21-44.

Редактировано мной. Иллюстрации добавлены мной. На фото: Фрицис Розиньш; карта эвакуации беженцев и предприятий из Латвии вглубь России (военный музей).
Окончание в следующем посте


Tags: 1917, Гражданская война 1917-1924, Латвия, Первая мировая, СССР, Социализм, историческая справочная, латышские стрелки
Subscribe

Posts from This Journal “историческая справочная” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments