maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Category:

ПРИБАЛТИЙСКИЙ УЗЕЛ. 1939–1940 ГГ. часть5(последняя).

Мы еще коснемся вопроса о реакции американской дипломатии на инкорпорирование (термин, фигурировавший в переговорах советского посла в США К.Уманского c американскими дипломатами) прибалтийских стран в состав Советского Союза. О многом может сказать контент-анализ американской печати. Это еще впереди. Но уже сейчас мы располагаем весьма важной оценкой позиции американской прессы, всегда очень чутко улавливающей настроения в Белом доме и госдепартаменте, которые, в свою очередь, тщательно следили за изменчивым общественным мнением. Шел год выборов, имеющих критическое значение для демократов, внимание общественности было крайне обострено ко всему, что могло бы послужить толчком к вмешательству США в европейские дела. Формула «лучше худой мир, чем добрая ссора», все еще сохраняла привлекательность для американцев. Но опасения за судьбу Америки, да и собственную безопасность, заставляли менять отношение ко всему, что происходило в зоне, которая для Германии и СССР перестала быть буферной и где они сосуществовали как сопредельные государства (Госдепартамент принимает решение изменить терминологию, применяемую в отношении тех территорий, которые оказались в «зоне интересов СССР». 11 мая К.Хэлл телеграммой посольству США в Москве разрешает заменить термин «часть территории Польши, оккупированная СССР», на другой: «Западная Украина» и «Западная Белоруссия» (FRUS. 1940. Vol.III. P.201).).

Оценка, которая приведена выше, принадлежит профессору Самуэлю Харперу, консультанту госдепартамента, и взята она из его отчета о беседе с советским послом К.Уманским, состоявшейся 17 июня 1940 г. Отчет был передан Харпером 18 июля 1940 г. в госдепартамент.

Сделав вступительное замечание, характеризующее меняющееся отношение американского общественного мнения к Советскому Союзу («оно становится менее антисоветски настроенным»), Харпер перешел к главному. Таким главным он, по-видимому, считал необходимость сообщить советскому послу толкование в Соединенных Штатах тех событий, которые имели место в Эстонии, Литве и Латвии 14 и 15 июля 1940 г. (выборы в законодательные органы этих стран). Они не соответствовали американским канонам, но Харпер обратил внимание Уманского на следующие моменты: «…Я высказался в том смысле, что американская печать не подвергла последние советские действия в Бесарабии и даже в Прибалтике таким же нападкам, как это она делала в аналогичных случаях раньше. Я отметил предположительно,что эти последние действия не рассматриваются ныне в качестве "советской агрессии" в свете новой ситуации (подчеркнуто мною. – В.М.). Он согласился с моим объяснением, что эти действия были направлены против всех пришельцев и были продиктованы целиком соображениями безопасности. Специально было заявлено, что любой, кто войдет в Черное море, встретит советское сопротивление.

В ответ на высказанную мною мысль, что американское общественное мнение, возможно, начинает занимать менее антисоветскую позицию из-за того, что советское продвижение в Бесарабию является первым шагом к подготовке войны с Германией, он сказал, что отношение США и в особенности американская правительственная политика к Советскому Союзу должны определяться только двусторонними отношениями, а не советской политикой по отношению к третьей стране» (LC. Box 1. S.N.Harper to Henderson. July 18, 1940. – Весьма характерно, что 25 сентября 1940 г. посол США Штейнгардт сообщил телеграммой в Вашингтон, что из абсолютно достоверного источника ему стало известно об указании, данном советским печати и радио, не публиковать враждебные Соединенным Штатам заявления (FRUS.1940. Vol.III. P.222).).

Оценка Харпером ситуации была довольно точной. После того как 23 июля госдепартамент устами заместителя Госсекретаря С.Уэллеса выразил протест по поводу уничтожения «политической независимости и территориальной целостности трех малых балтийских республик» (FRUS. 1940. Vol.I. P.401.), рассерженная «Нью-Йорк таймс» назвала его документом, который «изобилует явно неверными утверждениями и враждебностью по отношению к Советскому Союзу» (New York Times. July 24, 1940.). А 27 июля 1940 г. тот же С.Уэллес, заглаживая возникшую между двумя странами натянутость, в беседе с Уманским говорил о необходимости ликвидировать трения между двумя странами перед лицом общей опасности (Севостьянов П.П. Перед великими испытаниями. М. , 1981. С.177.). Уже в сентябре 1940 г. в беседах Штейнгардта и Молотова это было подтверждено (FRUS. 1940. Vol.III. P.386–388.).

Отметим еще одну характерную и немаловажную деталь. Американские дипломаты, тесно соприкасавшиеся с «прибалтийской ситуацией» и собственными глазами видевшие, какому сложному переплетению событий и обстоятельств она обязана своим возникновением, пронесли через многие (и, добавим, отмеченные высоким уровнем напряженности в советско-американских отношениях) годы неприятие ложного представления о причинах, которые привели к такому исходу. Обратимся к самому авторитетному свидетелю – дипломату и историку Джорджу Кеннану. Давая в 1958 г. по просьбе аппарата Белого дома свои разъяснения о внешней политике СССР, он писал: «В конце концов прибалтийские государства фактически не подверглись вторжению, они согласились (как я полагаю, неблагоразумно) с советскими требованиями (вспомним депешу Вайли от 17 февраля 1940 г. – В.М.), которые им были предъявлены. Это верно, что давление, оказанное на них, было грубым и нахальным, но и сложившаяся ситуация была чрезвычайно необычной и опасной; в качестве оправдания своих действий в этом случае Советское правительство опиралось на соглашение с единственной великой державой Запада, Германией, которая пользовалась влиянием в этом районе и которая могла рассматривать это как casus belli» (The Princeton University Library. George Kennan Papers. Box 31. Kennan to Robert E.Matteson. December 16, 1958.).

Джордж Кеннан и сам мог бы прокомментировать этот пассаж в том духе, что у этой истории мог бы быть и иной финал, доказательством чему служили непредсказуемость военного положения в регионе, непрочность возникшего здесь в 1939–1940 гг. баланса сил. Ни та, ни другая стороны не намерены были долго мириться с усилением друг друга. Сталин после разгрома Франции сделал свой ход, Гитлер, как считал Кеннан, «мог ответить объявлением войны». В скобках заметим: вопрос о синхронизации этих событий является сам по себе важным, что понимали и в Прибалтике, как это отмечал все тот же Вайли (FRUS. 1940. Vol.I. P.363.).

Какие соображения возникают при знакомстве, так сказать, «в первом чтении» с документами, о которых здесь идет речь? Первое. Захват Гитлером Польши, демонстрация непреклонной решимости третьего рейха насильственным, кровавым путем отвоевать себе «жизненное пространство» вызывали в странах Прибалтики мрачные предчувствия и деморализацию. Из этих предчувствий собственно и родилась их «новая восточная политика» (пакты о взаимопомощи с СССР). Второе. События лета 1940 г. и вхождение прибалтийских республик в состав СССР не были изначально предопределены советско-германским пактом о ненападении. Думать так – значит исходить из представления о некоей предуготованности развития международного конфликта. «Пакт Молотова–Риббентропа, – признает латвийский историк И.Фелдманис, – напрямую не изменил международно-правовой статус Латвии и других государств Балтии (Литва в сферу интересов СССР была включена 28 сентября 1939 г.)» (Фелдманис И. Пакт Молотова–Риббентропа и отношения между Латвией и Германией (1939–1940) // Международный кризис 1939–1941 гг. М., 2006. С.110.). Судьба Прибалтики решалась в ходе непрерывно меняющейся военно-стратегической ситуации, включая и итог войны Советского Союза с Финляндией, и нападение Германии на Данию, Норвегию, Бельгию и Голландию, и поражение Франции, и многое другое.

Историкам предстоит еще многое разыскать и доисследовать. Официальные публикации не столько подчас проясняют дело, сколько скрадывают суть. Один только пример. В официальном издании правительства США «Внешняя политика Соединенных Штатов» за 1940 год (т.III) приводится выдержка (документ опубликован не целиком, а в выдержках) из доклада Терстона (тогда временный поверенный в делах США в СССР) от 22 августа 1940 г. о переводе экономики Советского Союза на военные рельсы. Проводимые в СССР мероприятия, писал он, могут быть названы «военной мобилизацией» (FRUS. 1940. Vol.III. P.212.). В этом же контексте он писал и о «территориальной экспансии» СССР, но упоминал, впрочем, только Бесарабию и Северную Буковину. В приводимых фрагментах ни слова нет об Эстонии, Латвии и Литве. Мог ли опытный дипломат оказаться таким забывчивым? А между тем, как показывают российские документы, именно в этот день 22 августа 1940 г. у Терстона состоялся разговор с замнаркома иностранных дел СССР С.А.Лозовским, в ходе которого вопрос о Прибалтике был обсужден ими очень обстоятельно (Архив внешней политики Российской Федерации (далее – АВП РФ). Ф.483. Оп.24 б.Инд.3. П.8. Л.113.).

Вопрос о Прибалтике и вообще западных границах СССР затрагивался и на многочисленных встречах заместителя госсекретаря США С.Уэллеса и посла СССР К.Уманского в июне 1940 – апреле 1941 годов. Дэннис Данн, пытаясь как-то объяснить проявленную Вашингтоном инициативу добиться сближения с СССР сразу после ноты протеста 23 июля 1940 г., нашел следующую формулировку. «Вашингтон подвергал критике Москву за агрессию и заморозил банковские активы прибалтийских государств, а на повестке дня стояли хорошие отношения» (Данн Д. Указ. соч. С.183.). Видимо, чтобы притушить болевые точки, утонченный дипломат Уэллес, выражая отношение президента США к проблеме Прибалтики, в ходе беседы 15 января 1941 г. подчеркнул, что американское правительство признает «принципиальное отличие» этих территориальных изменений (т.е. включение стран Балтии в состав СССР) «от событий в остальной части Европы» (АВП РФ. Ф.483. Оп.24 б. Инд.3. П.8. Л.146.). Мы видим, что в Вашингтоне определенно склонялись к мнению Черчилля о правомерности создания Советским Союзом «Восточного вала», пускай и ценой утраты странами Балтии их суверенитета.

Tags: Прибалтика 1938-1941
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments