maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Положение рабочего класса в современной Великобритании. 1 часть

Навстречу Первомаю посмотрим как передовые капиталистические страны относятся к своим трудящимся... и как смеют они после этого "обещать" всем остальным "развитие и процветание".
maksim_kot

1. Введение

Сейчас, после смерти Маргарет Тэтчер, можно наткнуться на самые разнообразные оценки ее деятельности. Среди прочего не редкость и такая: "В результате реформы работодатели смогли более гибко использовать трудовые ресурсы, что привело к повышению конкурентоспособности британского бизнеса, а затем к экономическому росту и увеличению зарплат," — и далее: "нынешней диверсифицированной экономикой Великобритания во многом обязана 11-летнему правлению консерваторов во главе с Тэтчер." С последним никак нельзя не согласиться — действительно, современное положение английских рабочих, как и органический состав английского пролетариата во многом определяется поражением рабочих, связанным с 11-тилетним правлением консерваторов во главе с Тэтчер. По поводу первого мы увидим из приведенной ниже статистики, что это искажение действительности или, по-просту, враньё. Зачем и кому нужно подобное "мифотворчество" — представляется очевидным. Не очевидно лишь действительное положение дел и те выводы, которые рабочим следует из него вынести.

Положение рабочего класса и, шире, трудящихся в Великобритании особенно сладким не назовешь, впрочем, нельзя его назвать и совершенно ужасным. Положение это явно не может идти ни в какое сравнение с положением трудящихся Малайзии, Таиланда или Индии. Тем не менее, даже в Европе оно несколько особенное, как в силу истории британского рабочего класса, так и в силу того, что его положение "выше среднего": с одной стороны, по уровню социальных гарантий оно не приближается к странам Скандинавии, а с другой — лучше, чем у рабочих других развитых европейских капстран.

[Spoiler (click to open)]

2. Заработная плата и её доля в ВВП Великобритании

В упомянутом в заметке исследовании "Painful Separation", проведенном Resolution Foundation в 2011-м году, рассматривалась взаимосвязь между экономическим ростом, увеличением ВВП и ростом доходов наёмных работников. На большом эмпирическом материале было показано, что доля заработной платы (w) наёмных работников развитых капиталистических стран в структуре ВВП, по состоянию на 2010-й год, практически везде постоянно уменьшается. Исследователи отметили три сценария в развитии изменений:


  • хронический, который был характерен для США, Австралии и Канады — в этих странах рост медианной заработной платы был вполовину медленнее, чем рост ВВП;

  • острый, который был характерен для Великобритании, Франции и Германии — в этих странах рост шел более уверенно, но в последние декады был меньше, чем увеличение ВВП на душу населения;

  • мягкий, который был характерен для Японии и стран Скандинавии (Швеция, Дания, Финляндия) — в этих странах рассогласование началось ещё позже и пока что не носит такого острого характера.

Рост ВВП и его увеличение на душу населения шли быстрее, чем рост медианной заработной платы. Так, в США, Великобритании и Японии разница в соответствующие годы составляла:

70-е 80-е 90-е 2000-е 2000-е
(перед рецессией)
США ВВП +2.6% +2.1% +2.0% +0.9% +1.6%
з/п +0.4% +0.4% +1.0% +0.6% +0.4%
Великобритания ВВП +2.3% +2.3% +2.0% +1.3% +2.4%
з/п +1.4% +2.2% +1.7% +1.1% +1.0%
Япония ВВП +4.1% +3.8% +1.2% +0.6% +1.6%
з/п +2.6% +1.9% +1.7% +0.8% +1.2%

Таким образом выбранные страны наглядно демонстрируют и имеющуюся динамику, и отличия в ней. Великобритания, как и другие страны с острым сценарием развития, выделяется тем, что там, с одной стороны, несоответствие минимально, а с другой стороны — оно фактически обрывается в последние десятилетия.

При дальнейшем исследовании структуры ВВП для лучшего понимания положения наёмных рабочих используется следующая формула вычисления ВВП:

ВВП = w (заработная плата) + r (процент) + R (рента) + P (прибыль) + d (амортизация) + T (косвенные налоги).

При этом перед выяснением соотношения w/ВВП было прослежено соотношение (w + социальные_выплаты)/ВВП. Беря в качестве примера те же страны, для последнего соотношения и его изменения получаем следующее:

70-е 2007 Разница
США 64% 60% -3.1%
Великобритания 65% 60% -5.3%
Япония 41% 49% +8.2

Вычитая социальные выплаты, для соотношения w/ВВП получаем:

70-е 2007 Разница
США 57% 49% -7,4%
Великобритания 59% 50% -9,2%
Япония 46% 44% -2,4%

Отсюда видно, что на протяжении последних 40—45 лет доля зарплат наёмных работников в структуре ВВП в рассматриваемых группах стран постоянно снижалась и на данный момент не превышает отметки 50%. Соответственно, монополистическая буржуазия всех рассматриваемых стран присваивала себе бо́льшую часть ВВП. При этом надо отметить, что никакое "социальное буржуазное государство" никоим образом на это не повлияло. Даже с учетом социальных выплат в структуре ВВП эта доля не поднималась выше 2/3 (у Дании — 65%, и это максимальный уровень). Так же стоит отметить, что несмотря на то, что Япония традиционно относится к странам с высоким уровнем индивидуального накопления, в структуре ВВП страны это фактически не отражается каким-то особым, ярко различимым образом. Соответственно, последний экономический кризис не мог не ухудшить и эти показатели.

Вышеупомянутое исследование также особо выделяет разницу между верхними 10% и нижними 10% (коэффициент "90-10"), верхними 10% и медианной заработной платой (коэффициент "90-50"), и, наконец, между медианной зарплатой и нижними 10% (коэффициент "50-10") исследуемых наёмных работников. Для Великобритании были получены следующие соотношения (больше в разы): 90-10 — 3.6 (т.е. в 3.6 раза больше), 90-50 — 2, 50-10 — 1.8. Таким образом, разница в социально-классовом положении наёмных работников видна и в распределении заработной платы. Кроме всего прочего, само понятие "наёмный работник" не дает нам четкого ответа на вопрос: имеем мы дело с трудящимися (в широком смысле этого слова, как с представителями рабочего класса и близких к нему по положению слоёв), либо же с отдельными слоями, не имеющими к ним отношения (чиновники, администрация гос. учереждений, военные и полиция, менеджеры — у последних, как мы знаем, "заработная плата" может доходить до сотен тысяч фунтов в месяц, а то и выше (представляет собою долю в прибавочной стоимости, а не цену рабочей силы), тем не менее они также были указаны в подсчете)?

3. Состав категории "наёмные работники"

Проблема с определением того, к какой именно социально-классовой категории следует отнести "наёмного работника", стоит достаточно остро. С одной стороны, полностью игнорировать влияние марксизма британские исследователи не могут, однако не упускают случая запутать вопрос и внести в него очередную толику "новаций-улучшений". Особенно хорошо это заметно при чтении обзорной статьи David Rose "Socio-economic Classifications: Classes and Scales, Measurement and Theories". В ней достаточно подробно исследованы многочисленные схемы британских эмпириков-псевдомарксистов, буржуазных социологов, а также многочисленные схемы социальной стратификации европейских органов социологии, исследующих в рамках соответствующих структур общества ЕС. Используя эту статью, разъяснить в полной мере вопрос с "социальной стратификацией" "наёмного работника" не получается, поскольку многое зависит непосредственно от исследователя. Несколько больше прояснить проблему позволяет статья Dennis Kavanagh "The structure and evolution of british society". Во многом потому, что автор статьи больше благоволит марксизму и показывает в статье не только действия "рабочего правительства", которое резко снижает налоги для корпораций, уменьшая социальные выплаты для наиболее незащищенных и низкооплачиваемых слоёв трудящихся, но также отдельно прослеживает близкородственные и социальные связи британского истеблишмента. Так, автором показано, что выпускники ряда привилегированных школ не только пополняют собой чиновничество, офицерский и дипломатический корпуса, но и учатся именно в этих школах в силу схожего социально-классового происхождения и родственных связей. В то же время, несмотря на то, что автор положил в основу марксистское представление о классах, давление британского "академизма" чувствуется. С целью эмпирически продемонстрировать распределение наёмных работников по стратам, он вынужден был использовать функционалистские определения, взятые из современных работ. Так, в современной Британии (данные за 2005-й год) классовое распределение "по Kavanagh" выглядит следующим образом:

Класс Численность
AB
(высший и промежуточный, профессионалы)
8 934 482
C1
(администрация, менеджеры низшего звена, клерки, профессионалы)
12 065 333
С2
(квалифицированные рабочие)
6 149 928
D
(неквалифицированные рабочие)
6 976 630
Е
(сидящие на пособии)
6 540 000

Поскольку в изучении социальной структуры современного британского общества заинтересованы не только академические исследователи, но и крупный бизнесс, который посредством такого рода исследований имеет возможность серьёзно сэкономить на предложении разного рода товаров и услуг, исследования проводились рядом современных консалтинговых фирм, одна из которых, Experian, провела достаточно подробные исследования, при этом ещё и постоянно корректируемые, о положении различных социальных страт в современном британском обществе. Их маркетинговое исследование британских потребителей достаточно часто используется при анализе состояния британского общества разного рода муниципальными организация в самой Британии. В брошюре за 2009-й год было приведено деление общества по "потребительским корзинам". В общем и целом получалось, что 3.54% от общего количества британских домохозяйств может быть отнесено к представителям крупной буржуазии, высшей государственной бюрократии, рантье и лэнд-лордам, а так же 8.23% — к представителям буржуазии и высшего менеджерского слоя. Оставшиеся 88.23%, соответственно, — все остальные классы и социальные слои общества, многие из которых достаточно сложно вычленить из использованного компанией деления.

Кроме этой компании, схожими исследованиями занимается и целый ряд других, список которых можно взять отсюда. Несмотря на большое их количество, в конечном счете единой (а во многих случаях и единственной) теоретической основой для авторов является именно функциональное разделение исследуемых объектов, в зависимости от видов маркетинговых исследований. Несомненно также, что исследования эти подчинены в первую очередь задачам и интересам монополистической буржуазии и буржуазного государства. Последнему это необходимо для разнообразных целей — налогообложение, управление городским хозяйством, социальная помощь, регулирование рабочей силы, прогронозирование возможных беспорядков, отслеживание криминального состояния районов рассления той или же иной "социальной категории" граждан. Понятно, что это никоим образом не помогает нам выяснить в точной мере соотношение классовых сил внутри британского общества, тем более в тех случаях, где имеются региональные особенности.

Многими исследователями, особенно работающими по государственным грантам или госпрограммам, используется социальная классификация, разработанная британской службой статистики. Методологические основания, впрочем, здесь примерно те же, что и у цитированных выше авторов. Однако и здесь есть ряд нюансов, поскольку методология совершенствовалась, и последняя приведенная является новацией, тогда как в более ранних исследованиях используется стратификация, разработанная National Readership Survey более 50-ти лет назад (см. Social Grade, Approximated Definition и Output Classifications). Есть также подробное описание, в котором взаимно "увязываются" некоторые из этих стратификаций и подробно объясняются используемые термины. Это безусловно важно, если мы пытаемся анализировать используемые документы и статистическую информацию. (К примеру, professionals — по сути, ранее это была мелкобуржуазная интеллигенция, в настоящее время это бюджетные работники, занятые в сфере соц. услуг, интеллигенция массовых профессий — врачи, инженеры, преподаватели, а также сохранившаяся "старая" мелкобуржуазная интеллигенция; таким образом, речь может идти как о средних городских слоях, быстро пролетаризующихся и в ряде случаях образующих новые отряды пролетариата, так и о мелкобуржуазной интеллигенции — т.е. термин носит функционалистский, а не марксистский характер, и в любом случае необходимо отдельно разбираться, что же имеется в виду. С другой стороны, professionals принадлежат по классификации к upper middle class, то есть к одним из самых высокооплачиваемых слоёв британского общества).

В работе Л.А. Беляевой "Россия и Европа: структура населения и социальное неравенство" достаточно подробно проанализированы многочисленные европейские статистические источники, но по большей части работа посвящена именно РФ и положению дел в ней. Ничего особо нового работа не внесла, если только не иметь ввиду используемые источники и сравнения со странами Европы, как с развитыми капиталистическими, так и с теми, где переход к капитализму ещё не завершился. В результате был сделан следующий вывод о структуре наёмных работников в Великобритании:

Руководители, менеджеры 14%
Профессионалы высокой квалификации 12%
Профессионалы средней квалификации (техники) 11%
Конторские работники (клерки) 14%
Квалифицированные рабочие в с/х 1%
Рабочие в сфере услуг 18%
Рабочие средней квалификации на мелких производствах 9%
Рабочие высокой квалификации в идустр. секторе 7%
Рабочие неквалифицированные 13%

В определенной части это прямо соотносится с исследованием, проведенным Resolution Foundation, а всё вместе позволяет сделать вывод о том, что верхние 10—20%, которые получают в несколько раз больше основной массы наёмных работников, не могут быть отнесены к трудящимся. Всё это, соответственно, говорит о том, что доля заработной платы трудящихся в ВВП страны ещё меньше, чем приведенная в вышеуказанном исследовании.

Таким образом, основная причина трудностей – буржуазная статистика. Поскольку при рассмотрении вышеприведенных эмпирических данных, собранных и проанализированных британскими исследователями, последние не исходили из марксистского определения пролетариата, постольку они умудрились "запутать” вопрос и смешать в одно целое, как пролетариев, так и а) часть наемных работников, примыкающих к рабочему классу и б) ту её часть, которая оказывается частью класса капиталистов, поскольку их жалование и бонусы лишь скрывают присвоение ими части прибыли капиталистов. Последнее подтвержается исследованиями, фиксирующими разрыв в доходах верхней части наёмных работников и их основной массы, составляющих основную массу британских граждан (пресловутые 88%).

4. Распределение средних зарплат среди наёмных работников

Более детальное, с привязкой к местности, распределение средних (медианных) зарплат среди наёмных работников в Великобритании может быть получено путем агрегирования данных, собранных статистической службой. Помимо того, что на карте Великобритании четко выделяется один из крупнейших современных финансовых центров — г. Лондон и его окрестности, — следует отметить практически сплошную красную зону (наименьший средний доход за неделю) — Шотландия, Север и Северо-Запад Англии, а также ирландское побережье Уэльса. Из обработанных данных также можно сделать вывод о том, что разрыв между менеджерами, административным персоналом и частью средних городских слоёв, с одной стороны, и представителями рабочего класса и оставшейся частью наемных работников, наиболее близко примыкающих к нему — существеннен, и доход первых в разы выше (по данным на 2010-й год).

Еще более уточнить значение этого разрыва позволяет распределение средних зарплат по численности имеющихся наёмных работников. Несмотря на то, что приведенные данные датируются 2005-м годом, они позволяют сделать ряд выводов о соотношении уровней заработной платы не только между рабочими и гос. служащими, но и внутри этих двух категорий (тем более, что часть гос. служащих по положению близко примыкает к пролетариату).

5. Положение трудящихся женщин


Как видно из приведенных данных, так называемый gender gap (разрыв по признаку пола) играет в распределении средней заработной платы среди наёмных работников серьёзную роль. К примеру, одними из самых высокооплачиваемых позиций среди госслужащих-женщин оказались полицейский инспектор (937 фунтов в неделю) и учителя высшей (687) и средней (611) школ, полицейский сержант получает 594 фунта. Если сравнивать с теми же позициями, но занимаемыми мужчинами, то разница просто бросается в глаза: учитель высшей (834) и средней (694) школ, полицейский сержант 697. Медианный средний уровень заработной платы работающих полный рабочий день женщин — 438 фунтов в неделю, мужчин — 523. Еще более характерен наклон кривой, говорящий о бо́льших разрывах в оплате занимаемых должностей у женщин, чем у мужчин. Таким образом, дискриминация женщин среди наёмных работников образует свой особый способ, приём, источник дополнительной эксплуатации этой части пролетариата и примыкающих к нему слоёв наемных работников.

В то же время нельзя сказать, что к этому имеет отношение то, что женщины меньше охвачены профсоюзными организациями, отстранены от профсоюзной деятельности или недостаточно вовлечены в профсоюзную и, шире, классовую борьбу. В обработанной статистике, приведенной в отчете Department for Business Innovation & Skills за 2011-й год, на фоне постоянно уменьшающейся численности британских профсоюзов численность женщин в профсоюзах постоянно росла. К этому имело прямое отношение и то, на каком месте в общественном производстве женщины были заняты. Так, постоянный рост численности и охвата профсоюзными организациями общественного и государственного секторов и снижение этих показателей в частном секторе имели прямое влияние на положение женщин в профсоюзах. При этом надо отметить, что численность профсоюзов в частном секторе упала в 2011-м году до 87% от уровня 2007-го года и продолжает падать, в то время как в государственном секторе — только до 97% от уровня 2007-го года и имеет тенденцию к росту. При этом процентная разница между работающими в государственном и частном секторах постоянно растет: так, по сравнению с теми же позициями, но занятыми неюнионизированными рабочими, у работающих в госсекторе заработная плата была выше на 17—18%, а у работающих в частной сфере — только на 7-8%. По состоянию на 2011-й год, работающих женщин, состоящих в профсоюзах, было 28.7%, мужчин — 23.4%. В государственном секторе в профсоюзах состоят 60.9% женщин и только около 48% мужчин. Четко видна разница в охвате профсоюзами между представителями рабочих специальностей — только 29% мужчин и 15% женщин, и торговых специальностей — 20% мужчин и 12—13% женщин. Практически во всех остальных сферах деятельности разница существенно меньше (2—4%, и максимум приходится на менеджеров среднего и высшего звена — 18% женщин и 14% мужчин). Также нельзя выявить существенную разницу в степени вовлеченности в профсоюзное движение при сравнении по расовому признаку — белых, метисов и афро-британцев и выходцев из Африки, зато разница видна у выходцев из Азии и британцев азиатского происхождения (мужчины — 21%, женщины — 28%) и китайцев и выходцев из Южной Азии (мужчины — 16%, женщины — 20%).

Таким образом, женщины, причем разной расовой принадлежности, образуют существенный отряд трудящихся, в большей мере, по сравнению с мужчинами, охваченных постоянно растущими профсоюзными организациями. Тем не менее, до сих пор сказывается существующая серьёзная разница в оплате труда, что в условиях постоянного падения реальной заработной платы бьет по работницам сильнее, чем по работникам. Этому способствует и характер (временный/постоянный) занятости женского труда по сравнению с мужским.

(продолжение тут)

Источник
http://workersparty-ioc.net/publ/stati/polozhenie_rabochego_klassa_v_sovremennoj_velikobritanii/1-1-0-70
(21.04.2013) | Автор: Калибан
Tags: Великобритания, Европа, Евросоюз, Маркс, аналитика и тенденции, капитализм, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments