maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

"Секреты Советской Латвии" (книга), фрагменты и ссылка.

Секреты Советской Латвии. Из архивов ЦК

Дотошный Николай Кабанов покопался в архивах и написал весьма занятную книжку. Я себе позволил надергать оттуда цитат. Рекомендую. Председатель
Источник: http://imhoclub.lv/material/sekreti_sovetskoj_latvii

Введение

Сборник очерков латвийского политика и журналиста Николая Кабанова раскрывает ранее неизвестные страницы истории Латвийской ССР. Текст написан доступным для широкой публики языком, однако имеет под собой прочную документальную основу: автор более года работал над изучением ранее секретных материалов партархива КПЛ, хранящегося ныне в Государственном архиве Латвии (фонд 101). В архивных документах найдены неожиданные ракурсы как в применении властных практик 1970-х – 1980-х годов, так и в отношениях этно-социальных групп на территории Латвийской ССР.

Как показывает автор, безудержное шельмование советского периода в латвийской истории стало своего рода дымовой завесой для латышских номенклатурщиков, с 1991 года вполне комфортно сменивших карьеру под крылом Компартии Латвии на многопартийно-антисоветскую. Системные проходимцы, ловко воспринявшие этнократические лозунги, смогли договориться о размене приватизации советского имущества на реституцию довоенной недвижимости с латышскими эмигрантскими кругами на Западе, еще сохранившимися со времен бегства легионеров СС и членов их семей. Хотя некоторые из бывших мобилизованных в ряды Ваффен-СС (но вовремя дезертировавших) смогли, по архивным данным, «выбиться в начальство» и при советской власти.
КПЛ. М.: Фонд “Историческая память”, 2013. 136 с.

Содержание

Предисловие. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5
Штрихи к портрету прошлого. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  6
[АППАРАТ] Красные латыши.
«Социалистический выбор»: траектория судеб. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8
[ИДЕО ЛОГИЯ, РЕЛИГИЯ, КУЛЬТУРА] Коридор свободомыслия. . . . . . . . .  13
[ЭКОНОМИКА] Когда Госплан отдыхал.
Сусальное золото 70-х, жесткое похмелье 80-х. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
[МВД, ПРОКУРАТУРА, СУД] Преступники и сыщики.
Темная сторона «реального социализма» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  49
[МИД] Дипломатия Советской Латвии:
латыши по обе стороны баррикад. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .78
[АРМИЯ, ВПК] Разные годы холодной войны:
Латвийская ССР в советских военных планах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 116

Штрихи к портрету прошлого

В конце 2012 года по инициативе министра юстиции Латвии от радикально-националистического объединения Яниса Борданса была восстановлена комиссия по подсчету человеческих потерь и материальных убытков от «коммунистического тоталитарного оккупационного режима СССР». В то же время, во второй половине года, совершенно независимо от правящей коалиции, я собирал материалы о недавней истории Латвии — а именно по 1970—1980-м годам. Вот такое совпадение! Одно из зданий объединенного ныне Государственного Архива Латвии расположено на задворках бывшего производственного объединения «Радиотехника» имени Попова.

Это только числится оно по рижскому проспекту Курземес — а чтобы попасть туда, нужно свернуть у «Макдоналдса» и по рытвинам, которые могли оставить разве что танки, проехать вглубь. Там, огражденный заборами с остатками колючей проволоки, высится образчик промышленной архитектуры 80-х. Издалека вполне даже себе симпатичненький — красно-желтого колера. Внутри — всамделишная заводская проходная, стеклянная будка с вертушкой, строгий вахтер. Все как в те времена, когда здесь находилось режимное производство. Ведь не только проигрыватели и колонки делала наша «Поповка».

Сейчас здесь по-прежнему пахнет заводом — этот неповторимый букет не выветривается десятилетиями. Но к нему примешивается запах картона и бумаги. Миллионы страниц, в которых скрыто наше недавнее, советского и постсоветского периода, прошлое, переехали на бывший флагман военно-промышленного комплекса. И, что ни день, сидят тут исследователи, коротая время над делами. Вот седовласый старец изучает кипу папок с устрашающими грифами «Уголовное дело». Наверняка сейчас он откроет очередное ужасное преступление сталинизма…

Ну а вашего автора времена интересовали вегетарианские — от золотой осени «застоя» 70-х, когда я пошел в школу, до благословенной «перестройки», в которую довелось и поработать, и погулять.

Представляемые мною материалы сгруппированы по тематическим блокам. Я сознательно не расширял дискурс повествования, не загружал его обилием энциклопедических и статистических данных, доступных в открытой печати советских лет и в сегодняшнем интернете. Полагаю, что в России отыщется не одна тысяча читателей, детально представляющих собой контекст Латвии в описываемое время. Им, надеюсь, будет интересно узнать СКРЫТУЮ часть тогдашней действительности. И поразмыслить — правильно ли делали власти, замалчивая ее. Не была бы система более устойчивой, если бы, по крайней мере, часть этой информации не распространялась в двух-трех экземплярах, а предавалась гласности?

Так или иначе, я считаю, что Латвийская Советская Социалистическая Республика была вполне состоявшимся государственным проектом. У него был свой «золотой век», совпавший с правлением Л.И. Брежнева и ранним перестроечным периодом. Историки сегодняшней Латвии к этому периоду обращаться только начинают, и я рад им способствовать.


Из главы «Красные латыши»: Латышский националист Пуго

Одним из последних искренне верующих в коммунизм латышей был покончивший с собой в Москве в августе 1991 года министр внутренних дел СССР Борис Пуго. Но сын 1-го секретаря Рижского горкома в 1940 году отнюдь не поставил точку в своей биографии.

Один из вождей ГКЧП по прошествии многих лет оказывается… проводником возрождения национальной символики!

Подтверждает это хранящееся в Государственном архиве Латвии в фонде дела ЦК КПЛ письмо под грифом «Секретно», направленное 1-м секретарем ЦК Компартии Латвии Борисом Карловичем Пуго в Москву, в Центральный Комитет КПСС. Называется оно «О государственной и национальной символике Латвийской ССР», и констатирует:

«В настоящее время в партийные и советские органы республики поступают предложения от общественных организаций, самодеятельных объединений и отдельных граждан об установлении в качестве национальной символики красно-бело-красных цветов».

Далее Пуго приводит краткую историю латышского стяга:

«Первое упоминание о красно-бело-красном цветосочетании содержится в Рифмованной хронике при описании событий конца XIII века. Со второй половины XIX века, в период развития буржуазно-демократического общественно-политического течения младолатышей, красно-бело-красное стало олицетворяться символом национального возрождения и борьбы за национальную независимость, а также использовалось в виде флага во время праздников песни».

Ну и далее — такой же нейтрально-положительный стиль. С одной стороны, конечно, сочетание «было избрано буржуазией», с другой — бытовало у «революционно-демократической эмиграции в Швейцарии — как символ демократического объединения народа под лозунгом «Свободная Латвия — в свободной России». Латышские стрелковые полки, опять же. Но — никакого упоминания о Легионе! Напротив:

«Красно-бело-красное знамя было государственным флагом Латвии и в период восстановления Советской власти, до 25 августа 1940 года, и использовалось вместе с красным флагом».

На момент написания документа (2 августа 1988 года), флаг используется «самодеятельными формированиями и группами, фольклорными ансамблями». При этом в СМИ Латвии «высказываются разные точки зрения». Однако, все легитимно!

«В июле сего года юридическим отделом Президиума Верховного Совета ЛССР были даны разъяснения, что соединение красно-бело-красных цветов законом не запрещено. Одновременно была подчеркнута необходимость строгого разграничения государственной и национальной символики».

Что же до гимна «Диевс свети Латвию», то, как пишет Пуго,

«…в нем отсутствуют какие-либо политические призывы или определения». Вывод: «Продолжить общественную дискуссию по данным вопросам и завершить ее обсуждением в Верховном Совете Латвийской ССР».

Остается лишь добавить, что уже через две недели, 23 августа 1988 года, множество красно-бело-красных флагов беспрепятственно реяло по Риге. А вскоре он занял свое место на официальных флагштоках наравне с флагом СССР. Пока — вместе…

Что же до Пуго, то он имел все шансы присоединиться к когорте Кравчука, Назарбаева, Шеварднадзе и других партийных боссов горбачевского периода, возглавивших свои государства. Но он предпочел другой путь. Хотя, если бы во главе суверенной республики на несколько лет остался Пуго, которого считали человеком порядочным и пунктуальным, возможно, жили бы в стране ООН и… СНГ. Было бы Борису Карловичу 75, что для политика не возраст. «Вадонис» , латыш-баши такой. Все ж, наверное, лучше, чем нынешний беспредел.
Но Пуго и Латвия трагически не поняли друг друга…


Темная сторона «реального социализма»:
«В СССР секса ЕСТЬ!»


В то же время на телемостах, пошедших, кстати, с советско-американской встречи общественности 1986 года в Юрмале, произносили знаковые фразы: «В СССР секса нет». Не скажите — лежащий передо мною документ сие опровергает! Справку «О результатах проверки организации борьбы с проституцией и нарушениями правил о валютных операциях в Латвийской ССР» 30 декабря 1986 года подписал инструктор Отдела административных органов ЦК КПСС Б. Салюков, по результатам командировки в Ригу и Вентспилс во главе бригады Генпрокуратуры и МВД Союза.

Московские чины удостоверились в «широком распространении в республике, особенно в портовых городах, этих негативных явлений, и в то же время отсутствии целенаправленной и последовательной работы в организации борьбы с ними».

Только по неполным данным МВД ЛССР, в республике насчитывалось «свыше 3,5 тыс. женщин легкого поведения, из них около 3 тыс. в г. Риге и значительная часть в г. Вентспилсе».

«Только за последние полтора года почти 700 из этой категории женщин задерживались в общественных местах и предупреждались за аморальное поведение. Отмечено, что в последние годы проституция среди женщин приобретает все более организованный характер. В сферу их антисоциальной деятельности втягивается большое число работников торговли, общественного питания, коммунального хозяйства, автомобильного транспорта и частные лица. Для занятий проституцией широко используются гостиницы, бары и рестораны, организуются притоны в квартирах и частных домах».

В столице Латвии московская комиссия насчитала сонм «веселых домов». Тут и гостиницы: «Латвия», «Даугава», «Турист», «Балтия», «Рига». И рестораны: «Астория», «Латвия», кафе «Сигулда», «Луна».

«Кроме них в городе официально (?!) [ — Авт.] зарегистрировано свыше 300 притонов. В г. Вентспилсе для этих целей используются рестораны “Космос” и “Балтика”, гостиницы, ведомственные общежития и около 30 притонов».

Каким же был портрет среднестатистической латвийской путаны в те годы? 72 % — «работают или числились работающими в различных отраслях народного хозяйства», 11 % в браке, 10 % несовершеннолетних. Главным фактором, содействующим проституции, союзная комиссия признала, разумеется, внешний. Ведь только в Ригу за год прибывают свыше 500 иностранных судов и 23—25 тысяч моряков.

В Латвии учатся около 2 тысяч студентов-иностранцев. По частным визам в республику ежегодно прибывает до 50 тысяч туристов и 6 тысяч латышских эмигрантов. Потому-то наша республика — лакомый кусочек!

«В летний период времени в портовые и курортные города Латвии в значительных количествах прибывают так называемые “сезонные” проститутки из других регионов страны…» Причем, порой живут прямо на иностранных судах!

“Дамы полусвета” в то время делились на категории. Высшую составляли «интербригады» (термин из документа!), обслуживавшие иностранцев. Затем шли «проститутки, обслуживающие фарцовщиков, уголовно-преступный элемент за советские деньги». Ну и? наконец, низы — «группирующиеся на вокзалах, рынках, в притонах и обслуживающие за вознаграждение алкоголиков и бродяг».

Обратим внимание: нет и намека на то, что секс за деньги мог бы иметь простой советский моряк, командировочный инженер, или — прости, господи! — партработник.

Кстати, знамя борьбы с нарождающимся социальным пороком первой подняла газета «Советская молодежь»: в августе 1986 года был опубликован материал «У них есть только клички». Однако, как констатировала комиссия ЦК КПСС, статья «осталась без какой-либо реакции со стороны партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций республики на всех уровнях».

«Неприкрытое и тлетворное влияние» проституции продемонстрировал и рост в 1985 году случаев беременности девушек в возрасте до 16 лет… на один! С 23 до 24. Но тогда эта тенденция считалась негативной, достойной внимания Центра. А вот по венерическим заболеваниям была реальная эпидемия — рост за год на 80 %, в том числе по Риге — в 2,7 раза.

Специальная оперативная группа по борьбе с проституцией в Латвии была создана еще в 1964 году. Но в мае 1985 года ее закрыли… по указанию МВД СССР. Не было в республиканском Уголовном кодексе и статей, касающихся проституции. Не наказывали и за сутенерство:

«Слабый контроль за работой водителей такси способствует активному их участию в подыскании проституткам клиентуры, притонов, предоставлении им такси…»

Но вот в чем социализм был беспощаден — так это в нарушении валютной монополии:

«Народным судом Октябрьского района г. Риги в июле 1986 года рассмотрено уголовное дело по обвинению Савостова и других (всего 8 человек), которые путем устойчивых связей с 28 женщинами легкого поведения в течение двух лет скупили у них 3 670 долларов США и 7 900 марок Финляндии. Во многих случаях имеющуюся валюту проститутки расходуют на приобретение товаров в специализированных валютных магазинах, несмотря на запрещение проводить такие операции с советскими гражданами».

Всего же в ЛССР за 1985 год по валютным делам было осуждено 24 человека. Но кто был в этом виноват?

«Учитывая низкий официальный курс обмена инвалюты на советские дензнаки, перекупщики организуют массовый “перехват” иностранцев у выхода из портов и производят нелегальный размен денег из расчета 4-5 рублей за один американский доллар».

Валютные магазины типа «Альбатрос» для моряков находятся далеко от портов, а цены в них в 4 раза выше обычных! «Не соответствуют назначению по своему техническому состоянию и эстетическому виду бары и рестораны для иностранцев. Их непривлекательность, а также имеющиеся ограничения по продаже спиртных напитков вынуждают иностранцев посещать, в основном, рестораны и бары открытой сети». Ну а там, разумеется, их поджидают «ночные бабочки»!

Комиссия Салюкова предложила радикально закрутить гайки: за проституцию вначале давать «админ», а при повторной — уголовную ответственность. Последнюю сделать повышенной при групповой проституции, проституции несовершеннолетних, при валютной проституции и при заражении вензаболеванием. И «в признаки мелкого хулиганства включить приставание женщин к иностранным гражданам с целью вступить в половые связи за вознаграждение».

Какая дискриминация — на сей раз советских женщин! Неужели в ЦК КПСС были настолько уверены, что иностранец к ним ни за что не пристанет? Ну и напоследок анекдотическое предложение комиссии из Москвы — ввести административную ответственность за… присвоение найденной валюты. Чтобы исключить отмазку «нашел доллар под кустом». И, скрепя сердце, решили товарищи из Центра:

«Снять ограничения на продажу иностранцам спиртных напитков».

Пусть уж лучше пьют, чем отдают свою трудовую дойчмарку всякой швали. И ведь в то самое время, когда в целом по стране бушевала трезвенническая кампания Михал Сергеича! Ну а Б.С. Салюков и дальше не пропал: и в новые времена был руководителем секретариата Верховного Суда России, главой Управления юстиции Москвы.


Кровавое воскресенье у Зиемельблазмы

Хотя четверть века назад в Латвийской ССР с преступностью было — как и всегда в наших краях — непросто, но, однако ж, ни разу пара переломанных носов не привлекла столь массированного внимания влиятельных людей, как это произошло в 1987—1988 годах вокруг расследования дела «Зиемельблазмы». Массовую драку молодежи попытались поднять на щит — как конфликт на национальной почве.

Фабула событий — из записки в ЦК КПЛ, отправленной Тимофеем Лаврентьевичем Душкевичем, заведующим отделом административных органов ЦК:

«8 апреля 1987 года в доме культуры “Зиемельблазма” проводился тематический вечер для учащихся Рижского училища прикладного искусства. В этой связи дом молодежи для посторонних был закрыт, что вызвало недовольство молодежи микрорайона Вецмилгравис. Вокруг “Зиемельблазмы” собралось около 100 человек, выражавших по этому поводу свою неудовлетворенность. После окончания вечера молодежью района Вецмилгравис на улице около дома культуры было спровоцировано нападение на учащихся Рижского училища прикладного искусства, сопровождавшееся разного рода выкриками. В результате данных действий несколько участников вечера получили телесные повреждения. Пострадавшие также подвергались издевательским репликам и оскорблениям».

Первый заместитель прокурора ЛССР В.Б. Даукшис 15 апреля 1988 года констатировал:

«Проведенной проверкой установлено, что уголовное дело по данному факту возбуждено несвоевременно… Имело место явное нарушение общественного порядка. Было также установлено, что участники драки причиняли телесные повреждения, некоторые из них применяли ремни, палки, т.е. в их действиях усматривался состав преступления, предусмотренного ст. 204 ч. 2 УК ЛССР. Однако, по поступившему материалу, не был решен вопрос в порядке ст. 109 УПК ЛССР».

Итак, злостное хулиганство, по которому зампрокурора Октябрьского района Э.А. Русанов (ныне известный адвокат) постановляет возбудить уголовное дело. К работе приступает старший следователь В.Э. Абзулена. В материалах упоминаются какие-то таблетки, которые пили гости вечеринки…

А вот справка от министра внутренних дел Бруно Яковлевича Штейнбрика:

«Комсомольской организацией Рижского училища прикладного искусства, расположенного по ул. Ленина, 39,27 для учащихся был организован закрытый вечер отдыха… При этом, без учета возможных негативных последствий присутствия на вечере значительного числа молодежи, не проживающей в микрорайоне, администрация дома культуры не уведомила отделение милиции “Вецмилгравис” о проведении данного мероприятия. Предоставив помещение ДК учащимся, от поддержания порядка устранилась…

Из взрослых представителей училища на вечере присутствовала только секретарь комсомольской организации, сами учащиеся были вызывающе и эксцентрично одеты, вели себя развязно. Пришедшая, как обычно, на дискотеку молодежь Вецмилгрависа в ДК допущена не была, что создало скопление ее возле Дома культуры. Вокруг ДК “Зиемельблазма” собралось не менее 100 человек, выражавших недовольство тем, что не могут попасть на вечер отдыха в клубе своего района. Со стороны дежуривших у входа в ДК гостей в адрес пришедшей молодежи были отмечены грубые высказывания».


В общем, произнесены кодовые заклинания «русские свиньи» — «бей гансов», и началось… Но и власть не стояла в сторонке. Вновь предоставим слово шефу МВД ЛССР:

«В ДК согласно маршруту патрулирования был направлен наряд — участковые инспектора Донец и Зеленков, а также наряды ППС и члены ДНД, которыми были приняты меры по рассеиванию толпы. Всего было задержано и доставлено в ОМ “Вецмилгравис” 28 несовершеннолетних — местных жителей, латышской и русской национальностей, все в трезвом состоянии».

Однако трое «гостей вечера» — 1963, 1966 и 1970 г.р., были задержаны для составления административных протоколов за нахождение в нетрезвом виде. Самый старший товарищ, оказавшийся техником 7-й городской больницы (что он делал на «закрытом» вечере будущих мастеров деревянного зодчества?), разбил раковину в женском туалете, за что был привлечен к ответственности по ст. 167 Кодекса административных правонарушений. Значит, среди совершеннолетних на мероприятии была не только девушка-комсорг. А может, еще кто?

Среди пострадавших имели место «легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья», что зафиксировал прокурор ЛССР государственный советник юстиции 2 ранга Я.Э. Дзенитис. Материалы в отношении участников драки были направлены в СПТУ-22 и 39, средние школы № 46 и 81. В свою очередь, начальник Октябрьского РОВД С.Е. Лебедев послал представление
директору Рижского училища прикладного искусства: «вечер отдыха в д/к “Зиемельблазма” не был достаточно подготовлен».

Хотя некоторые обстоятельства говорят о том, что подготовлен он был как раз очень конкретно. Ибо в марте 1988 года в Комиссию по межнациональным и национальным отношениям при ЦК КПЛ поступило письмо секретаря правления Союза писателей ЛССР, лауреата премии МВД ЛССР Андриса Колбергса. Точнее, это была статья под названием «Умысел», которую он предполагал напечатать в «Советской Латвии» — но получил от ворот поворот, несмотря на регалии.

Вот некоторые цитаты из материала А. Колбергса:

«Многие потерпевшие и свидетели говорят об отличной организованности нападавших и о каких-то командах, которые слышали. Может быть, молодчики уже и штурмовые отряды имеют? <...> Их было всего несколько человек, и все же они без страха бросились на организованную, вооруженную и озверевшую толпу юнцов, которая насчитывала свыше 200 человек. <...> Рига бурлит. Общественность возмущается, слухи, факты — притом общественность еще не знает, и представить себе не может, что виновные наказания не понесут».

Страшно, аж жуть. При этом мастер детективного жанра профессионально нагнетает. Тут у него и организация — «листовки “Собираемся на Бастионной горке, пойдем бить латышей”», и описание нападающих — «подавляющее большинство их — комсомольцы», и ритуальность места событий. «Дом культуры “Зиемельблазма”, в 1906 году сожженный царскими черными сотнями… близок сердцу каждого латыша».

Ну а далее А. Колбергс и вовсе переходит на рельсы теории заговора, придав драке районного масштаба поистине геополитическое значение в контексте… переговоров Рейгана и Горбачева:

«Надежды на встречу в Рейкъявике не совсем оправдались, но лед тронулся, и все предсказывало наступление весны международных отношений. Не всякой твари такая погода по душе. Мрачновато для всех, кто как-то связан с военно-промышленным комплексом, а уж для спецслужб совсем худо. <...> Акция должна была доказать, что начался период физического уничтожения латышей, и закон их впредь защищать не будет. Безвыходная ситуация должна была выгнать на намеченные манифестации у памятника Свободы».

В июне-августе 1987 года акции у Милды, действительно, прошли. И вполне вероятно, что в них принимали участие и молодые люди с вецмилгрависской «вечеринки». А закончил свое пафосное письмо А. Колбергс так:

«По-моему, с материалом важнее познакомится той части населения, которая повседневно пользуется русским языком, зоологический шовинизм части их молодежи — их боль и рана, которую только они сами могут вылечить. А во всем остальном — в работе, в ознакомлении с нашим языком и литературой, традициями и культурой мы, латыши, вам будем верными помощниками».

Так искренне, что прямо хочется сказать: спасибо за помощь, золотой вы наш товарищ Колбергс! И все-таки хорошо, что тогда, четверть века назад, этот ваш крик души не получил массового распространения. Ибо кто знает, что последовало бы потом. А так — дело прошлое, можно сказать, мхом поросло… Хотя метод провокации — он ведь вечен, не так ли?

Из главы «Латыши по обе стороны баррикад»:
17 латышских коммунистов и прораб перестройки


Александр Яковлев. Фигура одного из ключевых «прорабов перестройки» в Латвии известная. Более того — его, в свое время члена Политбюро ЦК КПСС, удостоили Ордена Трех Звезд! Однако мы обратимся к более раннему периоду его деятельности…

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Коммунистическая Партия Советского Союза. Центральный Комитет. Отдел пропаганды.
№ 300-AЦ, 4 февраля 1972 г., Сов. секретно.
ЦК Коммунистической партии Латвии тов. Воссу А. Э.
По договоренности направляю Вам материал из газеты “Дагенс Нюхетер”. Приложение: на 8 листах.
Зам. зав. Отделом пропаганды ЦК КПСС А.Н. Яковлев».


Что же такого интересного нашел заместитель заведующего в шведской газете, что перекочевало в «Служебный вестник иностранной информации ТАСС «ОЗП»? Оказывается, в Стокгольме вышло воззвание:

«Уважаемые товарищи! Мы, 17 латышских коммунистов, обращаемся к вам. Мы пишем вам потому, что не находим других возможностей оказать воздействие на дела и события, наносящие большой ущерб коммунистическому движению и марксизму-ленинизму, нам и другим малым национальностям».

Письмо к коммунистическим партиям Румынии, Югославии, Франции, Италии, Австрии и Испании (т.н. «еврокоммунистов», придерживающихся сепаратной от Москвы линии) было анонимным. Предлагалось поверить авторам на слово:

«Нас преследовали, многие годы мы провели в тюрьмах и рабочих лагерях буржуазной Латвии. Борьба за Советскую власть, за социалистическое общество стала содержанием и целью нашей жизни».

Так что же «старым большевикам» не нравилось в ЛССР? Прежде всего, русификация:

«К чему ведет такая политика, ясно видно из положения бывшей Карело-Финской ССР. Такой республики больше нет. Она ликвидирована, потому что местное население составляет менее половины численности общего населения республики. Теперь Карелия — часть РСФСР. Такая же участь ждет Казахстан и Латвию».

Тут «товарищи большевики» явно валят с больной головы на здоровую — Карело-Финская ССР была создана Сталиным в 1940 году как «утешительный приз» для несостоявшегося вождя социалистической Финляндии Куусинена и компании. Когда же в 1956 году с финнами нормализовали отношения, то Хрущев понизил статус республики до автономной. Казахстан же, несмотря на реальный удельный вес титульной нации меньше половины, так и был союзного уровня.

«В последние годы в Латвию завозили и завозят лесорубов из России, Украины, Крыма, Закавказья и Белоруссии. Продолжается уничтожение лесов, а завезенные лесорубы поселяются на постоянное местожительство в республике».

Ну не бред ли — «крымские лесорубы»! Точно так же, как такие пассажи:

«Рижское взморье теперь уже превращено в курорт союзного значения и местных жителей почти там уже нет».

«За исключением сельской местности в Курземе, Земгале и Видземе, в Латвии уже осталось совсем мало латышских детских учреждений и школ».

«Раньше в Латвии, как и в любом государстве, были свои кулинарные блюда, свои марки конфет, шоколада, папирос, а теперь только союзные марки: “Белочка”, “Ласточка”, “Кара-Кум”, “Казбек”, “Беломор-канал”. В столовых, кафе и ресторанах готовят блюда только по союзным, русским рецептам».

«Около половины периодических изданий Латвии издаются на русском языке. В Латвии не хватает бумаги для издания трудов латышских писателей, школьных учебников, но, несмотря на это, здесь издаются произведения русских писателей и школьные учебники на русском языке».

Интересно, кто вспомнит какой-то учебник из ЛССР на русском? Тонюсенькая республиканская география разве что, да краеведение. И если уж говорить о тиражах латышских писателей, то 40 лет назад они были в десятки и сотни раз выше того, что печатается ныне в независимой Латвии.

Но хватит цитировать этот хаотичный набор глупостей для неискушенного западного обывателя. Интересно — кто же был реальным автором «Письма 17-ти»? Атташе посольства СССР в Швеции А. Лиепа (в штате советского диппредставительства в Стокгольме были латыши!) информировал под грифом «Секретно»:

«Внимательное изучение “письма” показывает, что это работа рук самих латышских социал-демократов — Бр. Калниньша и У. Германиса. Стало известно, что У. Германис лично якобы переводил “письмо” с русского на шведский язык, вручил “письмо” лидеру ЛПК33 Швеции Херманссону и передал “письмо” в редакцию “Дагенс нюхетер” для публикации».

Лиепа отмечал, что «в кругах самой латышской эмиграции в Стокгольме и Уппсале существует недоверие к правдоподобности этого “письма”, даже распространяются анекдоты по этому поводу».

А председатель Объединения латышей в Америке (ОЛА) Улдис Грава 1 марта 1972 года заявил: «Еще неизвестно, как данный документ проник в “свободный мир”», но первым его получил Бруно Калнинь в Швеции… Удивление вызвало то обстоятельство, что «письмо» довольно продолжительное время находилось в руках одного латыша, а ОЛА было вынуждено его приобрести у американских источников только через месяц.

Скандал вокруг анонимки был таким крутым, что даже республиканская партийная газета «Циня» напечатала «Ответ клеветникам». Эмигрантская «Лайкс», в свою очередь, обвинила: «Ответ был написан в Москве и потом переведен на латышский язык».

На самом же деле, первоначальным автором «письма 17-ти» был Эдуардс Берклавс — бывший заместитель председателя Совета Министров ЛССР, попавший в опалу при Хрущеве. Откуда число взялось? Может, по аналогии с 1917 годом, которому, кстати, в обращении пели хвалу — так же, как и латышским стрелкам…

В общем, несмотря на то, что тогда, в начале 70-х, вроде как была «разрядка» — Запад и Восток обменивались такими булавочными уколами. С позиций сегодняшнего дня видна смехотворность ряда утверждений «письма 17-ти», жизнь доказала совершенно иное. А к идеям коммунизма в титульной нации апеллировать нынче совсем немодно. Потому и не вспомнили в ЛР про юбилей этой знаковой провокации.


**********************************************************
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4447511
Tags: Латвия, Перестройка и другие годы, СССР, Сделано в СССР, книги
Subscribe

  • Ленин и латыши (книги).

    Ко дню рождения Ильича на Историках выложены книжки: В.И.Ленин о революционном движении в Латвии и деятельности революционной Социал-демократии…

  • Симонян Р. Х. - новая книга.

    Не читайте эту книгу. До "бомбы Ленина" я ещё не дочитал, но, чувствую, она где-то лежит... Как автор стал ДОКТОРОМ социологии я не…

  • Новости левых Латвии.

    Интересующимся "чо там с левыми в Латвии" новости из РФЛ https://stradnieki.org/ Информационное сообщение о II съезде РФЛ 13 марта…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments