August 6th, 2015

кот-аналитег-в-тапки

Беженцы: коалиционеры грозят друг другу

фотоПремьер-министр Лаймдота Страуюма готова отправить министров Национального объединения ВЛ-ТБ/ДННЛ в отставку в случае, если они обжалуют решение правительства о приеме беженцев в Конституционном суде. Об этом глава правительства заявила в интервью журналу Ir.
Отвечая на вопрос, что произойдет, если Нацобъединение пойдет в Конституционный суд, Страуюма заявила, что в таком случае нацблок "выпадет" из коалиции.

В "Единстве" установился застой и партии необходима перезагрузка. Такое мнение в интервью журналу Ir высказала премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма.
"Партии нужна перезагрузка. Новые люди, новые идеи. Не хочу сказать "революция", но нужна эволюция, развитие", - указала она.

фотоЕсли мы не сможем принять у себя 250 беженцев, то Латвия не будет стоить "ломаного гроша". Такое мнение в интервью передаче "900 секунд" на телеканале ЛНТ высказал мэр Вентспилса Айварс Лембергс.

По его словам, "250 мигрантов Латвию не взорвут".

"Представьте себе, что вы – премьер-министр Лаймдота Страуюма. Вы сидите вместе с 27 министрами, Италия должна принять тысячи беженцев, а госпожа Страуюма говорит, что не примет и 250", - сказал Лембергс.

Он также раскритиковал политиков Национального объединения ВЛ-ТБ/ДННЛ за то, что они используют вопрос о принятии беженцев с целью политической агитации.
"В вопросе о принятии беженцев националисты проводят политическую агитацию", - отметил Лембергс, добавив, что за 25 лет из Латвии уехало около 700 000 жителей, и на уровне ЕС не поднимался вопрос о том, нужно ли принимать в эти страны латышей.
Лембергс также выразил сомнение, что Страуюма уволит министров Нацобъединения в случае, если представители данной политической силы оспорят решение правительства по вопросу принятия беженцев в Конституционном суде.
"Они просто останутся в меньшинстве, и увольнять не будет необходимости", - указал он.
Лембергс также выразил мнение, вопрос о принятии беженцев не станет причиной краха правительства.

комм: Политики публично расставляют приоритеты и "красные линии". Каникулы ещё продолжаются, есть время наговорить друг другу комплиментов :)

кот-фейспалм

Психолаг плохого не посаветовает!

http://g4.delphi.lv/images/pix/520x315/B68QNPmrFO8/mihail-labkovskij-46305527.jpg"Я публикуюсь во многих журналах, в том числе и в интернете, но никогда не вступаю в жаркие дискуссии, хоть это бы в разы увеличило количество просмотров. Уверенный в себе человек не должен никому ничего доказывать, поэтому я не ведусь на провокации, построенные по принципу "ты козел — сам козел". И вообще, мое мнение, что только невротики интересуются политикой, убийствами и катастрофами. Человек не тревожный лучше прочтет про новый фильм или премьеру в театре. И получит позитивную эмоцию."

Слушайтесь дохтура и будет вам счастие!

кот-пролетарий

А шведы тут как здесь

http://g3.delphi.lv/images/pix/520x315/app6PKaE4pQ/latvijas-piens-razotne-45002250.jpgСуд Валмиерского района сегодня объявил неплатежеспособность молочного кооператива Trikаta KS — крупнейшего акционера компании-переработчика Latvijas piens. Постановление обжалованию не подлежит.

Администратором процесса неплатежеспособности назначена Рудите Кликуча. Trikаta KS в установленный срок не представил согласованный с кредиторами план правовой защиты, в результате суд 23 июля решил прекратить процесс правовой защиты кооператива. Иск о неплатежеспособности Trikаta KS 14 мая подало в суд крестьянское хозяйство Kalnbrindas на основании долга в размере 10 тыс. евро.

Переработчик Latvijas piens остался должен Trikаta KS 3,036 млн. евро, и кооператив готовится продать принадлежащие ему 55,36% долей молокозавода. Этот вопрос будет рассматриваться на собрании членов кооператива 10 августа. Как уже писал Rus.lsm.lv, интерес к акциям проявили скандинавы — Arla Foods и Valio. Оба потенциальных покупателя страдают от тех же проблем, что и латвийские молочники — ответных санкций России, обвального падения курса российского рубля, а также резкого снижения закупочных цен на молоко (в Латвии они опустились ниже себестоимости еще год назад). Rus.lsm.lv уже сообщал, что убытки Arla за год (с августа-2014 до августа-2015) составили миллиард шведских крон, или около 100 млн. евро.

http://www.lsm.lv/ru/statja/ekonomika/novosti/krupniy-proizvoditel-moloka-trikata-ks-priznan-neplatezhesposobnim.a140495/
Latvjustrelnieki

Хутор Яновка

Оригинал взят у voencomuezd в Хутор Яновка
Напал на статейку небезызвестного Ярослава Тинченко об украинском полке "черношлычников".

http://hronograf.narod.ru/09/svoboda.htm

Он там упоминает про латышей в армии УНР. Петр Радзиньш, по его словам, был начальником штаба Черноморского коша армии УНР, а украинский полк черношлычников некоторое время возглавлял латыш, поручик Броже. Причем попал он к петлюровцам от красных.
Но мое внимание привлек следующий фрагмент.

12 апреля Черные Запорожцы ночевали на хуторе Давида Бронштейна — отца Льва Троцкого. Историограф Черных Запорожцев отмечал, что когда пришли черношлычники, хутор был еще целехоньким. Что с ним стало дальше, история умалчивает. Между прочим, Лев Троцкий в мемуарах писал, что его отец в 1920 году пешком бежал из хутора, спасаясь от преследования петлюровцев. На родину он больше не вернулся: знаменитый сын устроил его заведующим мельницей в Подмосковье. Выходит, что спасался тот именно от черношлычников под командованием латыша Броже.

Вспомнилось, как я читал сборник воспоминаний латышских стрелков, кажется, "Латышские стрелки" 1972 г. В 1920 г. во время борьбы с Врангелем латышские кавалеристы пришли на один хутор мобилизовывать лошадей. Увидели один табун и спросили - а это чей? Это местного помещика Бронштейна, говорят им. Ну так возьмем, раз хозяина нет - решили латыши. На них удивленно посмотрели и сказали, что вообще-то этот Бронштейн отец Троцкого. Латыши смутились, но потом посовещались и решили, что отец поймет и вообще, не ждать же, пока он вернется домой.
Так что, видимо, хутор черношлычников вполне пережил.

комм maksim_kot : статью по ссылки скопировал под кат чтобы сподручней лажала

[Spoiler (click to open)]

Ярослав ТИНЧЕНКО, «Киевские Ведомости» от 19 ноября 2002 г.

Знаете, что такое интернационализм по-националистически? Это когда националисты всех стран объединяются в борьбе против коммунистов. В Гражданскую войну представители разных наций (интернационалисты) сражались не только в рядах Красной Армии. Очень много националистов, особенно прибалтийских, служило в армии Украинской Народной Республики. В свою очередь, некоторые украинцы сражались за свободу стран Прибалтики, в частности Латвии. К слову, эта страна 18 ноября отметила День независимости.

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ

Штаб латвийской армии, третий справа в первом ряду - полковник Петр Радзиньш, октябрь 1919 года В период Гражданской войны Украина оказалась главным местом формирования многих национальных армий. Например, именно у нас, в Ровно, в конце 1917 года был создан 1-й Литовский батальон, вскоре переброшенный на родину и ставший основой для формирования собственных вооруженных сил. Из Киева в конце 1918 года в Каунас отбыл будущий военный министр Литвы — полковник армии гетмана Скоропадского Жукас. Из шинелей молодой украинской армии вышли будущие организаторы Белорусской народной армии (была и такая!) генерал К. К. Кондратович (Сырокомля) и ее начальник штаба — киевлянин подполковник Бородич, несколько видных офицеров эстонской и грузинской армий.

Полковник Петр Радзиньш (латыш) в украинской армии прослужил более года — с июня 1918 по август 1919-го. Он работал в оперативном отделе, был начальником штаба Черноморского коша армии УНР. Из воспоминаний, ему, как латышу, очень доверял Симон Петлюра. В своей армии он занимал должность начальника Генерального штаба. Ныне в Риге на одной из центральных улиц, напротив здания латышского военного министерства, висит роскошная доска Петру Радзиньшу — латышскому генералу и украинскому полковнику.

Но самой примечательной личностью среди иностранцев в украинской армии был не генерал и не полковник, а всего лишь поручик латыш Броже, некоторое время возглавлявший легендарный украинский полк черношлычников.

ЧЕРНЫЕ ЗАПОРОЖЦЫ

В украинскую армию поручик Броже попал случайно, впрочем, как и подавляющее большинство латышей и представителей других национальностей, сражавшихся в ее рядах. Судя по всему, он служил в Красной Армии, с частями которой оказался на юге Украины — под городом Проскуровым (ныне областной центр Хмельницкий). Здесь весной 1919 года поручик заболел тифом, был оставлен в каком-то захудалом местечке и затем подобран петлюровцами. Броже повезло: на больного случайно наткнулся друг по военному училищу, также бывший поручик Петр Дьяченко, командовавший в армии УНР конным полком Черных Запорожцев. Дьяченко решил не бросать товарища по училищу на произвол судьбы, хотя тот и был из вражеской армии, и взял с собой в обоз. Именно с полком Черных Запорожцев, или, как их называли в советской литературе, черношлычников, и связал свою дальнейшую судьбу (вернее, полтора года жизни) латыш Броже.

Поручик Броже - командир черношлычников. Рисунок В. Перебийноса, осень 1920 годаПолк был во всех отношениях уникальным. Во-первых — самая боевая и надежная часть украинской армии. Во-вторых, среди украинских кавалерийских частей полк был самым крупным: 300—400 сабель, 200—400 штыков да еще и собственная батарея из одного-двух орудий. В-третьих, здесь носили самую экстравагантную униформу: черные короткие жупаны, черные галифе, смушковые шапки с длинными черными шлыками (хвостами).

Черных Запорожцев небезосновательно боялись и красные, и белые. В подавляющем большинстве черношлычники были либо прирожденными казаками-рубаками, либо кавалеристами старой русской армии, которым противостоять в конном строю крайне тяжело. Командиров и комиссаров РККА в плен не брали. Да и русских — не всегда. Что касается украинцев и татар, то их ставили в строй — в Пластунский курень (батальон) полка. Этот курень в 1920 году для всей армии считался штрафным — туда отправляли провинившихся бойцов. Белых после сентября 1919 года Черные Запорожцы вообще не брали в плен, на то были свои причины: белые расправились с несколькими попавшими в их руки черношлычниками.

Вот в таком полку совершенно неожиданно очутился поручик Броже. Первое время он пребывал на правах личного гостя полковника Дьяченко. Относились к нему, естественно, с недоверием: а вдруг убежит к красным или белым? У поручика действительно были реальные возможности уйти либо к тем, либо к другим — никто его не держал. Но через несколько месяцев стало ясно: Броже добивается попасть в Латвию, а к красным и белым относится как к врагам своей родины. И тогда Дьяченко предложил ему должность помощника сначала по хозяйственной, а потом по строевой части.

ЗИМНИЙ ПОХОД

Был ноябрь 1919 года. Украинская армия в подавляющем большинстве лежала в тифу. Эпидемия начала ее косить еще в августе — под Киевом. Медикаментов не было, армия таяла и откатывалась на Волынь. Здесь ее зажали в небольшом треугольнике общей площадью в 30 километров между польским, белогвардейским и красным фронтами. Из 25 тысяч штыков и сабель осталось лишь пять тысяч бойцов, способных носить оружие. Глава УНР Симон Петлюра заключил временное перемирие с Польшей и с большей частью больных ушел на территорию, оккупированную польской армией. Оставшиеся 10—12 тысяч человек (из них свыше половины — больные тифом) во главе с генералом Омельяновичем-Павленко решили пробиться к Днепру и там поднять восстание.

6 декабря 1919 года украинская армия прорвала белогвардейский фронт и, построившись в несколько колонн, отправилась по тылам белых к своей цели. Когда же в январе 1920 года Украина была вновь занята красными, война возобновилась и с ними.

В этот поход, вскоре названный «зимним», пошел и поручик Броже. В полку в то время насчитывалось едва 220 сабель. В первые дни похода черношлычники значительно пополнились кавалеристами из остатков различных украинских частей, их сила возросла до 350 сабель. Была сформирована 4-я сотня, и вместе с 3-й они составили 2-й конный дивизион Черных Запорожцев, который возглавил Броже.

Уже в первые дни командования поручик смог отличиться. Дело было так. Армия дошла до Днепра, и командующий приказал Черным Запорожцам переправиться на Левобережную Украину. Полк перешел по льду и рысью направился к городу Золотоноше. Утром 15 февраля 1920 года дивизион Броже без выстрела ворвался в город. Конники дошли до здания гимназии, где размещался штаб красных, и начали обстрел. Им ответили ружейным огнем из соседних зданий. В бой втянулся весь полк. Половину Золотоноши заняли украинцы, половина осталась у красных. За городом разъезды черношлычников поймали местных чекистов и комиссаров и всех изрубили. Вечером полк покинул город, а вскоре по приказу командования вынужден был оставить и Левобережную Украину.

ЧЕРНОШЛЫЧНИКИ В ГОСТЯХ У ТРОЦКОГО

В начале апреля Дьяченко сильно покалечился — на скаку упал с резвого коня, и Броже пришлось взять руководство полком на себя. 12 апреля Черные Запорожцы ночевали на хуторе Давида Бронштейна — отца Льва Троцкого. Историограф Черных Запорожцев отмечал, что когда пришли черношлычники, хутор был еще целехоньким. Что с ним стало дальше, история умалчивает. Между прочим, Лев Троцкий в мемуарах писал, что его отец в 1920 году пешком бежал из хутора, спасаясь от преследования петлюровцев. На родину он больше не вернулся: знаменитый сын устроил его заведующим мельницей в Подмосковье. Выходит, что спасался тот именно от черношлычников под командованием латыша Броже.

В конце апреля 1920 года Дьяченко вновь принял командование полком, а Броже вернулся на должность командира 2-го дивизиона, а затем помощника командира полка по строевой части. В то время армия повернула на Запад: Петлюра заключил мирный договор с Пилсудским, по которому украинская армия становилась союзницей польской и должна была занять общий фронт на правом фланге — на Подолье и Волыни. После ряда боев 5 мая 1920 года армия Украинской Народной Республики прорвала красный фронт и соединилась с 3-й Железной дивизией УНР, воевавшей в составе польской армии.

28 августа в жарком бою ранили полковника Петра Дьяченко. Так получилось, что в полку, кроме Броже, не осталось старших офицеров из числа старослужащих. И Дьяченко снова поручил Броже возглавить черношлычников. Поручик полностью оправдал доверие командующего: черно-шлычники под его руководством захватили 54 пленных и несколько тысяч особо ценных для армии патронов, а 21 сентября отразили натиск вражеской пехоты, пытавшейся помешать украинским частям в сооружении моста через речку Збруч.

В бою 29 сентября черношлычники вновь отличились: взяли в плен более 300 красноармейцев, обоз с разным имуществом, почти 100 повозок и пять подвод артиллерийских снарядов.

2-я сотня хорунжего Редьки захватила легкое орудие, один тяжелый и шесть легких пулеметов. Успешно действовали Черные Запорожцы и в последующие дни. 7 октября в полк вернулся Петр Дьяченко, но поскольку он еще не до конца оправился от ранения, то руководство черношлычников две недели оставалось в руках поручика.

Латыш Броже покинул украинскую армию в декабре 1920 года. Он уехал на поезде, следовавшем по маршруту Варшава — Рига. В одних мемуарах есть упоминание о том, что поручика провожал весь полк Черных Запорожцев, но это несколько сомнительно — поляки вряд ли бы выпустили полк в полном составе (хотя и безоружный) из лагеря интернированных. Зато в лагере Броже устроили пышные проводы. Хоть полковник Дьяченко и писал, что первое время казаки недолюбливали Броже за незнание украинского языка, это не мешало им относиться к поручику с глубочайшим уважением за личную храбрость и воинский профессионализм.

Как будто в 20—30-е годы Петр Дьяченко переписывался с Броже, который в Латвии был начальником какого-то уезда. Но этим, к сожалению, все сведения о дальнейшей судьбе поручика Броже ограничиваются.

http://hronograf.narod.ru/09/svoboda.htm