August 26th, 2016

Latvjustrelnieki

скоро. одно фото.

berzin_02Он - латышский стрелок и чекист.

Она - подарила ему Rolls-Royce.

В 1938 году он был расстрелян, в 1956 году реабилитирован, в 1989 ему поставлен памятник.

Несмотря на специфику его работы "подопечные" хорошо о нём отзывались, у него было "странное" звание и орден Ленина.

Упоминание об этом Rolls Royce частично дано в латышской википедии. На русском такой информации не гуглится...значит будем делать маленькую сенсацию :)



кот-фейспалм

Ужас-ужас: чека повсюду!

Профессор Латвийского университета (ЛУ) и председатель правления Фонда ЛУ, бывший ректор ЛУ Иварс Лацис сообщил, что в свое время сотрудничал с КГБ СССР. Об этом пишет журнал Ir.
http://www.mixnews.lv/uploads/media/image/2016/08/11/let_12400050_webnewsdetailed_jpg.jpg
Таким образом Лацис стал вторым после политика Георга Андреева публичным лицом, которое спустя 20 лет после восстановления независимости Латвии признал факт своего сотрудничества с КГБ. В интервью Лацис выразил уверенность в том, что так называемые "мешки ЧК" нужно предоставить для исследований. По его мнению, если бы процесс люстрации проходил в начале 90-х годов, жизнь и общество в Латвии могли бы быть совсем другими. Также бывший ректор ЛУ полагает, что вопрос с "мешками ЧК" нужно решать, чтобы в обществе больше не было темы, с помощью которой можно продолжать дискриминацию и дискредитацию. Лацис считает, что причиной, которая кроется в нежелании ворошить "мешки ЧК", является тот факт, что решения об этом принимают люди, имена которых также могут быть в картотеке агентов КГБ. Также журнал сообщает о нюансе, когда после высказываний заместителя комиссии по расследованию архивов КГБ Кристине Яриновской Полиция безопасности внезапно предотвратила попытку сотрудников Латвийского университета открыть сейф 1-го отдела КГБ, который простоял в закрытом виде около 25 лет. Сейф ПБ забрала с собой вместе со всем содержимым. В самой Полиции безопасности эту ситуацию комментировать пока не стали.
http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/byvshij-rektor-lu-soznalsya-v-sotrudnichestve-s-kgb-pb-izyala-sejf-s-dokumentami.d?id=47836455

Комм: бывший ректор тут же покаялся, сказал что он не один такой и призвал к большей открытости "мешков ЧК", чтобы другие гебисты над ним не смеялись :))
Вообще это дикий ужас - руководитель преподаватель высшего учебного учреждения государства сотрудничает с органами государственной безопасности этого же государства! Если бы он сотрудничал с ЦРУ ему бы медаль сразу дали? Он не вписался в мейнстрим - все были против СССР и учили по методичкам госдепа, а он строго по методикам министерства образования ЛССР. Низабудемнипростим!

"Полиция безопасности внезапно предотвратила попытку сотрудников Латвийского университета открыть сейф 1-го отдела КГБ, который простоял в закрытом виде около 25 лет. Сейф ПБ забрала с собой вместе со всем содержимым." - то есть быть стукачём для ПБ в нынешней ситуации на самом деле охрененный патриотизм :)) Наверное это новый ректор? :) Потом вскроем "мешки ПБ", посмотрим....

ПыСы: посмотрел педивикию - Лацис в 70-80-х преподавал на физмате, ректором стал в 2000 году.
kot-аквариум

Внезапные ахтунги в Латвии. Муляж бомбы ликвидирован.

http://g2.delphi.lv/images/pix/520x315/QDuSYeM7mLQ/omega-policija-suns-47842273.jpgВ оставленной в пятницу днем на остановке в центре Риги подозрительной сумке, которую ликвидировали при помощи контролируемого взрыва, не было ничего опасного, заявил передаче LTV "Dienas ziņas" начальник Государственной полиции Инт Кюзис.
"Оказалось, что это просто муляж", — сказал Кюзис, добавив, что, вероятно, изготовивший муляж человек хотел проверить реакцию и действия полиции.
В то же время начальник полиции подчеркнул, что в таких случаях людям не следует прикасаться к подозрительным предметам, а нужно сразу информировать полицию.
http://rus.delfi.lv/news/daily/criminal/kyuzis-v-broshennoj-v-centre-rigi-sumke-byl-mulyazh-vzryvnogo-ustrojstva.d?id=47842263


Latvjustrelnieki

Rolls-Royce для латыша.

berzin_02"Он - латышский стрелок и чекист.
Она - подарила ему Rolls-Royce.
В 1938 году он был расстрелян, в 1956 году реабилитирован, в 1989 ему поставлен памятник.
Несмотря на специфику его работы "подопечные" хорошо о нём отзывались, у него было "странное" звание и орден Ленина.
Упоминание об этом Rolls Royce частично дано в латышской википедии. На русском такой информации не гуглится...значит будем делать маленькую сенсацию :)
"


Конечно, "Он" - это Эдуард Берзинь.
И теперь мы будем смотреть его Rolls-Royce "Silver Ghost".



[Spoiler (click to open)]

Поскольку я просто нажиматель клавиш в жж поэтому без академических изысканий делюсь кое-чем попавшим мне в руки.

Война-ЧК-Дальстрой

Попалась мне статья 1974 года из газеты "Циня" («Cīņa», №32, 7 февраля 1974 года), посвящённая 80-летию "гвардейца Октября" Эдуарду Берзиню. Там к удивлению я обнаружил фото никогда не публиковавшиеся на то время. Одно фото я обнаружил в интернете, второго - нет.

Эдуард Петрович Берзин
Первое фото в интернете есть (Берзинь с телефоном). Я взял его на сайте "Моя Родина - Магадан". В газетном варианте оно не такое качественное. Там же (на "Магадане") хорошая статья про Берзиня и несколько фотографий Дальстроя.
Возьму немного текста оттуда:

Э.П. Берзин (Берзиньш, латыш.) родился в 1893 году в Старо-Пебальской волости Вольмарского уезда Лифляндской губернии (Латвия) в семье крестьянина. С пятилетнего возраста вместе с родителями жил на окраине Риги, учился в городской школе, изучал малярное дело.
В 1910 году уехал в Германию, где окончил Берлинское королевское художественное училище.
По возвращении в Латвию был призван на военную службу. С января 1915 года в составе 4-го Видземского латышского стрелкового батальона участвовал в боях на фронтах Первой мировой войны.
В звании прапорщика был награжден серебряной нагрудной медалью на Станиславской ленте с надписью «За усердие», Георгиевским крестом 4-й степени, в 1917 году произведен в офицеры.
После Октябрьской революции участвовал в формировании 1-го легкого артдивизиона Латышской стрелковой советской дивизии, затем назначен его командиром. В 1918 году сыграл решающую роль в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве, был одним из главных участников операции по «разоблачению заговора Локкарта».
Во время гражданской войны сражался с белогвардейцами на Западном, Юго-Западном и Восточном фронтах; был сотрудником Регистрационного управления полевого штаба РККА; принимал участие в боях под Каховкой и Перекопом, затем служил в штабе Армии, являлся сотрудником ИККИ. Был замечен и приближен Ф.Э. Дзержинским. С февраля 1921 года стал сотрудником Спецотдела
ВЧК-ОГПУ.
В 1927 году Э.П. Берзин внес предложение в ВСНХ СССР о строительстве Вишерского целлюлозно-бумажного комбината (Северный Урал). В 1929 году выезжал в Германию и США для закупки оборудования. С 6 января 1931 года приступил к обязанностям начальника строительства Вишерской целлюлозно-бумажной фабрики ОГПУ.
А 14 ноября 1931 года был по рекомендации И.В. Сталина назначен первым директором Дальстроя — государственного треста по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней Колымы, позже реорганизованного в «Главное управление строительства Дальнего Севера».
«Ровно 5 лет, 10 месяцев и 15 дней было у Эдуарда Петровича на то, чтобы заложить город, построить первые причалы морского порта, промышленные предприятия, электростанцию, — пишет ягоднинский исследователь истории И.А. Паникаров в книге «Колымский ГУЛАГ в 30-е годы». — При нем открылись первая школа и школы-интернаты для детей местного населения, библиотека, появились киноустановки в двух добротных клубах из рубленого леса для показа немых, а потом и звуковых фильмов. Уже в год его приезда в системе Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛа) был создан небольшой театральный коллектив, с которого началась история Магаданского государственного музыкально-драматического театра. В центре будущего Магадана, по указанию Эдуарда Петровича, оставили нетронутым огромный таежный массив, чтобы превратить его в городской парк культуры и отдыха. Глядя сегодня на фотографии 30-х годов, с удивлением узнаешь в старых просеках парка современные асфальтовые дорожки, остатки строений тех лет и испытываешь чувство огромной благодарности к людям, которые еще в те страшные годы думали о нас… А через два года после приезда первого директора Дальстроя Колыма стала ведущим валютным цехом страны!»
В середине 30-х годов заключенные свободно передвигались по поселку-лагерю, могли покупать продукты в магазине для вольнонаемных, у каждого были счета в сберкассе, куда перечислялся заработок из лагеря (с учетом различных вычетов). Заключенные могли свободно писать письма, отправлять телеграммы и даже имели право вызывать на поселение свои семьи, чем многие и воспользовались.
В том же ключе о «берзинском» периоде лагерной Колымы пишет Варлам Шаламов: «Почему колымские годы, с 1932 по 1937 год включительно, выпадают из летописи побегов? Это – время, когда там работал Эдуард Петрович Берзин… Он пытался, и весьма успешно, разрешить проблему колонизации сурового края и одновременно проблемы «перековки» и изоляции. Зачеты, позволявшие вернуться через два-три года десятилетникам. Отличное питание, одежда, рабочий день зимой 4-6 часов, летом — 10 часов, колоссальные заработки для заключенных, позволяющие им помогать семьям и возвращаться после срока на материк обеспеченными людьми. В перековку блатарей Эдуард Петрович не верил, он слишком хорошо знал этот зыбкий и подлый человеческий материал. На Колыму первых лет ворам было попасть трудно… Тогдашние кладбища заключенных настолько малочисленны, что можно было подумать, что колымчане — бессмертны. Бежать никто с Колымы и не бежал – это было бы бредом, чепухой…»
Если в 1932 году на Колыме было добыто чуть больше 500 кг золота, то в 1934-м показатель вырос до 5,5 т, а в 1936-м он составлял уже 33,3 т (по данным с сайта Союза старателей России).
В период 1932-1937 гг. Дальстрой добыл почти 106 тонн химически чистого золота. С 1937 г. на рудниках «Кинжал» и «Бутугычаг» он стал добывать второй оборотный металл — олово. В общей сложности за период 1932-1937 гг. капитальные вложения на геологоразведочные работы Дальстроя составили 88,6 млн руб.
Первый директор Дальстроя Эдуард Берзин в Нагаево

- Вот мы узнали, что Эдуард Берзинь  - художник, латышский стрелок, чекист, директор Дальстроя.
У него было странное звание - дивинтендант, таких в СССР было ещё тридцать.
В 1935-м был награждён Орденом Ленина. Вольнонаёмные и осуждённые одинаково хорошо у нём отзывались.

Репрессии

Бюст Эдуарду Берзину, установлен перед зданием мэрии города Магадана в 1989 году"4 декабря 1937 года на пароходе «Феликс Дзержинский» Э.П. Берзин отбыл из Магадана в отпуск. Рассказывают историю, что когда он подошел к трапу, часовой неожиданно для всех остановил его и потребовал предъявить документы. «Берзин спокойно достал документы и поблагодарил часового за хорошее несение службы. Возглас вохровца неприятно задел провожающих. Многим показалось тогда, что провожают они своего директора не в отпуск, а насовсем» (М.П. Белов, там же).
19 декабря он был арестован, снят с поезда недалеко от Москвы, на ст. Александров как «организатор и руководитель колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации» и помещен в Лефортовскую тюрьму.
18 апреля 1938 года газета «Советская Колыма» опубликовала решение партийной комиссии при Политуправлении Дальстроя об исключении из рядов партии Э.П. Берзина и 21 его соратника. В газете также была напечатана статья О. П-вой «Борьба с троцкистско-бухаринским охвостьем не закончена. Ни малейшего ослабления бдительности!».
1 августа 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР «за измену Родине», «подрыв государственной промышленности», «совершение террористических актов», «организационную деятельность, направленную на свержение существующего строя», Эдуард Петрович Берзин был приговорен к высшей мере уголовного наказания.
Осенью 1938 года была арестована Эльза Яновна Берзина и была приговорена к 8 годам ИТЛ как жена изменника Родины.
Э.П. Берзин реабилитирован 4 июля 1956 года.
В 1989 году к 50-летию Магадана перед зданием горисполкома установлен бюст первого директора Дальстроя (скульптор А.В. Семенов). Годом раньше на здании магаданской школы №15 появилась мемориальная доска в честь Э.П. Берзина."

- Вкратце освежили биографическую информацию, а теперь, как любит восклицать Якубович на Поле Чудес", - "Автомобиль!".

Rolls-Royce

Статья в "Цине" ничего нового к информации выше не добавляет, за исключением одного фото и абзаца к нему.
Подписана статья: "Г. Грозова, руководитель отдела музея Революции Латвийской ССР".
Под катом текст на латышском языке и принт статьи:

[статья на латышском языке]
Par sociālistiskiem Tālajiem Ziemeļiem
Jauni dokumenti uzticamā Oktobra gvarda Eduarda BĒRZIŅA 80. dzimšanas dienā.

Enciklopēdija vēsti: viņš bija militārs un saimniecisks darbinieks, kurš izglītību guvis gan Cēsu pilsētas skolā, gan Vācijā, Freiburgas mākslas skolā, gan Berlīnes Mākslas akadēmijā un savu mūžu ar Padomju Savienības Komunistisko partiju saistījis kopš 1918. gada . . .
Pirmajam pasaules karam sākoties, Eduards Bērziņš devās uz fronti un pēc Oktobra revolūcijas jau komandēja Latviešu strēlnieku divīzijas 1. vieglās artilērijas divizionu. Satraucošiem notikumiem bagāts viņa dzīvē bija 1918. gads, kad Eduards Bērziņš piedalījās «kreiso» eseru dumpja apspiešanā Maskavā un Lokarta sazvērestības atklāšanā un likvidēšanā. Pilsoņu kara laikā viņš Rietumu, Dienvidrietumu un Austrumu frontēs cīnījās pret baltgvardiem, bet pēc tam turpināja veikt savu kaujinieka uzdevumu valsts drošības orgānos.
30. gadu sākumā šis varonīgais cilvēks pārgāja miera darbā — vadīja Višeras celulozes un papīra kombināta celtniecību Ziemeļurālos, mazliet vēlāk — lielo celtniecības trestu «Daļstroj». Šodien, balstoties uz daudziem jauniegūtiem materiāliem, publicējam vēsturnieces G. Grozovas rakstu tieši par šo Tālo Ziemeju periodu Eduarda Bērziņa dzīve, kurš mūsu lasītājam palicis varbūt mazak izgaismots.
Magadanu, kas pilsētas nosaukumu ieguvusi tikai 1939. gadā, no Rīgas šķir ne vien prāvā gadu starpība, bet arī tūkstošiem kilometru, daudz garuma un platuma grādu, klimatisko joslu un pavisam dažādie dzīves apstākļi. Tā ir pilsēta Tālajos Ziemeļos. Un tomēr tā mums nav nemaz tik tāla: Magadanas rašanās visciešākā kārtā saistīta ar rīdzinieka Eduarda Bērziņa vārdu.
. . . Jaunajai Padomju valstij bija vajadzīgs zelts. Jā. arī no šī metāla daudzējādā ziņā bija atkarīgs, kā izdosies īstenot valsts industrializācijas plānus, izpildīt pirmos piecgades uzdevumus. Bija vajadzīgs daudz zelta.
Tālajos Ziemeļos Kolimas upes baseina zemē tas gulēja. Gulēja pasakainas zelta bagātības. Tās bija jāiegūst. Arī tagad, izmantojot mūsdiena tehniku un dzīvojot labi iekārtotos namos, nav viegli strādāt mūžīgā sasaluma joslā. Bet toreiz nokļūt līdz Kolimai vien jau bija varoņdarbs. Taču vajadzēja. Vajadzēja veikt vēl vairāk — apmesties tur uz dzīvi un radīt rūpnieciskas ieguves vietas.
1931. gada novembrī valdība pieņēma lēmumu par Tālo Ziemeļu celtniecības tresta dibināšanu. Un par tā pirmo direktoru iecēla Eduardu Bērziņu (skat. attēlā, pirmpublicējums) — cilvēku, kas jau bija uzkrājis pieredzi vienā no lielākajām pirmās piecgades jaunceltnēm, būvējot celulozes un papīra kombinātu.
Visu savu neatlaidību un enerģiju viņš tagad ziedoja zelta Kolimas apgūšanai. Sešus gadus vadīja zelta raktuvju celtniecību un darbu. Par valdības uzdevuma sekmīgu Izpildi saņēma augstāko apbalvojumu — Ļeņina ordeni.
Gatavojoties Eduarda Bērziņa 80 gadu Jubilejai, Latvijas PSR Vēstures muzeja līdzstrādnieki uzmeklēja viņa paziņas, darba biedrus, to tuviniekus un ieguva retus un interesantus dokumentus.
Lūk, gadu gaitā nomelnējis tvaikoņa «Sahalīna» fotoattēls. Šis kuģis 1932. gada 4. februārī Kolimas pionierus atveda uz Nagajevas jomu. Kad «Sahalīna» atstāja Vladivostokas ostu, lai dotos uz ziemeļiem, navigācijas sezona jau beidzās. Japāņu un Ohotskas jūru klāja ledus. Talkā nāca ledlauzis «Litke», kas tad ari atveda «Sahalīnu» līdz Naģajevas jomai. Pavadījuši divdesmit piecas dienas grūtajā ceļā, drosminieki sasniedza jauno darba vietu. Ekspedīcijas dalībnieki uzcēla teltis un saplākšņa barakas. Uz laiku vajadzēja aizmirst elementārās ērtības — visu, kas šķiet nepieciešams «civilizētam» cilvēkam.
Tūliņ arī sāka celt Magadanas ciematu. Tas kļuva par štābu, no kura sākās uzbrukums Tālajiem Ziemeļiem . . . Daudzos attēlos mēs tagad skatām pirmās ēkas Magadanā, tās apkārtni, Gertnera līci un ceļu uz to. Vēlāk šo ceļu nosauca Eduarda Bērziņa vārdā.
Kolimas apgūšanas pirmo gadu vēsturē īstus varoņdarbus veica daudzi automašīnu un traktoru vadītāji, ģeologi, zelta raktuvju strādnieki. Mašīnām un traktoriem vajadzēja braukt bez ceļa, pa purviem un stigām, kur vēl nebija izlauzti celmi, pa vairāku metru biezu sniegu, nereti arī briesmīgā aukstumā, kad spirta stabiņš termometrā noslīdēja līdz mīnus 60 grādu iedaļai.
1918. gadā par piedalīšanos Lokarta sazvērestības atklāšanā Eduardu Bērziņu apbalvoja ar Sarkanā Karoga ordeni un zelta zobenu, bet Nadežda Krupskaja viņam uzdāvināja mašīnu «Rolls-Royce» (skat. attēlā, pirmpublicējums). Šo automobili viņš aizveda uz Magadanu un ar to braukāja uz raktuvēm. Kādā fotoattēlā redzama vecmodīga automašīna ar spieķa riteņiem. Tas ir tas pats E. Bērziņa «Rolls-Royce», kuram līdzās stāv šoferis Jānis Krūmiņš un Tālo Ziemeļu celtniecības tresta direktors.
Magadanā toreiz katrs strādāja par trim, un atpūtas brīži iznāca ļoti reti. Taču vienu no tiem fiksējis fotoattēls. Redzam Eduardu Bērziņu kultūras un atpūtas parkā. Kopā ar viņu — Roberts Apīnis, bijušais Latviešu strēlnieku divīzijas komisārs. Magadanā viņš bija žurnāla «Kolima» atbildīgais redaktors.
Mūsu priekšā arī viens no šī izdevuma numuriem, ko saglabājusi R. Apīņa sieva Zelma Draudiņa-Apīne. Tas veltīts galvenokārt Tālo Ziemeļu celtniecības tresta piecu gadu pastāvēšanai, pirmajiem rezultātiem un sasniegumiem Magadanas celtniecībā un Kolimas bagātību apgūšanā. Žurnālā aktīvi līdzdarbojās ari Eduarda Bērziņa sieva fotokorespondente Elza Bērziņa, kuras vārds lasāms zem dāudziem attēliem.
Tajā laikā Kolimā sāka iznākt arī laikraksti. Kādā «Kolimas» fotoattēlā redzama šejienes pirmās iespiestās avīzes «Oročelo-Evenskaja Pravda» redakcijas kolēģija, kuras vidū — Kārlis Ezerietis-Kalniņš. Nesen apmeklējām viņa sievu Mariju Ezerieti-Kalnlņu, kas tālajā Kolimā dalījās ar vīru visās grūtībās.un priekos.
. . . Tā mūsu rokās no daudziem atsaucīgajiem cilvēkiem, kam dārga gan Eduarda Bērziņa dzīve, gan vispār mūsu tautas vēsture, nonāca pirmā ranga valsts drošības komisāra Deribasa apsveikums Tālo Ziemeļu celtniecības tresta direktoram E. Bērziņam sakarā ar tresta plecu gadu pastāvēšanu, materiāli par Lielās Oktobra sociālistiskās revolūcijas gadadienas svinībām Magadanā 1936. gadā un citi saistoši dokumenti . . .
Kolimas apgūšanas piecgadu plāns, partijas un valdības uzdevums tika izpildīti. Tālais novads sāka dot produkciju un kļuva mūsu zemei par ļoti nozīmīgu valūtas cehu. Nenoliedzami lieli nopelni visā šajā darbā, kas līdzinājās patiesai cīņai, bija Eduardam Bērziņam — nesamierināmajam un dedzīgajam cīnītājam par Ļeņina idejām, par partijas un visas tautas lietu.

G. Grozova,
Latvijas PSR Revolūcijas muzeja nodaļas vadītāja.
«Cīņa», №32
7. februārī 1974. gada.
avto_res-2_00001



Интересующий нас фрагмент:
"1918. gadā par piedalīšanos Lokarta sazvērestības atklāšanā Eduardu Bērziņu apbalvoja ar Sarkanā Karoga ordeni un zelta zobenu, bet Nadežda Krupskaja viņam uzdāvināja mašīnu «Rolls-Royce» (skat. attēlā, pirmpublicējums). Šo automobili viņš aizveda uz Magadanu un ar to braukāja uz raktuvēm. Kādā fotoattēlā redzama vecmodīga automašīna ar spieķa riteņiem. Tas ir tas pats E. Bērziņa «Rolls-Royce», kuram līdzās stāv šoferis Jānis Krūmiņš un Tālo Ziemeļu celtniecības tresta direktors."

Перевод абзаца:
"В 1918 году за участие в раскрытии заговора Локарта Эдуард Берзинь был награжден орденом Красного Знамени и золотой саблей, а Надежда Крупская ему подарила машину «Rolls-Royce» (смотрите на изображении, публикуется впервые). Этот автомобиль он отвёз в Магадан и ездил на нём на шахты. На фотографии виден старомодный автомобиль с колёсами на спицах. Это тот самый "Rolls-Royce" Э. Берзиня, рядом с которым стоит водитель Янис Круминьш и директор строительного треста Дальнего Севера."

Теперь фото:

res_00001
«Rolls-Royce» подаренный Крупской Эдуарду Берзиню. У машины водитель Янис Круминьш и директор Дальстря Э.Берзинь.

Вот цитата с "Магадана":
Михаил Прокопьевич Белов, член Союза писателей СССР: «.....Вдруг подъезжает роскошная легковая машина. И выходит из нее человек в габардиновом макинтоше. Высокий. Стройный. Классически строгое лицо. Аккуратно подстриженная бородка. Спросил: «Куда вас подвезти?». Выслушав, посмотрел на берег. А берег был рядом. Человек почему-то вздохнул и молча пригласил меня в машину…» (М.П. Белов, «Из моего времени»).

Википедия
На латышском варианте страницы есть упоминание о периоде Дальстроя: "Ikdienā pārvietojies ar Rolls Royce automašīnu". ("Каждый день перемещался на автомашине Роллс-Ройс").
И всё. То есть упоминания откуда машина там нет.

Версия:
Я полистал материалы в инете про ленинский гараж:

https://www.gazeta.ru/auto/2015/04/22_a_6651293.shtml

http://www.lomakovka.ru/Rolls-Royce-1915.html

http://dmpokrov.livejournal.com/400177.html

http://mgorki.ru/published-works/249-2014-07-10-18-34-24


Про машину Берзиня нигде нет ни слова, не говоря уже про фото.
Судя по упоминаниям, это мог быть только Rolls-Royce "Silver Ghost" (выпускались до 1926 года).
Вот погуглил похожую модель:
http://www.conceptcarz.com/images/Rolls-Royce/26-Rolls-Silver-Ghost-S226PL_DV-13-AI_02.jpg
Упоминаются где два, а где три Ролса (один был переделан на гусеничный ход).
Один Ролс в музее есть, гусеничный тоже, а где третий? - у Берзиня? в Магадане? А сейчас??
До 1921 года Берзинь катался на машине по фронтам Гражданской войны?

Много вопросов, и все не ко мне :)

Я "задачку" поставил, кому интересно пусть ищут.
А на сегодня всё, спасибо за внимание!
Ваш, maksim_kot