October 15th, 2016

кот-аналитег-в-тапки

День государственного позора - 15 октября 1991 года

День государственного позора - 15 октября 1991 года
С
егодня исполнилось четверть века с того дня, как Сейм Латвии принял постановление «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации», в соответствии с которым треть населения страны была лишена фундаментальных человеческих прав.


Появился позорный институт так называемых неграждан — постоянных жителей страны и налогоплательщиков, юридически оформленных в людей второго сорта.
В 1991 году «негры» были лишены не только права участвовать в выборах и референдумах, избирать и быть избранными — то есть политических прав. Они были лишены ВСЕХ прав.
Негражданам было запрещено участвовать в приватизации, оформлять в собственность недвижимость, землю, получать социальную помощь от государства, рассчитывать на его защиту за рубежом, работать на государственной службе и в самоуправлениях, служить в силовых структурах.
Негражданство передавалось по наследству, как в индийских кастах, а возможности натурализоваться и стать гражданами первые несколько лет не существовало вовсе.
Об этой истории сегодня нельзя забывать. По нескольким причинам.
Во-первых, ситуация с негражданством в Прибалтике до сих пор не решена. Те, кто говорит, что такой проблемы давно не существует, — сдавай экзамены и становись гражданином, — лгут. Проблема в том, что так и не признана порочность самого явления — превращения трети населения в людей второго сорта ради построения этнократии и распила «наследия оккупации» строго между своими.
Во-вторых, история русских в Прибалтике — это немеркнущий маячок, напоминающий о лицемерии как одной из основ западного общества. Запад не погнушался принять Латвию и Эстонию в НАТО и Евросоюз прямо так, с негражданами, не прекращая при этом своих камланий о демократических идеалах, защите человеческого достоинства и правах человека. Грош цена этим камланиям — доказывает пример большинства русскоязычных жителей Латвии и Эстонии. Когда дело заходит о большой политике и прагматических интересах, о демократии и правах человека западные правительства не вспоминают.
В-третьих, долгосрочные последствия лишения гражданства, поражения в правах, языковых репрессий и риторики «чемодан, вокзал, Россия» доказывают, что ненависть, ксенофобия и ложь — это неэффективная стратегия национально-государственного строительства, которая отравляет и медленно убивает избравшее её государство.
По опустевшей на треть Прибалтике, у которой давно нет будущего, потому что из её стран сегодня повально бегут уже не только «оккупанты и их потомки», но и титульные «избранные расы», это видно лучше всего.

А вот листовка НФЛ, с которой он шел на выборы и в которой обещал гражданство всем. Во многом именно поэтому из 203 депутатов Верховного Совета, избранных в 1990 году, 135 были избраны от НФЛ.

http://imhoclub.lv/ru/material/den_gosudarstvennogo_pozora
кот-ВОВ

Освобождению Риги - 72. Звезда Павлова

Константин Гайворонский

Звезда Павлова

Он был единственным, кому дали Героя за освобождение Риги


Правобережную Ригу немцы сдали сравнительно быстро. Правда, на пять часов быстрее, чем планировали, — в ночь на 13 октября два сводных полка 67-й армии форсировали Кишэзерс на амфибиях Ford GPA.



Этого немецкое командование от упершейся в озерный рубеж армии генерала Романовского не ожидало. Многие подготовленные к взрыву здания так и уцелели благодаря этому броску через озеро. Но мосты на Даугаве немцы взорвали аккуратно. И вышедшие на набережные Риги части двух армий уперлись в реку.

А за Пардаугаву немцы уцепились крепко. Наступавшие на Ригу по левому берегу Даугавы армии 2-го Прибалтийского фронта с трудом прогрызали оборонительный обвод под городом. Между тем 13 октября Москва уже салютовала освободителям Риги 24 залпами, Ставка настаивала на скорейшем взятии и Пардаугавы.

[Spoiler (click to open)]

Особенно доставалось 2-му Прибалтийскому, которому приходилось биться буквально за каждый метр. Вечером 13 октября начштаба фронта генерал Сандалов получил очередной втык из Генштаба: «1-я ударная уже захватила плацдармы на вашем берегу Даугавы, а вы все еще топчетесь на месте». Сандалов вспоминал, как позвонил командующему 1-й ударной генералу Захватаеву:

— Вам что, на самом деле удалось захватить плацдарм?

— Какой там плацдарм! Так, пятачки небольшие в разных местах… Там три батальона и две роты. У них-то и оружие в основном автоматы да пулеметы. Переправлялись ведь налегке… А у немцев на том берегу оборона крепкая… Гвардейцы держатся, но несут большие потери.

— Вряд ли разумно было посылать столь небольшие силы.

— Что поделаешь! — ответил Захватаев. — Верховный потребовал от командующего фронтом очистить западную Ригу в течение ночи. Тот нажал на нас. Ну а мы, конечно, на дивизии. Вот те и переправили…





Это, так сказать, оперативный фон, а теперь спустимся на тактический уровень, где и действовал герой этого рассказа. Батальонам армии Захватаева действительно удалось захватить плацдармы на Закюсале и Луцавсале. Но немцы бешено контратаковали, и в итоге на островах из 4 плацдармов осталось два.

Тогда штабы 1-й и 67-й армий решили форсировать Даугаву на широком фронте — от Закюсалы до Болдераи. Чуть севернее Кипсалы высаживался 1-й батальон 37-го гвардейского полка 12-й гвардейской стрелковой дивизии. Начальником радиостанции батальона был гвардии старший сержант Павлов.


Довоенная биография Павлова Никифора Михайловича, русского, 1913 года рождения, уроженца деревни Николаевское Смоленской губернии, была обыкновенна и по-крестьянски негероична. Отец погиб на фронте в Первую мировую, и так-то небогатое хозяйство пришло в полный упадок. Окончил два класса, а потом пришлось помогать матери кормить семью, работать на чужих людей не разгибаясь.

Но выпал парню счастливый билет — в начале 1930-х по комсомольской путевке направили его на подготовительные курсы при Дорогобужском педагогическом техникуме. Поступил, окончил с отличием, даже успел поучительствовать. А в октябре 1939 года призвали в РККА — армия переходила на всеобщую воинскую повинность и увеличивалась в 4 раза в преддверии грядущей войны…

Осенью 1941 года под Вязьмой его дивизия попала в окружение. В том котле сгинули целые армии, но Павлов уцелел, партизанил, дождался прорыва кавалерийского корпуса Белова в тыл немцам и вместе с ним вышел из окружения. Освобождал родную Смоленщину, с боями прошел через Белоруссию и Прибалтику. Награжден орденом Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу» — для сержанта это очень немало.


Через Даугаву его батальон пошел в ночь на 14 октября. 12-я гвардейская дивизия принимала участие в формировании Днепра, но и там, как утверждает описание боевого пути 1-й ударной армии, старожилы дивизии не припомнят такого огня, как на нашей Двине. И это было только начало.

Первые эшелоны десанта проскочили в темноте, но утром немцы накрыли переправы плотным огнем, и десантники оказались отрезанными на левом берегу. Батальон Павлова отразил семь атак, и после каждого боя оставалось в нем все меньше — 150, 100, наконец 20 бойцов.

Удержались они именно благодаря ему — Павлов непрерывно корректировал огонь артиллерии с правого берега, трижды вызывал его на себя, дважды раненый, сам ложился за пулемет. Как сказано в его наградном деле, «лично уничтожил огнем до 25 гитлеровцев». Плацдарм устоял. А на следующий день, 15 октября, 10-я гвардейская армия прорвала немецкую оборону и освободила Пардаугаву.

За этот бой в марте 1945 года гвардии старшему сержанту Павлову Никифору Михайловичу указом Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. Только он об этом так и не узнал. 7 февраля 1945 года в бою у городка Хощно, что в Польше, сержант Павлов погиб.


После войны именем Павлова была названа одна из улиц в Московском районе Риги. Ныне район называется Латгальским предместьем. Улицу тоже переименовали — в Вишкю.

Много у нас чего переименовали, и вряд ли кто-то жалеет, что, например, улица Свердлова ныне носит имя полковника Бриедиса. Но вот с Вишкю — дело другое.

Обратно ее, конечно, никто не переименует. Но для себя насчет Вишкю можем договориться без пафоса и торжественных клятв — не забывать в честь кого она была в свое время названа. Чтобы при случае сказать: «Вишкю? А-а, это которая Павлова». Чтобы было понятно: помним.



http://imhoclub.lv/ru/material/zvezda_pavlova


кот-в-сапогах

Музыка на выходные: немного о Бобе Дилане

Оригинал взят у med_history в Новейшая история медицины (и нобелевских премий): немного о Бобе Дилане
Группа ученых из Каролингского института в Стокгольме проанализировала, как часто строки из песен Боба Дилана цитируются в биомедицинских журналах. Выяснилось, что количество цитат выросло экспоненциально с 1990 года.


История началась в 1997 году, когда профессора Каролингского института опубликовали в журнале Nature статью под названием «Nitric Oxide and Inflammation: The answer is blowing in the wind». В названии цитируется название песни «Blowin’ in the Wind» Через несколько лет коллеги «ответили» им статьей под названием «Blood on the tracks: a simple twist of fate» с парафразом на название альбома 1975 года с одной стороны и на название песни с другой. Затем ученые заключили пари: тот, кто напишет больше статей с цитатами из песен Дилана до ухода в отставку, выигрывает ланч в ресторане университетского кампуса. При этом важно, чтобы цитаты были привязаны к научному контексту статей.



Неудивительно, что профессора-фанаты Дилана решили выяснить, как часто его песни цитируются в научных публикациях. В мае 2015 года ученые проанализировали базу медицинской литературы Medline. Кроме прямых цитат в исследование включили парафразы из песен. Например в названии статьи «Knockin’ on pollen’s door: live cell imaging of early polarization events in germinating Arabidopsis pollen» используется парафраз названия знаменитой песни 1973 года «Knockin’ on Heaven’s Door».



Ученые классифицировали 213 из 727 статей с цитатами и парафразами, как однозначно содержащие цитаты из Дилана, и включили их в последующий анализ. Самая ранняя статья появилась в 1970 году в Journal of Practical Nursing через восемь лет после выхода дебютного альбома певца. До середины 70-х годов вышла целая россыпь статей с цитатами, но потом до 1990 года наступило затишье и исследователи нашли только несколько материалов. Зато начиная с 1990 года и до момента исследования количество таких материалов выросло экспоненциально.

Самыми цитируемыми оказались песня «The Times They are a-Changin», упоминавшаяся в 135 статьях, и «Blowin’ in the Wind», встретившаяся исследователям 36 раз. Так, «Blowin’ in the Wind» была озаглавлена редакционная статья в журнале TheBMJ, рассказывающая о рисках в дельтапланерном спорте. Ученые отметили, что в некоторых журналах статьи с цитатами из Дилана встречаются чаще, чем в других, например в Nature было опубликовано шесть таких статей. Также выяснилось, что цитаты из Дилана в заголовках не влияют на частоту упоминаний материала.



Ученые предлагают несколько гипотез, объясняющих, почему авторы стали активно цитировать Дилана только после 1990 года. Так как редакционные статьи чаще всего встречались в исследовании, возможно причина в различной политике цитирования в 70-х и 90-х годах. По другой версии, студенты, которые пели песни Дилана еще в 60-е годы, со временем стали медиками, учеными, или, что еще важнее, редакторами медицинских научных журналов. Как бы то ни было, песни Дилана служат отличным источником вдохновения для ученых.

Екатерина Русакова
Редактор N+1

https://nplus1.ru/blog/2015/12/17/BlowinintheWind

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик
вконтакте