maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Базовый договор

08.10.2013
Игорь ВАТОЛИН, "Вести"

09_retro_45 октября 1939–го: могла ли Латвия оказать сопротивление СССР?

5 октября 1939 года руководители Латвийской Республики и СССР подписали договор, предусматривающий размещение на территории Латвии советских военных баз, после чего шансы Латвийской армии оказать сопротивление Красной армии стали равны нулю. О вероятности выбора правительством Улманиса пути, на который месяц спустя встало руководство Финляндии, «Вести Сегодня» беседует с историком Эриком Жагарсом.

Не Финляндия

— Была ли у латвийского правительства хотя бы малейшая возможность отказаться от предложения СССР о размещении военных баз и попытаться оказать сопротивление?

— Чисто теоретически была. Для этого нужно было создать тесный военный союз с Эстонией — вплоть до единого военного руководства. Укрепить общими усилиями эстонские острова и в случае нападения СССР отступать с боями, ориентируясь на эти самые острова как на последний рубеж обороны. Но в реальности этого не произошло.

Но даже при готовности политических и армейских верхушек двух стран к заключению подобного союза финляндский вариант вряд ли получился бы по внутриполитическим причинам. СССР сразу потребовал от Финляндии часть территории, что было неприемлемо для широких народных масс этой страны. А Латвии предлагалось «всего лишь» заключить мирный договор, предполагавший временную аренду земли под военные базы. Объяснить народу, что размещение этих баз угрожает территориальной целостности страны, было совсем не просто.

Единства по вопросу баз не было даже в самой латвийской армии. Если офицеры в основном были готовы выполнить любой приказ правительства, то уговорить солдатскую массу воевать с Советским Союзом было проблематично. О настроениях армейских низов свидетельствуют такие меры: если по старому плану мобилизации в случае объявления войны 19 полков айзсаргов должны были стать отдельными частями со своими испытанными командирами, то согласно новому мобилизационному предписанию айзсарги как опора режима Улманиса должны были разбавить ненадежный рядовой состав армии.

[Spoiler (click to open)]


О том же свидетельствует создание в штабе армии специального отдела по воспитательной работе с солдатами. В его задачу входила подготовка методических разработок для проведения с рядовыми политических бесед, отличавшихся антивосточной направленностью. Такого никогда еще не было.

По большому счету только две воинские части в полной мере сохраняли верность правительству Улманиса: штабной батальон, который маршировал на парадах и нес охрану памятника Свободы, и кавалерийский полк, в общей сложности около 900 человек.

09_ezhagars

— Сколько всего человек было в рядах НВС Латвии?

— Порядка 20 тысяч бойцов. Но после объявления мобилизации латвийская армия могла выставить 130 тысяч человек. Силы немалые, но вот только они не были готовы воевать с СССР. К тому же согласно донесениям Латвийского политуправления осенью 1939 года в двенадцати волостях Латгалии были созданы подпольные военно–революционные комитеты для подготовки вооруженного восстания. В донесениях германской разведки упоминается возможность «коммунистического вооруженного восстания» в Риге. Хочу заметить, что эти группы не были связаны с Москвой и представляли из себя местную самодеятельность, прообраз рабочей гвардии лета 1941 года. Примечательно, что когда 16 июня 1940 была правительство Улманиса получило советскую ноту, то в Карсавской волости вспыхнуло антиправительственное восстание, на подавление которого двинули армейские части.

— А как обстояло дело с вооружением?

— Деньги на содержание армии выделялись немалые — порядка 20% государственного бюджета. Причем к концу 1930–х — до 25% и выше. Все это время армия пользовалась особым вниманием, офицеры считались элитой латвийского общества.

В январе 1939 года был создан Фонд государственной обороны, куда до июня 1940 года удалось собрать 22,8 млн. латов, из которых 2 млн. составили народные пожертвования. Несмотря на такие жертвы, вооружение оставалось больным местом. Военные просили еще и еще, справедливо указывая на отсутствие эффективной противотанковой и зенитной артиллерии.

— Какие силы были сосредоточены на границе с Латвией со стороны СССР?

— К границам Латвии должна была выдвинуться мощная 7–я армия, которая спустя несколько месяцев штурмовала и в итоге прорвала линию Маннергейма в ходе зимней войны с Финляндией… Силы были серьезные.

Марш Черняховского на Ригу

— Как проходили ввод и обустройство советских войск на латвийской территории?

— В конце октября в Ригу прибыла советская военно–морская делегация во главе с заместителем командующего Калининским военным округом комкором Болдиным и замнаркома ВМФ адмиралом Исаковым. Латвийскую сторону возглавлял генерал Хартманис. Эта комиссия в течение 3–4 дней заседала в Риге, выезжала на места — решала конкретные вопросы дислокации частей Красной армии и флота.

Договорились, что в Лиепае в распоряжение Красной армии отходит Военный городок. Установили места дислокации сухопутных сил в Вентспилсе и еще в нескольких местах Курземе. Все шло по плану, пока советские военные не потребовали срочно встретиться с военным министром генералом Балодисом. Местом встречи стала совещательная комната при ресторане гостиницы «Рома» (сейчас здесь расположена гостиница «Рига». — И. В.). Советские представители настаивали на размещении не предусматривавшейся ранее танковой базы в Елгаве. На Елгаву Балодис не согласился и отвел территорию у самой границы с Литвой, в Эзере. Что устроило советских военных.

Нюанс состоит в том, что согласно первоначальному плану все советские военные базы должны были разместиться слева от Венты. Чтобы в случае необходимости Латвийская армия могла какое–то время держать оборону вдоль этой реки. Размещение базы на правом берегу Венты в Эзере ставило крест на этих планах. В результате здесь разместился танковый полк под командованием будущего генерала армии, тогда майора Ивана Черняховского. Именно танки Черняховского вошла в Ригу 17 июня 1940 года.

В конце октября советские военные суда зашли в военный порт Лиепаи. Тогда же командиры Латгальской и Земгальской дивизий генералы Крустиньш и Бахс торжественно встречали эшелоны с советскими военными на приграничных железнодорожных станциях Зилупе и Индра. Под «Диевс свети…» и «Интернационал» командиры советских эшелонов отрапортовали латвийским военным о прибытии и продолжили движение к местам дислокации.

В ходе работы двусторонней военной комиссии были заключены порядка десяти соглашений о местах и условиях расположения частей Красной армии, объединенных во 2–й Особый военный корпус. Его численность составляла 20 тыс. человек, что примерно соответствовало численности Латвийской армии в мирное время.

31 октября последний латвийский солдат покинул территорию Военного городка в Лиепае. Тогда же там началось размещение частей Красной армии. Позднее добавились военно–воздушные силы. Правительство ЛР создало специальный штаб для связи с частями ОВК и комитет по снабжению их продовольствием. Объемы и график снабжения хлебом, маслом, молоком, крупой и другими продуктами были детально оговорены на предварительных переговорах.

Плюс армейская велосипедизация

— После размещения «ограниченного контингента» советских войск положение Латвии и ее армии изменилось радикальным образом. Теперь любая попытка противостояния с латвийской стороны в военно–тактическом плане становилась бесплодной.

Тем не менее армейское руководство начало строительство военного аэродрома под Ригой в Ропажи. Усилили работу с пограничниками. Наблюдаются попытки механизации и велосипедизации армии по примеру Чехословакии. Размещение советских войск потребовало передислокации многих частей НВС. Подразделения Курземской дивизии, ранее дислоцированные в Лиепае и Вентспилсе, были разбросаны по другим местам Курземе. Но оказать серьезное сопротивление даже тем советским силам, которые были дислоцированы в Латвии, они не могли. Латвийский артиллерийский полк, прикрывавший Ригу со стороны советских танковых частей в Эзере, имел на вооружении 24 орудия, бессильных что–либо предпринять против 300 танков.

— Отрабатывались ли какие–то схемы взаимодействия между советскими и латвийскими вооруженными силами, например, для отражения агрессии со стороны Германии?

— В ходе двусторонних совещаний в конце октября 1939 года латвийские военные требовали в обмен на продовольствие передать им 16 42–миллиметровых пушек, 9 полевых гаубиц, 96 противотанковых пушек и автотягачей, 26 легких танков. Советская сторона предложила обратиться с официальной заявкой. В январе 1940–го латвийское правительство выделило деньги для доплаты и послало в Москву отвечавшего за военное снабжение генерала Далберга. 23 марта заключили соглашение о поставках советской военной техники. Однако Латвия ничего так и не получила — датой первой поставки значилось 17 июня.

При этом, по всей видимости, кое–кто в латвийском правительстве и в армейской верхушке все–таки рассчитывал на возможность войны с СССР. Если взять уже упоминавшиеся мобилизационные предписания, то в четвертом по счету предполагалась угроза вторжения с юга, со стороны Германии, и с северо–востока, то есть СССР. А в пятом, принятом после заключения договора, в статусе вероятного противника остался один СССР. В докладе, с которым в рамках военной игры в марте 1940–го выступил генерал Дузе, прямо говорилось что отрабатываются действия Латвийской армии на случай, «если война будет носить характер классовой борьбы».

Что касается вооружений, то Латвия попыталась договориться и с Третьим рейхом: о покупке за доллары германских артиллерийских стволов и тягачей. Немцы вроде бы согласились, но так ничего и не поставили.

В целом, пока шла война с Финляндией, СССР было не до Латвии. Командование советских баз получало приказы не вмешиваться во внутренние дела страны размещения, избегать контактов с местным населением, в особенности с представителями левых организаций. Ситуация оставалась неизменной до начала июня 1940 года, когда после разгрома Германией Франции советское правительство решило аннексировать Балтийские страны.


Tags: Прибалтика 1938-1941, СССР, историческая справочная
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments