maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Битва на островах

К.ГАЙВОРОНСКИЙ, "Вести"

12_Moonsund_1941Вышла в свет книга историка Сергея Булдыгина «Моонзунд 1941»

«Отступать некуда, помощи тоже не ждем. Если удастся, мелкими группами будем прорываться по тылам. Настроение здоровое. Еще раз прошу: за документы не беспокойтесь, уничтожим, в руки врагу не дадим. Привет всем», — так заканчивалась последняя телеграмма шифровальщика Пантелеева на материк с полоустрова Сворбе. Как похоже на прощальную записку моряков подлодки «Курск»: «Отчаиваться не надо…»

Пантелеев обещание выполнил — шифры немцам не достались. О дальнейшей судьбе самого шифровальщика ничего не известно. Зато из новой книги Сергея Булдыгина «Моонзунд 1941», вышедшей в издательстве «Гангут», стала известна масса новых фактов и подробностей о боях на островах Моонзундского архипелага. Телеграмма Пантелеева — тоже из нее.

Немцы сразу поняли важность захвата Моонзунда. Вот только один пункт, обративший на себя внимание немецкого командования: «Значение островов по сравнению с Первой мировой войной стало даже больше, так как они могли быть воздушными базами — не только как аэродромы подскока для ВВС, действующих над полем боя, но и для налетов на территорию рейха и занятые восточные территории».

Как в воду смотрели — именно с Эзеля (Сааремаа) взлетали на бомбежку Берлина советские ДБ–3. Кстати, не все они добирались до немецкой столицы — часто бывало, что по разным причинам «разгружались» над Лиепаей.

Латвийская тема вообще тесно переплелась в книге с моонзундской, благо острова — вон они, через залив. Вот драма буксира «Лачплесис», тащившего потерявший ход торпедный катер ТКА–71. Их перехватили немецкие шнелльботы. Шансов не было, и советские моряки затопили свой катер. Немцы так вспоминали после войны этот эпизод: «Плавающие в воде русские начинают стрелять… из пистолетов. Попытки вытащить их проваливаются, русские уплывают прочь, не позволяя себя спасти». Кстати, из 17 человек команды буксира после боя тоже осталось в живых двое.

[Spoiler (click to open)]Интересно, что в операции против островов, правда, отвлекающей, принимали участие и финские ВМС. Кончилось для них это печально: броненосец Ilmarinen подорвался на мине и затонул, погиб 271 человек. Это самая крупная катастрофа в истории финского флота.

Еще интереснее, что немецкое командование весьма скептически отзывалось об эстонской группе Еrna, в честь которой в Эстонии нынче проводят военно–патриотические игры. «Сильно сдерживало выполнение задач плохое взаимодействие с членами группы Erna, так как взаимопонимание с ними находилось с трудом. …Во время атаки оказалось, что они либо остаются лежать, либо следуют за прислугой пулеметов очень нерешительно», — цитирует Сергей Булдыгин в книге немецкий документ. Впрочем, и советское командование на островах неоднократно жаловалось на мобилизованных им эстонцев.

Главная тяжесть боев на островах легла, понятно, на немцев — 61–ю и 291–ю пехотные дивизии плюс части усиления. Надо признать, что действовали они напористо и умело, благо к тому времени бои уже шли под Ленинградом и острова оказались в глубоком тылу вермахта. Связь с Большой землей — только редкими самолетами.

При этом генерал–лейтенант Елисеев, командовавший обороной Моонзунда, совершил несколько ошибок. Немцы сумели обмануть его демонстрационными операциями — несколько раз они выходили из Лиепаи и Вентспилса в море и имитировали высадку десанта на западном берегу Эзеля. Здесь Елисеев и держал свои главные силы. Восточное же направление было самым слабым. Здесь до войны и батарей не строили, кому могла прийти в голову дикая мысль, что немцы продвинуться до Таллина? Так еще и оборонялись здесь не самые стойкие части — военные строители, эстонский батальон (разбежавшийся, по донесению Елисеева). В итоге немцы сначала захватили остров Муху, затем по дамбе переправились на сам Эзель. А дальше…

В маневренной войне немцы в 1941–м переигрывали нас с крупным счетом.

Елисеев утратил управление частями, бои с советской стороны велись хаотически, по отдельным узлам, береговым батареям.

Сам командующий БОБРом (Балтийским оборонительным районом, защищавшим острова) Елисеев объяснял неудачу так: «Маневренный характер современных сухопутных операций требует широкого развития радиосвязи между отдельными подразделениями до роты включительно, чего не было сделано в 3–й особой стрелковой бригаде (костяке гарнизона Моонзунда. — Ред.), где управление базировалось на электролинейные средства связи, подвергшиеся воздействию авиации и диверсионным актам». Начальник политотдела полковой комиссар Копнов была еще более конкретен: «Установлены случаи трусости и паники. Кроме прочего, целый ряд солдат и командиров покинули свои позиции без приказа. Значительная часть подразделений, особенно командиры 3–й отдельной стрелковой бригады, оказались неспособными сражаться в тяжелых условиях и руководить подчиненными».

Да, испытание войной выдержали не все. Когда тральщики № 82 и № 89 были посланы на Эзель с боевым заданием, то командир дивизиона капитан–лейтенант Теплицкий вместе с командирами этих кораблей «идти на убой» не пожелали. И убив политруков Акулова и Яковлева, направились к берегам Швеции — интернироваться.

И все–таки для немцев Эзель не стал легкой прогулкой. Стянув на полуостров Сырве четыре батальона (увы, больше не успели), советское командование организовало здесь достойное сопротивление трем немецким полкам (девять батальонов). В какой–то момент командир немецкой 61–й дивизии доложил о больших потерях и попросил разрешения приостановить наступление. Но его гнали вперед, из перехваченных радиограмм немцы знали: положение защитников еще более отчаянное. «Будь у нас всего 10 боеготовых И–16 на острове, никаких фашистов здесь бы не было… Если немедленно не будет оказана поддержка авиацией, противник задавит нас за 3–4 дня», — радировал комиссар Копнов.

Когда у советских частей закончились боеприпасы, а немцы прошли «бутылочное горлышко» полуострова Сворбе, в обороне наступил психологический кризис. Елисеев и часть командного состава на катерах ушли на Даго (Хийумаа), а оттуда самолетами были эвакуированы в Ленинград. Остальные либо сдавались, либо пытались спастись самостоятельно. Число попытавшихся прорваться в Латвию через Ирбенский пролив составило более тысячи человек. Повезло единицам, как писарю 34–го истребительного батальона Дрожаку, которого выходили в латышской семье и впоследствии переправили в Белоруссию, где он воевал в партизанском отряде. Большинство же ждал плен. При этом последние офицеры — интендант 2–го ранга Фролов и капитан Харламов — были захвачены на Эзеле только в декабре!

Бои на Даго были уже не столь ожесточенные. «У командовавшего там полковника Константинова было войск на порядок меньше, чем у Елисеева, и он просто не смог бы навязать бой. Поэтому он начал отход на полустров Тахкуна для эвакуации на Ханко. Но осуществить ее помешала эвакуация», — поясняет Сергей Булдыгин. Большинство защитников Даго тоже попали в плен. Сам Константинов, впрочем, эвакуироваться успел. Но автор принципиально не раздает по этому поводу моральных оценок. «Если у командования флота к Елисееву и Константинову не возникло вопросов, то почему они должны возникать у нас?» — спрашивает он.

Тем более что задачу свою советские части на Моонзунде выполнили.

На два месяца (сентябрь–октябрь) были отвлечены две немецкие дивизии. Причем именно в момент критических событий под Ленинградом. Да и полторы тысячи самолетовылетов немцами тоже были совершены здесь, а не над городом на Неве. Какой ценой это удалось сделать нашим частям — разговор особый. В 1941–м приходилось порой платить цену и подороже.

Немцы тоже отмечали ошибки советского командования на Моонзунде.

«При другом ведении боя на Эзеле противник с имеющимися большими силами был полностью способен значительно задержать захват острова и ослабить дивизию настолько, что она без подкреплений уже не могла бы пробиться через глубокую оборону бутылочного горлышка полуострова Сворбе», — говорилось в отчете 61–й пехотной дивизии. Но, забегая вперед, в 1944–м немецкие войска сдали Эзель частям Красной армии еще быстрее!

Остается традиционно пожалеть о мизерном тираже «Моонзунда 1941» — 300 экземпляров. И пожелать автору, уже завоевавшему у любителей военной истории отличную репутацию книгами про оборону Лиепаи и бои под Ригой в 1941 году, новых монографий.



Tags: 1941-1945, СССР, историческая справочная, книги, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments