maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Человек, бравший Зимний

Краткое вступление: умеют наши журналисты нагнать туману... фотографии к публикации от балды и без подписи, фотография героя повествования доступна только в бумажной версии - вот что за дибилизм! Пришлось исправлять...- maksim_kot

История про то, как латыш сделал революцию, а она его пожрала

dzenisШтурм Зимнего протекал совсем не так, как в кино у Эйзенштейна. Не было ни многотысячных толп, сносивших тяжелые ворота под аркой Генштаба, ни людского моря, залившего Дворцовую площадь. Все было будничнее и прозаичнее, судя по воспоминаниям непосредственного участника тех событий. Вот он, знакомьтесь: Дзенис Освальд Петрович, уроженец Риги, латыш, член ВКП (б) аж с 1915 года.

Полк идет за Дзенисом

Он мог бы стать латышским стрелком и повоевать на полях Первой мировой— по возрасту подходил, 1896 года рождения. Но Освальд берег себя для другой войны. Поэтому он, эвакуировавшись в Россию в 1915 году с отцом (кузнец на Русско–Балтийском заводе), пошел не в армию, а в Московский университет, на юрфак — студентов пока в армию не брали. Пошел принципиально, к большевикам он примкнул еще в Риге, учась в Александровской гимназии (отец–то не просто молотом махал, а входил в рабочую аристократию). А для большевиков та война была империалистической.

В ноябре 1916–го в армию стали грести уже и студентов, но Дзенис попал в Ташкентское училище прапорщиков и в окопы так и не попал, получив золотые погоны со звездочкой уже после Февральской революции. Кстати, в автобиографии он писал, что в Ташкенте «вошел в латышский партийный большевистский кружок, имевший вместе со мной 6 членов». Вот уж воистину — ткни пальцем в любую точку Российской империи, везде найдешь латышских революционеров.

Летом он агитирует солдат против войны в Петрограде, сидит по этому поводу 3 месяца на гауптвахте. «После голодовки нас выпустили в октябре до суда под денежный залог, внесенный военной организацией ЦК РСДРП (б) из средств, собранных питерскими рабочими». Ну не фантастика ли? Временное правительство на деньги военной организации, которая будет его свергать, выпускает будущих «свергателей»!

[Spoiler (click to open)]

11_bronevikВоенно–революционный комитет (ВРК), который будет руководить тем, что позднее назовут Октябрьской революцией, проявил себя впервые 2 ноября 1917 года, когда назначил своих комиссаров в полки петроградского гарнизона.

Дзениса направили в ключевой Павловский полк, стоявший на Марсовом поле. Ключевой, потому что когда ВРК определял, где быть опорной базе штаба революции, выбрал именно казармы Павловского полка.

Но мало было назначить комиссара, надо было, чтобы он еще убедил солдат выступить на стороне большевиков. И Дзенис убедил! Представляете, фронтовых офицеров — вся грудь в орденах, в окопах с 14–го года — они не слушали. А 21–летнего прапорщика, фронта и не нюхавшего, послушали. Тут, конечно, дело не только в харизме Дзениса, хотя, видимо, и не без нее тоже, а в лозунгах. «Землю — крестьянам, заводы — рабочим, пулю — буржуям», ну и так далее.


11_soldati

Прыткий юноша

К вечеру 6 ноября 1917 года Дзенис организовал патрулирование своими солдатами ближайших к Дворцовой площади улиц. «Часам к 11 патрули, стоявшие на Миллионной улице, обратили особенное внимание на большое количество выезжающих с Дворцовой площади от Зимнего дворца автомобилей, — вспоминал он в мемуарах. — Было отдано распоряжение впредь задерживать и опрашивать все проезжающие автомобили и проходящих людей. Не прошло и пяти минут после отдачи этого распоряжения, как вводят среднего роста, с небольшой сединой, человека в штатском. Спрашиваю документы. Оказывается, подполковник Сурнин, начальник контрразведки штаба Петроградского военного округа. Немедленно на его же автомобиле отправляю его в Смольный в распоряжение Ревкома. Только что успели его отправить, вводят одного за другим двух новых — министра вероисповеданий Карташева и товарища министра финансов».

И это только начало — улов пошел богатый. Временное правительство рассылало своих эмиссаров по воинским частям, надеясь, что хоть кто–то придет к нему на помощь. Их–то Дзенис и ловил на выходе. Прыткость молодого революционера испугала даже РВК. «Аресты, притом таких крупных фигур, как министров временного правительства, он считает слишком преждевременными действиями, вызывающими в противнике тревогу и внимание. Предлагают аресты прекратить и заставы снять. Однако то обстоятельство, что нашими разведчиками было замечено оживление среди войск Временного правительства, заставляет нас на этот раз ослушаться Ревкома», — пишет Дзенис. Видали, кто делает дела — не ревком, а безвестный пока прапорщик Дзенис.

В итоге он со своими солдатами окончательно блокирует Зимний дворец и занимает здание Главного штаба, что прямо напротив него через Дворцовую.

Неожиданный союзник

Дальше можно штурмовать резиденцию Временного правительства в лоб. Правда, юнкера строили перед главным подъездом дворца баррикады из дров, но это были так, семечки. Куда опаснее была орудийная батарея Михайловского артиллерийского училища, стоявшая у Зимнего. Она могла завалить Дворцовую площадь штабелями трупов одним шрапнельным залпом. (Именно так Наполеон подавил роялистский мятеж в Париже в 1795 году.) И тут…

«Комиссаром Временного правительства при училище состоял некий анархист, убеждений которого правительство не знало, — пишет Дзенис. — После обеда 7 ноября часа в четыре, когда уже начало смеркаться и когда Дворцовая площадь и Зимний дворец были оцеплены Павловским и Кексгольмским полками, комиссар батареи, видя, что недалек момент, когда батарея может начать стрельбу по рабочим и солдатам, скомандовал: „Действую именем Временного правительства. На позицию!“ И нарочно в колонне поорудийно повел батарею через арку Главного штаба налево, в сторону Мойки, как будто для принятия боя. А здесь уже стояла цепь наших солдат. Батарея была без какого–либо прикрытия и, естественно, сопротивляться была не в состоянии, особенно стоя конями вперед. Она сдалась… Этот совершенно неожиданный случай воодушевил осаждающих: все знали, что у осажденного правительства нет ни одного орудия».

11_sturm

Бескровный штурм

Дальше больше: "Приблизительно в 7–м часу, когда во дворце уже были представители Ревкома, тт. Дашкевич и Чудновский, мы получили через вышедшего казака–парламентера сообщение, что казачьи роты не хотят более продолжать оставаться во дворце, что они сознают, что введены туда обманом, и хотят уйти, но просят не позорить их и выпустить с оружием… Когда казаки уходили из дворца, осаждающие кричали женскому батальону, предлагая сдаваться, но оттуда раздались крики: «Умрем, но не сдадимся».

Умирать за Временное правительство, впрочем, никто не собирался. «Штурм» Зимнего, по воспоминаниям Дзениса, выглядел так: матросы и солдаты–павловцы просто вошли во дворец через окна со стороны Эрмитажа. «В комнатах происходили стычки с юнкерами, но понемногу одна за другой они освобождались атакующими. Юнкеров оттеснили к главному входу. Иногда это достигалось простым напором, а иногда и брошенной из комнаты в комнату ручной гранатой или выстрелами. Тут храбрость женского батальона и юнкеров упала до надежд на милость победителей. Женский батальон сдался в полном составе, числом, кажется, 141 человек… Одна за другой начали сдаваться и юнкерские школы».

Все! Никакого штурма, никаких убитых, даже без раненых, кажется, обошлось. Ну а потом картинно распахнулась дверь в зал, где заседали «министры–капиталисты», и… классическую фразу «Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время» мемуаристы тоже почему–то не зафиксировали. Все куда прозаичнее и проще: «Господа, пожалейте на выход». И повели господ в Петропавловскую крепость.

Несмотря на обыденность действа, все сознавали: произошло нечто необратимое. "У всех мысль одна: «Власть взята, а как–то пойдет дальше?» — описывает этот момент Дзенис.

И пуля в затылок

Что до Дзениса, то у него–то все пошло неплохо. Через пару дней в Петрограде против большевиков восстали юнкера, и комиссар Павловского полка руководил штурмом Владимирского училища (того самого, которое оканчивал другой латыш — Бриедис, в честь которого названа нынче улица Пулквежа Бриежа). Вскоре Дзенис заброшен в Ригу, готовил восстание против Улманиса, которое и сыграло большую роль в падении города 3 января 1919 года. Был рижским комендантом при Стучке, членом реввоенсовета 15–й армии в советско–польскую кампанию. Чуть Варшаву не взял с Тухачевским…

В 1923–м снова заброшен в Латвию, но на сей раз был арестован очень быстро и получил пять лет. «Все время сидел в рижской Центральной тюрьме, во II (одиночном) корпусе, в одиночке. В 1925 году, получив хорошую связь с волей и ЦК, в течение 6 месяцев редактировал и заполнял подпольную и партийную печать („Циня“, „Батрацкая циня“, „Красная помощь“) и писал для ЦК воззвания. В тюрьме подвергался ряду взысканий (два раза карцер, лишение передач и встреч и ряд более мелких преследований)», — не без гордости писал Дзенис в автобиографии.

В 1926–м его обменяли на латвийских разведчиков, вернулся в Москву, окончил Институт красной профессуры, вошел в номенклатуру — в общем, обычно–отличная карьера верного ленинца. «В уклонах и оппозициях не был. Боролся против них активно». Это тоже из автобиографии. Но ведь не помогло. 9 марта 1937 года Военной коллегией Верховного суда СССР Дзенис Освальд Петрович был приговорен к расстрелу за «участие в антисоветской террористической группе».

Я не знаю, вспоминал он добрым словом Рижский централ, когда харкал кровью из отбитых легких на пол в кабинете следователя на Лубянке, или считал, что так и надо с врагами, просто конкретно в его случае произошла чудовищная, нелепая ошибка. Но одно точно: когда 7 ноября 1917–го Дзенис задавал себе вопрос: «Власть взята, а как–то пойдет дальше?» — он вряд ли предполагал такой вот ответ через 20 лет. Какой угодно другой, но не такой.


07.11.2013 Константин ГАЙВОРОНСКИЙ "Вести"

Tags: Гражданская война 1917-1924, СССР, Социализм, историческая справочная, латышские стрелки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments