maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Category:

Латыши в руководстве Красной Армии и Народного комиссариата внутренних дел СССР (1921-1938)


"Латыши в руководстве Красной Армии и Народного комиссариата внутренних дел СССР (1921-1938)" автор Э.Екабсонс, из сборника Комаров А.А. (Ред.). Балтийское соседство: Россия, Швеция, страны Балтии на фоне эпох и событий XIX--XXI вв. (ссылка на издание)

"Представленное в настоящей статье исследование — лишь часть нача­той работы по изучению истории латышей-офицеров в составе РККА. Детального изучения заслуживает каждая из военно-профессиональных групп. Однако в небольшой статье имеем возможность лишь упомянуть о них. В Приложении к статье помещены данные о 186 латышах — высших и старших командирах всех родов войск и служб (кроме медицинской), а также сотрудниках высших званий ОГПУ НКВД, известных в настоящее время автору статьи. Их должности и чины приводятся в основном за 1935—1938 гг. — в промежутке между годом, когда для командного состава были введены личные воинские звания, и годом, когда большая часть латышей-военнослужащих погибла в результате сталинских репрессий."

Предисловие:

Статья ко мне попала окольными путями в виде скана со скана. Текстовая часть отредактирована, её можно копипастить :)
Основная проблема с примечаниями и таблицами (Приложение). Так как считывать примечания (85 сносок) не представляется возможным (там даже урл-адреса в полном виде!) они вставлены после основного текста в виде сканов (для профисториков). То же с таблицами. Иллюстраций не было. Получилось 43 страницы - текста 13 страниц, остальное примечания и таблицы, в конце страница с выходными данными книги.
Всё это торжество хитрости над разумом можно скачать по ссылке:
Латыши в руководстве Красной Армии и Народного комиссариата внутренних дел СССР (1921-1938).pdf = 110Mb
https://yadi.sk/i/9gmjETTjWEc3q
(Яндекс позволяет пдф просматривать!)

PS: Мне тут правильно указали, что я не принял во внимание нужды читателей. Вот ужатый пдф = 4 Мб:
https://yadi.sk/i/zKOjlIdZWFoAc

Под катом часть статьи.
[Spoiler (click to open)]
Латыши в руководстве Красной Армии и Народного комиссариата внутренних дел СССР (1921-1938)
Э. Екабсонс
(Рига)
Ключевые слова: латышские офицеры — участники Первой мировой войны, латышские стрелки, латыши в Советской России/СССР, латыши в командном корпусе РККА и НКВД, военные учебные заведения Совет­ской России/СССР. (1)

В годы Гражданской войны в Советской России (а также на Украине, Белоруссии, в Закавказье и Средней Азии) в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) сражалось весьма заметное количество латышей, причем не только в Латышской советской стрелковой дивизии, но и в дру­гих частях. Помимо рядовых стрелков, немало латышей было и в составе офицерского корпуса. Стремление латышей учиться в военных учебных заведениях Российской империи началось еще во второй половине XIX в. Уже в начале XX в. среди латышей были офицеры всех родов войск царской армии и всех званий, включая генералов (2). Причем в годы Первой мировой войны, число латышей значительно выросло среди низшего офицерского состава.
Хотя по своему образовательному уровню и занимаемому социальному положению в годы службы офицеры-латыши, как правило, не отличались от русского офицерства, подавляющее большинство их происходило из крестьянского сословия. Это последнее делало их «своими» в представлении рабоче-крестьянской власти, отметавшей при формировании Крас­ной Армии все «старое» и «негодное» с классовых позиций. Привлечение латышей в новую армию объяснялось не только их «правильным» происхождением, но и наличием специального военного образования, а также большим военным опытом, полученным в сражениях на фронтах мировой войны. Благодаря этому латышские офицеры царской армии и даже неко­торые нижние чины (также в массе своей более образованные, чем русские солдаты из крестьян), сумели в годы Гражданской войны получить высокие командные должности, которые ранее занимали только генералы и полков­ники.
О латышах-военнослужащих, воевавших в годы Гражданской войны на стороне большевиков и их последующих судьбах, неоднократно писали историки, журналисты, краеведы, как в Латвии, так и в России (3). Однако собранные вместе сведения об этих людях дают более полное представление о данной социальной и профессиональной группе этнических латышей в СССР.
Многие латышские офицеры Красной Армии погибли на фронтах Гражданской войны или умерли от ран и болезней. Назовем хотя бы Александрса Степиньша (1886 г., Айзкрауклеская волость (4)), в годы мировой войны дослужившегося от унтер-офицера до подпоручика, а в Гражданскую войну командовавшего армией, который умер от тифа в феврале 1920 г. (5). От холеры в 1921 г. умер бывший полковник царской армии, командир 6-го Тукумского латышского стрелкового полка Ансис Лиелгалвис (1878, Лестенеская волость)(6). Погиб, попав в плен к белогвардейцам в 1920 г., командир дивизии, участвовавшей в подавлении Ижевского рабочего восстания 1918 г., Волдемарс Азинс (1895 г., Витебская губерния) мифологизированный впоследствии большевиками (7). Прапорщик царской армии, член РСДРП Оскарс Калниньш {1885 г., г. Огре), будучи командиром стрелковой диви­зии, погиб в ноябре 1920 г. в бою с отрядами Ю. Булак-Балаховича в Белоруссии (8). Командир бригады Латышской дивизии Янис Юдиньш (1884 г., Лиелэзерская волость), закончивший мировую войну в чине подпоручика, погиб в августе 1918 г. в Казани (9). Другой командир бригады той же дивизии Фрицис Лабренцис (1894 г., Добельский уезд) погиб в ноябре 1920 г, в Крыму (10) и др.
Немало латышей из комсостава вернулось в Латвию. Возвращение их на родину сразу после Октябрьского переворота и после окончания мировой войны было затруднено целым рядом объективных и субъективных обстоятельств, из которых главными были следующие; 1) оккупация Латвии германской армией; 2) огромные пространства России и царивший там политический, военный и экономический хаос; 3) отсутствие достаточной информации о происходящих событиях, у людей, оказавшихся в разных районах огромной страны.
Вернуться в Латвию стало возможным после подписания российско-латвийского мирного договора (11.08.1920) и расформирования Латышской дивизии. На родину уехали как военнослужащие этой дивизии, так и латыши из других частей Красной Армии. Например, вернулся в Латвию Петерис Витолиньш (1879 г., Кокнесская волость — 1922 г., Рига) — бывший капитан адмиралтейства военного флота Российской империи, в пер­вые годы советской власти командовавший крейсером (11). В начале 20-х гт. уехал в Латвию командир 1-й Донской казачьей дивизии, затем командир Отдельной азербайджанской бригады Паулс Матисонс (1893 г, Ремтеская волость –  1945 г., Рига), в 30-х гг. арестовывавшийся в Латвии как руководитель организации, шпионившей в пользу СССР (12).
В 1921 г. уехали на родину также бывший подполковник, командир Шихраньской группы Восточного фронта в годы Гражданской войны, началъник штаба кавалерийского корпуса Екабс Юршевскис (1885 г., Иецавская волость — 1968 г., Юрмала) и начальник штаба Латышской дивизии, затем начальник Оперативного отдела штаба Харьковского военного округа Карлис Шведе (1893 г, Вецсаулеская волость — декабрь 1921 г., Сигулда) (13) и другие.
Но большинство латышей, воевавших в Гражданскую войну на стороне большевиков, по разным причинам осталось в Советской России. Причем среди них были и бывшие старшие офицеры царской армии. Упомянем, например, командира 5-го Земгальского латышского стрелкового полка полковника Юкумса Вациетиса (Приложение, № 5)(14), ставшего первым главнокомандующим всеми вооруженными силами Советской России. В годы Гражданской войны в РККА служили подполковник Генерального штаба царской армии Янис Паука (Приложение, № 47)(15) и выпускник Академии Генерального штаба, капитан Янис Граужис (1884—1938), занимавший в Красной Армии должность командира оперативной части в штабах от бригады до армии (16) и др.
Среди латышей-командиров Красной Армии встречались члены РСДРП с дореволюционным стажем. Так, членом партии с 1905 г. был подпоручик Рейнхолдс Берзиньш (1888 г., Лифляндская губерния — репресси­рован и расстрелян в 1938 г.), ставший в годы Гражданской войны командующим армией (17). В 1917 г. вступил в партию один из наиболее известных командиров Красной Армии и вообще один из наиболее известных латы­шей в Советской России, бывший подпоручик Робертс Эйдеманис (Приложение, № 10)(18). Большая часть латышей-командиров Красной Армии вступила в партию в годы Гражданской войны или вскоре после ее оконча­ния. Хотя некоторые оставались беспартийными и занимая высокие посты в армии. Подавляющее большинство оставшихся в Советской России латы­шей верило большевикам как единственной силе, которая могла предоста­вить простому народу социальную и национальную справедливость.
Кто-то из военнослужащих не хотел уезжать из Советской России, уже сделав карьеру в Красной Армии, кто-то остался по семейным или другим обстоятельствам. Следует поддержать мнение историка Айварса Бейки, отметившего, что советские властные структуры сознательно чинили препятствия возвращению латышей на родину, особенно старались всеми спо­собами задержать лиц со специальным профессиональным образованием (19).
В последующие годы старшие командиры РККА, латыши по нацио­нальности, занимали действительно высокие должности (20). Уже упомина­лось, что первым главнокомандующим РККА был Ю. Вациетис. С начала создания советской военной разведслужбы в ноябре 1918 г. (тогда она называлась «Регистрационное управление») заместителем начальника был Валентинс Павуланс (по некоторым сведениям он в 1920 г. погиб в Тур­кестане, где был уполномоченным Реввоенсовета 1-й армии при Особом представительстве армии), руководителями отделов были Вилис Штейнхардс (1888 г., Рига — репрессирован в 1938 г.) и еще некоторые латыши. В августе 1920 г. начальником управления был назначен Янис Ленцманис (1881г., Наудитская волость — репрессирован в 1937 г.) (21), в апреле 1921 г. его сменил на этой должности Арвидс Зейботс (1894 г., Рига —1934 г., Москва). В 1924 г. управление возглавил Янис Берзиньш (настоящее имя Петерис Кюзис), который руководил этой структурой более 11 лет (22). Латыши — сотрудники ГРУ работали в качестве резидентов советской разведки за рубежом и в советских зарубежных дипломатических представительствах (23).
Один из первых советских высших командиров военно-воздушных сил (помощник начальника воздушного флота) был боевой летчик латышского происхождения Иван Боб (также Боубс), родом из Волынской губернии который после Гражданской войны командовал эскадрильей истребителей, а после выхода в отставку он летал на гражданских самолетах и погиб в ката­строфе в 1930 г. (24). Уже в 1924-1925 гг. заместителем начальника штаба ВВС РККА был Карлис Янсонс (25). А в 1934 г. начальником ВВС (с 1937 г — также заместителем наркома обороны СССР по вопросам ВВС) стал командарм 2-го ранга Екабс Алкснис (26).
Один из первых советских командиров флота РККА был уже упомяну­тый П. Витолиньш, вернувшийся позже в Латвию. Из руководителей ВМС Советской России назовем Екабса Озолиньша (Приложение, № 45), кото­рый в 1919—1920 гг. командовал речной военной флотилией на Западной Двине, отрядом судов Азовской военной флотилией, в 1921 г был военко­мом штаба Морских сил Черного и Азовского морей, работал на разных должностях в Морском Генераяьном Штабе, а в 1929 г., во время вооружённого конфликта СССР с Китаем из-за КВЖД, Озолиныш командовал Амурской речной военной флотилией и руководил десантной операцией на территории противника (27). Среди морских офицеров латышского происхож­дения были капитаны 1-го, 2-го и 3-го рангов, командовавшие бригадами крейсеров и подводных лодок, отдельными военными кораблями, военно-морские атташе советских посольств (28) и т.д.
С первых лет создания РККА командиры-латыши служили и в кава­лерии. Уже в 1924 г. бывший полковник Карлис Андерсонс (Приложение, № 115), командовавший эскадроном кавалерийского полка, был награж­ден Орденом Красного Знамени за участие в борьбе с басмачами в Сред­ней Азии. В кавалерии он прослужил (не избежав и репрессий) вплоть до 1944 г. и был награжден за службу 5 орденами Боевого Красного Знамени (29), превзойдя в этом отношении другого латыша — Я. Фабрициуса (у него было 4 таких ордена). До ухода в отставку в январе 1938 г. майор Алфредс Звайгзне командовал 126-м кавалерийским полком 3-й кавалерийской бригады горских народов (30) и др.
В 1918 г. были созданы пограничные войска Советской России, нахо­дившиеся в ведении НКВД. В 1920-х — 1930-х гг. латыши-командиры были причастны как к подготовке кадров для этих войск (Робертс Лепсис — Приложение, № 90, Эрнестс Лиепиньш — Приложение, № 91, Эрнестс Мотмиллерс; см. также далее), так и к управлению ими (Андрейс Лиепиньш — Приложение, № 42, Эдуардс Крафтс — Приложение, № 39).
В условиях советской диктатуры в вооруженных силах все более замет­ную роль играли комиссары или «политические командиры», среди которых также было немало латышей. Должности политработников (политруков, позже помполитов); появились в Красной Армии уже в 1919 г. Комиссары осуществляли надзор за деятельностью командования воинских частей и руководили пропагандистской работой. В годы Гражданской войны комиссаром бригады стрелковой дивизии был Аугустс Миезис (Приложе­ние, № 4), служивший затем на разных политических должностях в РККА вплоть до ареста в 1937 г. Одновременно он был членом ЦИК СССР.
Однако воинские звания, соответствующие общевойсковым званиям, были введены для армейских политработников только в 1935 г. когда была восстановлена система персональных воинских званий в РККА и НКВД. Причем звание «комиссар» присваивалось политработникам, по своим должностным обязанностям соответствовавшим среднему и высшему командному составу (на должностях, соответствовавших званиям до капи­тана включительно, были «политруки») (31).
Немало латышей служило в органах госбезопасности, начиная с образования в декабре 1917 г. Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем и созданием в 1918 г. войск ВЧК (с 1922 г. после упразднения ВЧК - ГПУ при НКВД и войска ГПУ, с 1923 г. - ОГПУ и войска ОГПУ, в функции которых входила также охрана тюрем и лагерей). В сентябре 1920 г. сотрудники ВЧК были официально приравнены к воен­нослужащим РККА.
Многие из латышей — сотрудников структур госбезопасности до сере­дины 1930-х гг. перешли (по крайней мере, юридически) в гражданские ведомства. Среди них были печально известный заместитель председателя ВЧК Екабс (Яков) Петерс (1888 г., Бринькская волость — репрессирован и расстрелян в 1938 г.) (32) и Мартин Лацис (настоящее имя Янис Судрабс; 1888 г., Вецпиебалгская волость — 1938 т.) (33), а также Александрс Эйдукс (Александр Эйдук; 1886 г., Одзиенская волость — репрессирован и расстре­лян в 1938 г.). Эйдукс уже в 1919—1920 гг. был членом коллегии ЧК, председателем Центральной Коллегии по делам военнопленных и беженцев в Советской России, позже — начальником исправительно-трудовой коло­нии и Южного порта канала Москва-Волга в системе НКВД (34). Другие слу­жащие госбезопасности перешли в вооруженные силы.
Из оставшихся на службе в карательных органах (35) до самых высоких званий дослужился Л. Заковский (Приложение, № 6). В1932—1934 гг. он был начальником Особого отдела ГПУ НКВД в Белорусском военном округе, в 1934 г, — наркомом внутренних дел Бел. ССР (в 1934-1935 гг. заместителем наркома был также латыш, старший майор ГБ с 1935 г., Ансис Зальпетерс – Приложение, № 57), в 1934—1938 гг. — начальником управления НКВД по Ленинградскому округу (до 1935 г. одновременно был начальни­ком ГУГБ НКВД по Ленинградскому военному округу), в начале 1938 г. — начальником ГУГБ НКВД по Московскому округу, а в первые месяцы 1938 г. – также замнаркома внутренних дел СССР и начальником Особом отдела НКВД СССР. Он лично участвовал в проведении репрессий вплоть до своего ареста. Летом 1937 г. Леонид Заковский отличился при раскры­тии «сети шпионских организаций Польши и других соседних государств» (именно в это время Заковский «выделился» ликвидацией «особенно разветвленной латышской шпионской сети»), за что получил орден Ленина. Это отмечали и в латвийской прессе, хотя и не указывая, возможно, по незнанию, его настоящее имя и национальность (36). В 1930-х гг. латыши были также среди руководящих сотрудников ГБ центрального аппарата, а также в союзных республиках и в военных округах. Помимо ОГПУ, латыши служили и в других структурах НКВД — в милиции (37).
Среди латышей, работавших в органах Госбезопасности, встречались и лица, имевшие высшее юридическое образование. Латыши — профессиональные юристы служили также в качестве военных юристов в РККА. Этнические латыши были и среди старших командиров интендантской, инженерной, хозяйственной, архивной служб РККА.
Число высших командиров — латышей к 1935 г. могло бы быть еще больше, поскольку многие крупные военачальники погибли уже в мирное время до начала массовых репрессий. Например, в августе 1929 г. в авиакатастрофе погиб помощник командующего Кавказской армией Янис Фабрициус (1877 г., Злекская волость) (38). В 1931 г. также в авиакатастрофе погиб бывший начальник ВВС Туркестанского фронта, командующий ВВС Ленинградского военного округа, а с 1930 г. инспектор ВВС Красной Армии Петерис Межараупс (Петр Межарауп; 1895 г., Ковенская губерния). В сентябре 1931 г. «при исполнении служебных обязанностей» погиб начальник специальных курсов Московской военной пехотной школы Аугустс Валдманис:(Август Вальдман; род. в Лифляндской губернии), начинавший службу в годы мировой войны как фельдшер, а во время Гражданской войны был уже командиром полка (39) и т.д.
Многие офицеры до 1935 г. перешли на работу в гражданские учреждения. Упомянем, например, штабс-капитана царской армии Хейнрихса Эйхе (Генрих Христофорович Эйхе; 1893 г., Рига — 1968 г., Юрмала), кото­рый в годы Гражданской войны командовал полком, дивизией, армией, в 1920—1921 гг. был главнокомандующим революционной армией Дальневосточной республики, позже командовал военными силами Минского района, был командиром Ферганского военного округа во время пода­вления партизанского движения (борьбы с басмачами) в Средней Азии, а в 1923 г. вышел в отставку (40). В 1927 г. по болезни вышел в отставку Янис Стродс (Иван Яковлевич Строд; 1894 г, Лудза — расстрелян в 1938 г.) — легендарный командир вооруженных сил Дальневосточной республики, кавалер Георгиевских крестов трех степеней и трех орденов Красного Зна­мени, руководитель подавления антисоветского восстания якутов в 1921— 1922 гг. (41), а бывший комиссар Латышской стрелковой дивизии Робертс Апинис (1892 г., Яунпиебалгская волость — расстрелян в 1938 г.) вышел в отставку в 1935 г. (42).
Тем не менее, из тех 1732 командиров РККА, которые после введения новой шкалы личных командных званий в 1935-1936 гг. получили чины, соответствующие генеральским, по крайней мере 100 человек были латы­шами. В системе госбезопасности это соотношение составило соответ­ственно 37 и 4. Всего же в советских вооруженных силах латыши составляли только (или целых – в зависимости оттого, как оценивать) 5,6% всего выс­шего командного и административного состава, что опровергает распространенный тезис об особо высоком удельном весе латышей. Указанный процент существенно не изменится с включением в это число также четы­рех комиссаров госбезопасности, (где удельный вес между 36 комиссарами НКВД достигает даже 10%), а также ещё по крайней мере 9 сотрудников ГБ высших рангов (43).
Одновременно, если учесть, что всего в СССР в 1935 г. было около 200 тыс. латышей, а удельный вес их среди примерно 158 млн. жителей страны (44) составлял менее 0,13%, то в сравнении с этим число их по названным категориям было достаточно высоким или очень высоким. Причины такого соотношения коренятся во времени Первой мировой и Гражданской войн. Укажем также, что в армии довоенной Латвийской Республики за все 22 года независимости было только 22 генерала и адмирала. Конечно, чис­ленность советской и латвийской армий не сопоставима, тем не менее, на этом фоне число высших офицеров латышской национальности в РККА в 1935—1937 гг. кажется впечатляюще большим.


Tags: 30-е в СССР, Гражданская война 1917-1924, Первая мировая, СССР, историческая справочная, книги, латышские стрелки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments