maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Книга «Перед лицом диктатуры: государственный переворот 15 мая 1934 года...»

В редакции bb.lv недавно прошла презентация книги на русском и французском языках, с необычного ракурса проливающей свет на одну из самых загадочных, спорных и значимых страниц истории Латвийской республики – переворот Карлиса Улманиса 15 мая 1934 года.

Речь идет о переписке французских дипломатов, работавших в тот период в Латвии, с МИД Франции.
Эти телеграммы обнаружил во французских архивах историк Венсан Булэ, и с помощью коллег из Ассоциации по изучению истории России и Восточной Европы нашел возможность впервые издать их – в одной книге, причем как в оригинале, так и параллельно в русском переводе.
Книга называется «Перед лицом диктатуры: государственный переворот 15 мая 1934 года и установление режима Улманиса в Латвии».
Основная часть сборника, охватывающего преимущественно 1934-1935 годы, – доклады и телеграммы чрезвычайного посланника и полномочного министра Франции в Латвии Жана Трипье.
«В 1934 году, озабоченная распространением германского влияния в Европе, Франция пыталась заключить Восточный пакт – договор о взаимопомощи между СССР, Чехословакией, Польшей, Финляндией, Литвой и Латвией, – рассказывает В. Булэ. – Поэтому внешнеполитическое ведомство Франции стало требовать от своих представительств в Прибалтике особо детальных отчетов о ситуации в этих странах. По этой причине данные телеграммы являются очень важными для изучения документами как некий взгляд извне, позволяющий с необычного ракурса пролить свет на эту страницу истории Латвии».

Для латвийцев интерес представляет не только детальное описание происходившего тогда в Латвии, но и оценки, данные правлению Улманиса французскими дипломатами. Через некоторое время после переворота, в конце 1934 – начале 1935 года, они его определили как «диктаторское». Еще немного позднее дипломаты стали сравнивать его с фашистскими режимами, царившими тогда в Европе во многих странах, и с серьезными антипарламентскими поползновениями, имевшими тогда место и в самой Франции.

«Это не соответствует тому, что сегодня во французской историографии говорится о режиме Карлиса Улманиса, – отмечает Венсан Булэ. – Например, распространено мнение, что этот режим нельзя называть диктаторским, так как он «опирался на традиционные сельские ценности».

Французские дипломаты рассказывают также в своих депешах парижскому начальству о репрессиях, проводимых новым правительством. Гонениям подвергались как политические оппоненты (социалисты, коммунисты, ультраправые), так и нацменьшинства, в частности, евреи.

Существует мнение, что режим Улманиса не культивировал национальную вражду, однако, информация, содержащаяся в этой переписке, говорит об обратном: о «полном исключении из политической жизни всех, кто более или менее является социалистами», об «опале латгальских католиков, которых обвиняли в сговоре с марксистами и в том, что они не были чистокровными латвийцами», и «более или менее явных мерах против евреев, для удовлетворения общественного мнения, становящегося с каждым днем все более антисемитским».

Книга может представлять интерес не только для историков, но и для более широкой публики, желающей понять, что же на самом деле происходило в стране в те непростые и судьбоносные времена.
bb.lv 20-12-2014


Ниже под катом ещё интервью и о книге некоторые подробности.
[Spoiler (click to open)]


Французы нашли в режиме Улманиса фашистские замашки

Img_4078-article

Доктор истории Винсен Буле (на фото) — член научного совета Библиотеки Франции, побывал в гостях пресс–клуба «Вести». Недавно Ассоциация по изучению истории России и Восточной Европы (AEHREE), директором которой является мсье Буле, выпустила двуязычную книгу, посвященную Латвии тридцатых годов прошлого века.

Книга называется «Перед лицом диктатуры. Государственный переворот 15 мая 1934 г. и установление режима Улманиса в Латвии».

– Мне интересна природа режима Улманиса: довелось добраться в архивах до переписки посольства Франции в Латвии с Парижем. Было интересно просмотреть, как на набережной Кэ д’Орсэ оценивали авторитарный переворот и его эволюцию с 1934 по 1937 год. Мы перевели эти материалы на русский язык. Часть этих документов никогда не публиковалась.

По словам месье Буле, французские дипломаты довольно быстро определились с природой режима: уже с конца 34–го его именовали диктатурой, в противоречие с французской историографией, акцентирующей «крестьянские ценности» власти Карлиса I. Советник–посланник Французской Республики в Латвии Жан Трипье упоминал об «особых отношениях» Улманиса и фашистской организации Perkonkrusts — хотя последняя и была запрещена, но ее мировоззрение перешло в официальную доктрину. Антипарламентская сущность латвийского переворота была настолько вопиющей, что французские дипломаты именовали установившееся правление тоталитарным. Демократа Трипье, несмотря на дипломатический этикет, весьма волновали события в ЛР. Во время режима Виши его «сослали» послом в Аргентину, а его сын погиб в рядах «Свободной Франции».

Экономическую политику Улманиса французы сравнивали с той, что проводилась в нацистской Германии. Военное положение, трибуналы, репрессии против социал–демократов и коммунистов (их Рабоче–крестьянскую фракцию, кстати, исключили из сейма еще до диктатуры — в 33–м) также получили отражение в телеграммах в Париж.

Справедливости ради, дипломаты в своих депешах отмечали достаточно широкую поддержку Улманиса со стороны села. В то же время получило негативную оценку закручивание гаек в отношении нацменьшинств и навязывание латышского языка как единственного государственного. 16 мая 1934 года, сразу после переворота, Улманис произнес здравицу латышской нации и пообещал объединить все классы общества.

— Это типично для всех диктаторских режимов — создание единого народа без национальных меньшинств, который идет к светлому будущему под руководством вождя, — сказал Буле. — Важной чертой фашистских режимов является и то, что при их приходе к власти даже фашистская партия теряет значение, а вся власть переходит к репрессивным структурам. Было бы перебором говорить, что режим Улманиса был фашистским, но он постоянно эволюционировал, и фашистские элементы в нем были. Режим Петэна во Франции также провозгласил девиз «Земля не врет», а осенью 1940 года издал «Устав для евреев», который отнюдь не был навязан немцами. Все шло «изнутри».

Отдельной стороной является антисемитизм режима Улманиса — французские дипломаты отмечали, что режим ударил и по экономическим интересам евреев Латвии. Закрывались еврейские газеты. «Латыши предпочитают немцев евреям», — писал Трипье. В 1935 году он сравнивал айзсаргов с эсэсовцами. Поведение айзсаргов было таким, что из–за этого были разногласия между Карлисом Улманисом и военным министром Янисом Балодисом. В стране отсутствовала платформа для политической дискуссии, потому все клановые разборки шли «под ковром».

В то же время и Франция была инфицирована вирусом фашизма — монархическая «Аксьон Франсэз» и ее боевые отряды «королевские молодчики» были крайне активны в Третьей республике. 6 февраля 1934 года в Париже произошла попытка военно–монархического переворота.

Спустя всего 6–7 лет эти же самые силы стали активнейшими коллаборантами при нацистской оккупации. Айзсарги и «королевские молодчики» равным образом унижали и уничтожали евреев и коммунистов. Только вот отношение к участникам данных структур сейчас в Латвии и Франции —совершенно разное.

Николай КАБАНОВ
http://vesti.lv/news/francuzy-nashli-v-rezhime-ulymanisa-fashistkie-zamashki/print

Tags: Латвия до 1940, Прибалтика 1938-1941, историческая справочная, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments