?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Июнь 1941-го. Рига


О нападении Германии на СССР рижане узнали раньше, чем большинство советских людей. Многие в эти тревожные ночи слушали иностранное радио. И уже в 6 часов утра немецкие и английские новостные программы передали весть о начале войны…
Хаос первых дней

Командование Прибалтийского особого военного округа 22 июня находилось на полевом КП у Паневежиса — были объявлены маневры. "На хозяйстве" остался замкомандующего, генерал–лейтенант Георгий Павлович СОФРОНОВ. Фактически в его распоряжении была только группа штабных офицеров, рота охраны, интендантские подразделения, зенитчики и курсанты пехотной школы.

Свое командование имелось у 98–го дивизиона береговой артиллерии на Мангальсале, у летчиков на аэродроме Спилве и у командиров военных кораблей на рейде Даугавы. Кстати, именно им (конкретно — крейсеру "Киров") довелось днем 22 июня отразить нападение немецких бомбардировщиков. Это были первые военные действия вблизи территории Риги…

23 июня война пришла в столицу Латвии в лице двух десятков "Юнкерсов". Зайдя со стороны Бабите около 15 часов, они сбросили смертоносный груз на Спилвский аэродром, чье аккуратное здание было построено всего за три года до этого. Загорелись топливные цистерны. Поливая из пулеметов улицы Риги, стервятники люфтваффе (кстати, это название можно частенько видеть на латвийских машинах; интересно, кто их владельцы? — Ред.) несколько раз прошли над городом. С этого момента налеты стали постоянными — только 25 июня было зафиксировано 10 воздушных атак. Пострадали текстильная фабрика в Ильгюциемсе, квартал Зиемельблазма, дома в Саркандаугаве и на углу ул. Валдемара и Бруниниеку.

26 июня начали формировать отряды Рабочей гвардии — всего создали 3 батальона и 1 роту, раздав около 1 000 английских винтовок Росса–Энфильда со складов айзсаргов. К обороне должен был подключиться 155–й конвойный полк НКВД и бронепоезд.

Но на следующий день в Риге царил хаос: эвакуация приняла стихийный характер. Несмотря ни на что, вывозили на восток заключенных (3 спецэшелона). Отправили 1 500 тонн разных грузов — от льна до велосипедов, 30 миллионов рублей вывезли из Госбанка Латв. ССР. Уходили из Риги на кораблях — до Пярну, по шоссе — в сторону Эстонии. И повсюду шла стрельба: как в реальных противников, "чердачных братьев", так и из–за неразберихи между собой. Иногда танки и бронемашины били из орудий по домам.

А 29 июня около 10 часов разгорелся бой в Пардаугаве между передовыми отрядами немецкого полковника Отто ЛАША и защитниками Лиепаи — красноармейцами 67–го полка 114–й стрелковой дивизии. Пятичасовой бой шел в районе улиц Алтонавас и Капу. Анниньмуйжа, Кливерсала, улица Калнциема стали местами ожесточенных схваток. Пытаясь помочь своим, артдивизион в Мангальсале развернул орудия в сторону города и открыл огонь снарядами в 130 и 152 мм. Увы, ни о какой точности попаданий говорить не приходилось…

В то же время около 12 часов через Даугаву по Земгальскому мосту пытался прорваться немецкий авангард из 150 человек с колесно–гусеничными бронетранспортерами Kfz251. Мост взорвали за спиной у атакующих, и практически всех немцев уничтожили.

Но это был последний успех обороняющихся. Вечером 29 июня Ригу в прямом смысле слова потрясли взрывы складов боеприпасов в Межапарке и бензина — в Милгрависе. 30 июня на правом берегу Даугавы уже было полное безвластие. Но, что удивительно, работали городские телефоны: можно было дозвониться даже через линию фронта! И, что важнее всего в критические дни, рижане по–прежнему получали хлеб и молоко.

Группа немецкого полковника УЛЛЕРШПЕРГЕРА в 6 утра 1 июля форсировала Двину в районе Кенгарагса. В 10 часов сотрудник киностудии некий ЙЕКСТЕ попросил у него разрешения передать с Рижского радиофона исторический сигнал…

Это — сухой остаток фактов. А как видели эти события современники? Предлагаем читателям "ВЕСТЕЙ" взгляд с трех сторон.

"Наше дело правое — враг будет разбит"

В коллекции вашего автора имеются выпуски "Пролетарской правды" — органа ЦК Коммунистической партии (большевиков) Латвии за июнь 1941 года. Не пытайтесь получить их в ЛНБ — этот фонд недоступен. Хотя пищи для размышлений дает более чем…

За 22 июня — два выпуска единственной рижской газеты того времени на русском языке. Утренняя передовица призывает: "Образцово подготовиться к отчетно–выборным собраниям местных комитетов профсоюзов". "Лучшие люди дороги" — про награждение 21 июня знаком "Ударник Сталинского призыва" тружеников депо станции Шкиротава. Полоса — про прибалтийские делегации, прибывшие на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Фельетон "Злостная прогульщица". Обзор "Война в Европе, Африке и Азии" — данные из Берлина, Лондона, Виши и Нью–Йорка. Вроде как все объективно — никакого предпочтения.

А вот вечерний номер: на 1–й полосе — фотографии Иосифа СТАЛИНА и Вячеслава МОЛОТОВА (наркома иностранных дел СССР. — Ред). Речь Вячеслава Михайловича и передовица — "Поведем победоносную отечественную войну": "Для нас ясно, что народ Германии: рабочие, крестьяне и интеллигенция не хочет войны с Советским Союзом. Войну навязало кровожадное фашистское правительство Гитлера". И — сообщения о митингах на заводах и фабриках.

Номер за 27 июня. Под заголовком полосы, во всю ширь, — лозунг: "Грудью отстоим Родину, разгромим и уничтожим подлого врага!" И фото митинга даугавпилсских железнодорожников, резолюция собрания талсинских рабочих и трудовых крестьян. А вот сводка Совинформбюро: "Немецкий летчик, взятый в плен после того, как его самолет был сбит нашей авиацией на советско–финской границе, заявил: "С русскими воевать не хотим, деремся по принуждению, война надоела, за что деремся не знаем". И еще: "На одном из участков фронта немецкие войска шли в бой пьяными и несли большие потери убитыми и ранеными. Пленные немецкие солдаты заявили: "Перед боем нам дают водку"…"

Информация в духе времени: на фронт отправляется первая группа комсомольцев ВЭФ. Формовщик РВЗ по фамилии КЛЯВИНЬ выполнил дневную норму за 4 часа. Работница прядильного цеха фабрики "Текстилиана" тов. Мильда СПРИЕСИС заявила, что хочет полностью оплатить сумму своей подписки на Заем Третьей Пятилетки: "Это будет содействовать усилению мощи нашей родной Красной Армии, героически сражающейся с германскими фашистскими бандитами".

А в самом низу — объявления. Требуются корчевщики пней, оклад — 9 рублей за норму. Промкомбинату на ул. Миера срочно требуются пекари, прачки и гладильщицы. Подписал газету — ответственный редактор Г.Б.РАПОПОРТ.

Рядовой Рабочей гвардии

Факт, которого из истории не выкинешь: среди последних защитников Риги в июне 1941 года было много латвийских граждан–евреев. Левые убеждения вкупе с национальным прессингом при Карлисе УЛМАНИСЕ привели их в Рабочую гвардию. Так, Эльмар РИВОШ, рижский скульптор, оказался на стороне Красной Армии — он мотоциклист–вестовой. После войны он создал так и не изданную при его жизни рукопись со страшными картинами 1941 года. Приводим ее фрагменты:

"Был налет на аэродром, говорят, бомбили сильно. Все время воздушные тревоги. Мобилизация объявлена, но ее почему–то не проводят, видимо, не доверяют. Население еще точно не знает, за кого быть. Надо поставить на правильную лошадь. Хотят быть с победителями, но пока точно не знают, кто кем окажется".

Ночью отряд Ривоша действует недалеко от станции Спилве–Серума:

"Здесь спускаются парашютисты. Глупое положение — у нас раненые, а никого не удалось поймать. В тебя стреляют, а ты не знаешь, откуда. Мы в тылу, а находимся среди врагов. Следует отдать справедливость, действуют они умно, хорошо еще, стреляют не слишком метко, и на том спасибо. Сведения с фронта все ухудшаются. Сомнений нет — отступают. За городом встречаются оставленные на произвол судьбы военные грузовики. Стекла разбиты, видны следы осколков и пуль. Ночью проходят танки и артиллерия, идут с запада — на восток".

Новое место назначения бойцов–истребителей — Центральный рынок.

"Не успели остановиться, как попали под обстрел. Откуда, где те, что стреляют? Выламываем двери рынка — пусто. В подвалах рынка — перепуганная безвредная публика. Я в разъездах по городу. На Московской — останавливаюсь. Становлюсь мишенью автоматического ружья. Даю полный газ и проезжаю без царапины. День подходит к концу. На площади и между каналом и железнодорожной насыпью роем для себя окопы. Патрули приводят арестованных. Большинство отпускают, некоторых расстреливают… Среди них, наверное, есть невинные… Тяжело. Ночью — перестрелка между Красными амбарами. У нас насчитываются убитые, но и мы тоже ухлопали несколько молодцов. По Московской без конца идут танки. Погода испортилась — дождь, и стало прохладнее. Утром начала проходить пехота, сначала в относительном порядке, но постепенно стала принимать подавляющий вид"…

Да, удручающее зрелище — отступающая армия:

"Есть босые, большинство — без оружия. Проезжает грузовик, битком набитый красноармейцами. До смерти усталый пехотинец вцепился в борт, из последних сил старается взобраться. Но на грузовике уже не товарищи, а обезумевшие люди. Удар сапога в лицо, и пехотинец — на мостовой".

Питание Рабочей гвардии — рыбные консервы да кислые огурцы. Третью ночь идет погоня за невидимым противником. Диверсанты — ловкие ребята. Со стороны Задвинья доносится пулеметная стрельба и изредка — из пушек. Неужели немецкие танки?

"Перед нами Заячий остров. Что на том берегу — не знаем. У склона железнодорожной насыпи оживление, там что–то очень нервно застреляли. Так и есть — немцы. На мосту ясно видны сине–серые танки, они приближаются к нашему берегу. Невероятной силы взрыв рассекает воздух. Весь мост заволакивается дымом. Мост взорван. Перебралось всего несколько стальных жуков. Наше орудие открывает по ним огонь, танки отстреливаются. Для них нет отступления. Несколько немцев сдались, их увели, что с ними стало — не знаю. Мы в первое мгновение, как дети, торжествуем — "отбили атаку".

Наступает затишье.

"Регулярных войск у нас не видать. Начальства все меньше и меньше. Каждый как–нибудь сам себе хозяин, рядовой и начальник. Приходят обидные, злые мысли. Стараюсь разобраться в создавшемся положении. Рассуждаю так: Красное командование решило Ригу сдать — это ясно. Красная армия, уходя, нас оставляет. С Московской проносятся несколько грузовиков. Один останавливается, чтобы узнать дорогу… на Эстонию".

Рабочегвардейцы узнают, что немцы идут на Ригу со стороны Кенгарагса.

"Лейтенантик в грузовике предлагает нескольких взять с собой, советуя смываться всем, кто может… Но зачем? Наша армия бежит, стоит ли после этого еще жить. Назревает решение: я все равно кончен, так перед самым концом хоть буду поддержкой своей семье. Меня ведь все равно расстреляют, так пусть Аля знает, где и как я погиб. Довольно, раз плюнули на нас — плевать".

Утром 1 июля Ривош выходит на улицу.

"Тишина. Вижу, как выбегают несколько человек, смеются, обнимаются. На одном из домов вывешивают красно–бело–красный флаг. Мимо проходит группа парней. Перед флагом взлетают шапки, раздается "Lai Dzivo!" По улице Бриежа проходит отряд солдат — немецких. В петлицах у них цветы, им кричат "Ура!" Латыши поставили на немецкого коня, надолго ли?"

…Вся семья Эльмара Ривоша сгинула в Рижском гетто. Он чудом бежал и укрывался до конца войны в латышской семье.

Царство смерти в Пардаугаве

"Штурмовик на Восточном фронте: война в Латышских СС Гитлера". Под таким заголовком в 2008 году в США вышла книга воспоминаний мобилизованного в Легион рижанина Минтаутса БЛОСФЕЛДСА. Ее страницы дают картину июня 1941 с другой стороны:

"Я сидел на ступеньках погреба, читая учебник по астрономии, когда внезапно громко постучали в дверь. Жена дворника поспешила отворить, и мы увидели снаружи, на улице, солдат, одетых в странную униформу. Это были первые немцы, которые, продвигаясь по улице Нометню, достигли нашего дома. Солдат мучала жажда и они попросили попить. Одна женщина принесла кувшин и чашку…"

Минтаутс Блосфелдс делает запись в дневнике: "30.6.1941.20–30. Первые немцы в Риге".

Грохот взрывов и стрельба доносятся со стороны бульвара Узварас. Немцы опять — уже целой группой — врываются в дом Блосфелдсов, всех мужчин выводят на улицу, проверяют документы. Колонну гражданских пленников ведут мимо Агенскалнского рынка на улицу Бариню. Минтаутс обращает внимание на то, как уверенно и браво выглядят немцы — закатанные рукава, загорелые лица, которые мало что выражают. То ли усталость, то ли автоматизм. Рижан загоняют во двор школы, за высокий забор.

Следующим утром весь двор усеян обрывками бумаги — это уничтоженные второпях партбилеты и другие "компрометирующие" документы. Издалека доносится знакомая мелодия — это приемник, выставленный на окно, играет "Dievs, Sveti Latviju!" Затем передают сообщение о взятии Риги немцами.

Вскоре Минтаутса выпускают с "фильтрационного пункта". Мать рассказывает ему про бой на улице Пукю, где в одном из подвалов отстреливалась группа красноармейцев и коммунистов. Они убили нескольких немцев, а те уничтожили дом артиллерийским огнем. Минтаутс спешит осмотреть свой район. Трупы в советской форме покрывают улицу Слокас, окрестности парка Аркадия, Ранкя дамбис, улицу Сонеру… У большинства — ранения в голову с близкого расстояния.

"Вхожу в настоящее царство смерти… Здесь их немцы застали врасплох или они погибли, держась до последнего… Я думаю, что, возможно, этих солдат застрелили, когда они сдавались немцам".

У Понтонного моста сгрудились сгоревшие грузовики, повозки, полевые орудия. Мертвые лошади и люди. Некоторые трупы еще тлеют. Судя по всему, здесь Красная Армия пыталась прорваться на правый берег Двины.

"Немцы продвигались со стороны Торнякалнса, внезапно наткнувшись на беспомощно столпившихся красноармейцев, и перестреляли их всех".

А вот и еще одна встреча с немцами:

"С камерами на ремешках вокруг шеи, они шли к мосту, весело переговариваясь — очевидно были удовлетворены ходом событий".

Перейдя в Старый город, Блосфелдс увидел сгоревшие Ратушу, Дом Черноголовых, Церковь Петра. Огромный, как лошадь, петух свалился со шпиля на землю и почернел от огня. Повсюду валялись куски гипса — это были остатки бюстов вождей. На набережной задрали дула вверх брошенные зенитки. А рухнувший угол собора Петра обнажил древние склепы. Средневековые гробы мрачно смотрели на кошмар XX столетия…

Profile

Latvjustrelnieki
maksim_kot
maksim_kot

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel