maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Как не потерять своего ребенка? 15 вопросов и ответов о ювенальной юстиции

Как не потерять своего ребенка? 15 вопросов и ответов о ювенальной юстиции
Александра Глухих
rus.DELFI.lv 23 февраля 2015,
Foto: PantherMedia/Scanpix


Как работает ювенальная система в Латвии и Европе? Почему у родителей могут отобрать их детей? И что делать, если семья оказалась разлучена? Портал Delfi при помощи юриста фракции "Зеленых" в Европарламенте Алексея Димитрова пытается дать ответы на 15 главных вопросов о ювенальной юстиции.

[Spoiler (click to open)]

Каждый год Министерство юстиции Латвии получает информацию примерно о 20 случаях изъятия детей из семей латвийских подданных. Сюжеты историй обычно похожи: родители переезжают с ребенком жить за рубеж, но из-за незнания местных законов и специфики их применения попадают в поле зрение социальных служб.

В латвийских СМИ широкую огласку получило дело Лайлы Брице, которая уже пятый год безуспешно пытается вернуть свою дочь. Живя в Лондоне, женщина оставила на два часа без присмотра своего двухлетнего ребенка. Хозяин квартиры, увидевший это, вызвал полицию. Сейчас в Великобритании идет судебный процесс о передаче девочки для принудительного удочерения.

О другом случае применения ювенальной юстиции недавно сообщило латвийское телевидение: социальные службы Норвегии изъяли из семьи граждан Латвии двух несовершеннолетних детей после того, как старший сын сказал в школе, что отец его бьет. Мать мальчика незадолго до этого погибла в автокатастрофе. И хотя экспертиза не подтвердила факта насилия в семье, отцу пришлось провести в тюрьме четыре месяца. Детей расселили по приемным семьям. Судебное разбирательство длится уже пятый год.

В самой Латвии, судя по публично доступной информации, к мере изъятия детей прибегают реже. Но прецеденты все-таки есть. Так, в августе 2014 года у здания Рижского сиротского суда прошел пикет в защиту Карины Салига, лишившейся двух малолетних сыновей. Причиной изъятия детей послужила жалоба директора школы, которая таким образом отрегировала на буйное поведение их отца во время встречи с классным руководителем.

Список примеров можно продолжать долго: в Интернете созданы специальные порталы и сообщества борцов с ювенальной юстицией. Однако демонизировать систему тоже нельзя. Работники социальных служб обязаны защищать детей от безответственных и преступных поступков родителей, и для этого требуется соответствующая нормативная база.

Как работает ювенальная система в Латвии и Европе? Почему у родителей могут отобрать их детей? И что делать, если семья оказалась разлучена? Портал Delfi при помощи юриста фракции "Зеленых" в Европарламенте Алексея Димитрова пытается дать ответы на 15 главных вопросов о ювенальной юстиции.
****

Изначально ювенальной юстицией назывался комплекс мер, направленных на признание особенностей в рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей. По мнению криминологов, главной целью в таких случаях должно стать не наказание, а реабилитация, поэтому столь же жесткий подход, как ко взрослым преступникам, только вредит.

По мере распространения идей прав ребенка, которые государства обязуются гарантировать, ювенальной юстицией стали называть все меры, направленные на обеспечение прав ребенка в разных сферах (не только в уголовном процессе, но и в семейных отношениях, отношениях с государством).

Единый мировой стандарт представляет Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 году. Государства на ее основе принимают национальные законы о защите прав ребенка, меняют семейное законодательство.

Общеевропейских стандартов в области отношений отцов и детей нет — семейное право находится в национальной компетенции. Иногда принимаются акты ЕС или конвенции Совета Европы, которые связаны с правами ребенка, но лишь косвенно связаны с семейными отношениями — например, вопросы о защите детей от порнографии или о том, суд какого государства должен рассматривать спор между родителями, если они имеют разное гражданство или разные государства проживания.

В то же время Хартия об основных правах ЕС гарантирует любому ребенку право сохранять личные отношения и прямой контакт с каждым из родителей, если это не вредит интересам ребенка, а Европейская конвенция о правах человека защищает право на уважение к семейной жизни.

На этот счет надежной статистики нет. Если судить по показателю отношения изъятых из семьи детей к общему количеству детей, то явных лидеров нет. Однако есть страны с явно жесткой политикой в отдельных областях — так, Англия и Уэльс используют передачу ребенка на усыновление без согласия родителей, причем такую передачу впоследствии практически невозможно отменить.

Есть ли взаимосвязь между строгостью национальной ювенальной системы и степенью либеральности семейного законодательства в конкретной стране? Откуда пошло убеждение, что ювенальную систему придумали лоббисты однополых браков как способ разрушения традиционных семей?

Прямой связи нет — по доступной статистике, количество детей, воспитывающихся вне семьи, не зависит от "либеральности" или "консервативности" общества. Возможно, там, где на более высоком уровне находится защита прав человека вообще, и защите прав ребенка уделяется большее внимание, поэтому и родителям приходится тщательнее выбирать меры воспитания.

Почему решение об изъятии ребенка из семьи может принять условно один сотрудник социальной службы на основании сигнала или подозрений, что с ребенком плохо обращаются, а возвращать ребенка назад приходится уже через суд?

Согласно практике Европейского суда по правам человека, интересы ребенка могут иметь приоритет над интересами родителя, если родитель вредит здоровью и развитию ребенка. Однако разлучение с родителями может носить характер только крайней меры. Как объясняет Комитет ООН по правам ребенка, изъятие может, например, применяться, если существует опасность немедленного причинения вреда ребенку, но, если менее жесткие меры также способны оградить ребенка от вреда, следует их использовать.

В Латвии ребенка можно разлучить с семьей, если другими способами нельзя защитить права ребенка. Представитель сиротского суда в неотложных случаях может принять решение единолично, однако в течение 15 дней должно быть созвано заседание сиротского суда, на котором временное приостановление прав на попечение. Если же по вине родителя в течение года восстановить права не удается, сиротский суд обращается в суд с предложением лишить этих прав постоянно.

Действительно, в некоторых государствах непропорционально много случаев изъятия детей из семей иностранцев и этнических и расовых меньшинств (например, цыган). Отчасти это связано с большими экономическими трудностями в таких семьях, иногда с другими взглядами на воспитание (например, физические наказания, особенно на постоянной основе, в Европе считаются неприемлемыми). К сожалению, в ряде случаев можно наблюдать и предвзятость судов, которые органам опеки "своего" государства доверяют больше, чем родителям-иммигрантам (при этом последние могут не получить доступа к качественной юридической помощи в силу отсутствия необходимых знаний или по экономическим причинам).

Мы просто больше пользуемся информацией из России, чем из Италии или Австрии, у граждан которых тоже изымали детей за рубежом, например, в Дании. Поскольку вопрос изъятия детей регулируют национальные нормы, то гражданство ЕС формально не дает дополнительных гарантий (хотя и существует особый запрет дискриминации по гражданству в отношении граждан ЕС). Но, если изъятие связано с тем, что ребенка у себя хочет оставить второй родитель — гражданин другого государства ЕС, то некоторые проблемы можно проще решить на предыдущем этапе (например, у ЕС есть нормы о том, как определяется государство, где должен быть рассмотрен спор между родителями; если возникают проблемы, их может разрешить Суд ЕС в Люксембурге).

Если семья интернациональная и один из родителей является гражданином страны, на территории которой происходят события, означает ли это, что второй родитель по определению будет иметь меньше прав на ребенка (например, в случае развода)?

Не означает — дискриминация запрещена, и суд должен руководствоваться интересами ребенка, а не гражданством родителей. На практике тот родитель, который является гражданином, зачастую может легче получить информацию и доступ к юридической помощи, поскольку он находится в своей стране. Однако это не должно влиять на исход процесса.

Как правило, задачей органов опеки является объяснить родителям, как соблюдать нормы страны, в которой живет семья. Эти нормы действительно могут быть разными — так, в Латвии нельзя оставлять ребенка без надзора до семи лет, а в некоторых государствах ЕС — до 12. Но и латвийский закон предусматривает, что на волеизъявление родителей можно наложить ограничения вне зависимости от их взглядов и вероисповедания, если устанавливается, что воля родителей может физически или духовно повредить дальнейшему развитию ребенка. У государства есть обязанность защитить права ребенка даже помимо родительской воли.

Сейчас у ЕС нет общей компетенции регулировать вопросы семейного права. Некоторая стандартизация возможна для регулирования отношений в тех семьях, члены которых являются гражданами или жителями разных государств ЕС (трансграничные ситуации). Скорее всего, некоторая гармонизация будет постепенно происходить на уровне национального регулирования, по мере сглаживания различий между государствами ЕС и изучения позитивного и негативного опыта друг друга.

Изъятие является мерой временной; лишение прав на попечение (aizgādības tiesības — то, что раньше называлось родительскими правами) — мера постоянная (правда, их можно восстановить решением суда).

Если по вине родителя в течение года восстановить приостановленные права не удается, сиротский суд обращается в суд с предложением лишить этих прав постоянно (может сделать это и раньше, действуя в интересах ребенка).

Возможные причины:


  • по вине родителя (вследствие умышленных действий или халатности) под угрозой находится жизнь или здоровье ребенка;

  • родитель недобросовестно использует права или не обеспечивает надзор или уход за ребенком, что может создать угрозу для физического, духовного или нравственного развития ребенка.

Ребенка можно разлучить с семьей, если это соответствует его интересам, и нет другого способа обеспечить его права, в таких случаях:


  • Жизнь, здоровье или развитие ребенка находятся под серьезной угрозой в связи с насилием (физическим, эмоциональным, сексуальным), либо есть обоснованные подозрения о насилии, либо отсутствует уход, либо в связи с домашними обстоятельствами (социальной средой);

  • Ребенок серьезно угрожает своему здоровью, употребляя алкоголь, наркотические или токсические средства;

  • Ребенок совершил преступное деяние;

  • Необходимо принудительно исполнить решение о возвращении ребенка в государство проживания (например, если один из родителей похитил ребенка).

Решение, в зависимости от обстоятельств, принимает полиция или сиротский суд.

Следующим шагом является временное приостановление прав на попечение. Представитель сиротского суда в неотложных случаях может принять решение единолично, однако в течение 15 дней должно быть созвано заседание сиротского суда, на котором оно подтверждается. Такое решение можно принять, если:


  • Есть фактические препятствия, мешающие родителю осуществлять уход;

  • Ребенок по вине родителя находится в обстоятельствах, опасных для жизни или здоровья (вследствие умышленных действий или халатности родителя);

  • Родитель недобросовестно использует права или не обеспечивает надзор или уход за ребенком;

  • Родитель дал согласие на усыновление ребенка;

  • Констатировано насилие либо есть обоснованные подозрения о насилии.

В таких ситуациях ребенка передают другому родителю; если это невозможно, решают вопрос о внесемейной опеке (например, назначается опекун). Если обстоятельства меняются к лучшему, сиротский суд восстанавливает права на попечение.

Под опеку — если нет никого, у кого есть права на попечение (например, родители умерли, лишены прав, их права приостановлены). На усыновление ребенка можно передать, если это соответствует интересам ребенка, у него сформировались семейные отношения с усыновителем, есть согласие усыновителя, ребенка (обязательно с 12 лет), родителей ребенка (если они не лишены прав), опекун. В некоторых случаях согласие можно заменить согласием сиротского суда.

Латвийские представительства могут оказывать консульскую помощь за рубежом, помочь с юридической помощью. Однако они не могут вмешиваться в действия органов судебной власти другого государства.

Прежде всего необходимо обеспечить себя качественной юридической помощью и понять, как обжалуются решения соответствующего органа за границей, есть ли возможность приостановить действия какого-либо решения, пока высший орган не рассмотрел дело.

Необходимо сотрудничать с органами опеки и социальными службами, вести себя корректно, даже если решения в деле кажутся неправильными и несправедливыми (слишком эмоциональное поведение, истерики, угрозы могут послужить доказательством того, что возвращение в семью будет неблагоприятным для ребенка)

Обязательно информировать латвийское представительство о ходе дела.

Соблюдать процессуальные сроки, использовать все возможности для обжалования (включая те, которые кажутся неэффективными).

В случае применения норм ЕС предлагать национальному суду обращаться с запросом о правильной интерпретации в Суд ЕС.

В случае принятия негативного решения, которое нельзя обжаловать, обращаться в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение права на уважение к семейной жизни, при этом просить ввести временный запрет на исполнение национального решения, пока дело не рассмотрено в Страсбурге.




Tags: Европа, Евросоюз, Латвия сегодня, аналитика и тенденции, антигуманизм, дети, ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments