?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

От Улманиса до Берзиньша. Чем нам запомнились президенты ЛатвииДелфи:
До выборов президента Латвии осталось почти 100 дней, и мы до сих пор не знаем, кто на самом деле претендует на этот пост. Портал DELFI решил вспомнить, чем отметились президенты страны после восстановления независимости, как они использовали политический капитал, который им достался, и как это изменило жизнь жителей Латвии?
Итак, какими были годы президентства Гунтиса Улманиса, Вайра Вике-Фрейберги, Валдиса Затлерса и Андриса Берзиньша? Как каждый из них распорядился тем политическим капиталом, который им даровала должность? И как это изменило страну и нашу с вами жизнь?
[Spoiler (click to open)]"Президент государства не несет политическую ответственность за свою деятельность", — гласит 53-я статья Сатверсме Латвийской Республики. Считается, что президент Латвии — фигура скорее репрезентативная и символическая, нежели обладающая реальными властными полномочиями. Это и логично: Сатверсме гласит, что Латвия является парламентской республикой, в которой президента избирают депутаты Сейма, а не народ. Но все же президент вправе принимать ряд важных решений: он может не провозгласить закон, вернув его на повторное рассмотрение в Сейм, именно он номинирует кандидата в премьер-министры, а еще, как мы теперь уже точно знаем, глава государства способен пойти и на крайнюю меру — инициировать роспуск парламента.

А еще каждый из четырех президентов Латвии с начала 90-х годов и до сегодняшнего дня, во-первых, олицетворяет собой определенный период бурной недавней истории нашей страны, а, во-вторых, все же подтверждает верность тезиса о роли личности в этой самой истории. Личность, пусть не обладающая особыми юридическими рычагами принятия решений, способна все же использовать невеликий потенциал должности, чтобы войти или… вляпаться в историю.

Итак, какими были годы президентства Гунтиса Улманиса, Вайра Вике-Фрейберги, Валдиса Затлерса и Андриса Берзиньша? Как каждый из них распорядился тем политическим капиталом, который им даровала должность? И как это изменило страну и нашу с вами жизнь?


От Улманиса до Берзиньша. Чем нам запомнились президенты ЛатвииПервый президент Латвийской Республики после восстановления независимости был избран, конечно, во многом благодаря фамилии и родству. В начале 90-х годов политической элите молодого государства было жизненно необходимо перекинуть в прошлое мостик преемственности: этого требовала принятая концепция непрерывности независимости Латвии, посреди которой — пребывание страны в составе СССР, называемое теперь не иначе как "период советской оккупации". В начале 90-х годов слово "пиар" еще не было настолько в ходу. Но избрание главой государства в 1993 году 5-м Сеймом Гунтиса Улманиса — внучатого племянника последнего президента довоенной Латвийской Республики Карлиса Улманиса, исторической фигуры, мягко говоря, спорной и неоднозначной — сейчас бы назвали именно успешной "пиар"-акцией молодого государства.

Биография Улманиса-младшего — это зашкаливающий символизм: в его жизненном пути отражается история Латвии, потерявшей и вновь обретшей независимость. Гунтис Улманис родился через две недели после начала Второй Мировой войны — в сентябре 1939 года, а уже в 1941 году семья будущего президента была выслана в Сибирь. Семья возвратилась в Латвию после войны, и в сталинские времена, до 1955 года, будущий президент носил фамилию отчима — Румпитис. Но, невзирая на необходимость скрывать свое происхождение, Улманис-младший был, что тоже символично для Латвии, крепко интегрирован в советскую действительность: служил в армии, был членом КПСС, в 70-е годы даже непродолжительное время трудился заместителем председателя Комитета планирования Рижского исполкома, но был вынужден уйти с этой должности — из-за неподходящего родства.

Гунтис Улманис занимал пост президента два срока подряд в самое лихое время — с 1993 по 1999 годы. Это была, во-первых, дикая эпоха первичного накопления капитала, формирования национальной буржуазии, распиливания самых лакомых кусков государственной собственности. Первый президент никогда особо не пытался выйти за рамки должностных полномочий, определенных Сатверсме: он был именно репрезентативной фигурой, не пытавшейся играть самостоятельную роль, противопоставляя себя как-либо политической элите. Скорее, г-н президент — символизируя преемственность исторического процесса — не мешал другим творить историю.

А, во-вторых, это было время выбора Латвией своей прозападной внешнеполитической, геополитической направленности. На президентство Гунтиса Улманиса пришлось подписание заключением между Латвией и Россией договора о выводе войск, вступление в Совет Европы, подача заявки на вступление в НАТО и Европейский Союз. В историю он вошел и как президент, подписавший закон об отмене смертной казни.


От Улманиса до Берзиньша. Чем нам запомнились президенты ЛатвииКадры политической хроники: 17 июня 1999 года в 7-м Сейме проходят выборы президента. Никто из пяти кандидатов, а среди них и бывший глава Верховного Совета Латвии Анатолий Горбунов, получивший на стыке 80-90-х годов прозвище "непотопляемый Толик", и маэстро Раймонд Паулс, и фигуры калибром мельче, представляющие политические партии — не набирают большинства голосов. Раймонд Валдемарович, получивший поддержку трети народных избранников, берет самоотвод. Змеиный клубок политических интриг распутался благодаря появлению "темной лошадки". Социал-демократ, профессор и в прошлом офицер КГБ Юрис Боярс привел в Сейм даму в годах, одетую слишком уж скромно для будущего президента — в белых мягких, словно теннисных, тапочках и блузке в горошек. Это была глава Института Латвии Вайра Вике-Фрейберга, канадская латышка, психолог по образованию, вернувшаяся на родину из иммиграции незадолго до исторического голосования.

Кто мог тогда подумать, что спустя весьма непродолжительный срок скромная дама 1937 года рождения превратится в "железную леди", станет самым популярным в стране политиком, и через четыре года получит безоговорочную поддержку 88 из 100 депутатов Сейма при избрании на второй срок?

Но едва избравшись в первый раз, Вайра Вике-Фрейберга попадает из огня да в полымя. Сейм принимает Закон "О государственном языке", который подвергается жесткой критике не только со стороны России, но и со стороны Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств Макса Ван дер Стула. Утвержденная Сеймом редакция закона предусматривает слишком явное вмешательство государства в частную жизнь, регламентируя использование языков в бизнесе. В парке у Президентского замка, в который только-только въехала ВВФ, разбивают палаточный лагерь правозащитники и противники закона. Возвращение законопроекта "О государственном языке" в Сейм становится первым значимым политическим решением ВВФ — и, безусловно, принятым под давлением международного сообщества. А в 2002 году, спустя еще три года, Вайра Вике-Фрейберга морозным февралем посоветует тем русскоязычным старшеклассницам, борющимся с введением реформы образования-2014, "одеться теплее", идя на акцию протеста у Сейма. Эти слова президента еще долго будут восприниматься как приговор процессу преодоления межэтнического раскола общества.

Всего за 8 лет президентства ВВФ вернула в Сейм 36 законопроектов. А в 2007 году, отказавшись провозглашать поправки к Законам "О национальной безопасности" и "О государственных учреждениях безопасности", и инициировала проведение референдума по этим законам. История вокруг этих законов, дающих, по мнению ВВФ, исполнительной власти (в тот момент — премьер-министру Айгару Калвитису) слишком большой контроль над спецслужбами — это апогей непростых взаимоотношений между президентом и политической элитой.

Вайре Вике-Фрейберге удалось невероятно повысить сам статус президентской должности с учетом де-юре весьма невеликих полномочий главы государства. Став самым популярным политиком в стране, ВВФ умело противопоставляла себя Сейму и Кабинету министров, и часто могла гарантировать — симпатии народа будут на ее стороне. Это расширяло для нее возможности политического маневра, а Сейму приходилось считаться с президентом.

Но, пожалуй, одна из главных заслуг ВВФ — ей удалось превратить Президентский замок фактически во второй МИД. На президентство Вайры Вике-Фрейберги выпали судьбоносные для Латвии решения в сфере внешней политики — вступление в НАТО и ЕС. Во время президентства ВВФ в Риге прошел саммит НАТО, а сама ВВФ посетил с визитом все страны ЕС. Сейчас, спустя время, становится понятно, насколько в тот период Брюсселю и Вашингтону было важно надзирать над не слишком чистой на руку политической элитой молодого постсоветского государства — и во многом эти функции, при поддержке западных партнеров, осуществляла именно Вайра Вике-Фрейберга. В период президентства ВВФ в политический жаргон плотно вошло словечко "обком", которым принято обозначать степень влияния Вашингтона на латвийскую политику.

В историю вошли и встречи ВВФ с двумя мировыми лидерами — президентом США Джорджем Бушем-младшим и президентом России Владимиром Путиным. В 2005 году, как юная девушка, нарушая дипломатический протокол, Вике-Фрейберга взбежала по трапу самолета — навстречу прилетевшему в Ригу Джорджу Бушу. В 2001 году в Австрии состоялась встреча Владимира Путина и Вайры Вике-Фрейберги. Спустя три года ВВФ в интервью поделилась зловещими впечатлениями — российский лидер пытался ее запугать.

Но все же кое-что Вайру Вике-Фрейбергу с ВВП роднит: она — единственная из всех латвийских президентов удостоена чести сокращения инициалов имени и фамилии до абсолютно узнаваемых всеми инициалов: ВВФ. И это, как бы мы ни относились к роли ВВФ в истории — несомненное признание.


От Улманиса до Берзиньша. Чем нам запомнились президенты ЛатвииИзбрание президентом Валдиса Затлерса, пожалуй, можно назвать реакционным решением. Эпоха ВВФ оказалась для политиков страны весьма утомительной — им хотелось избавиться от надсмотрщика, способного, используя авторитет, и закон в Сейм вернуть, и референдум инициировать. А потому на роль президента они предпочли избрать человека, который казался безопасным. Требования к претенденту были невысоки: хорошая репутация (врач — благородная интеллигентная профессия, чем не вариант?) да отсутствие политического опыта, что обезопасит от ненужных треволнений.

Президентская карьера Валдиса Затлерса не задалась с самого начала. Еще до избрания, под давлением свидетельств, главный врач Больницы травматологии и ортопедии, был вынужден признать, что принимал от пациентов "благодарность" в конвертах. Но то, что репутация Затлерса оказалась подмоченной, не помешало коалиции поддержать его кандидатуру на выборах. Словно никто и не стремился избрать сильного президента с безупречной репутацией. Путевку в Президентский замок доктору Затлерсу выдали депутаты Сейма от Народной партии, Союза "зеленых" и крестьян, ЛПП/"ЛЦ" и ТБ/ДННЛ. Позже, когда вспыли материалы на портале WikiLeaks, стало известно, что посольство США в Латвии характеризовало президентские выборы как "трагикомедию".

А уже осенью 2007 года к Затлерсу намертво приклеилась навсегда прозвище "президент, избранный в зоопарке". Якобы в мае 2007 года власть имущие (премьер-министр Айгар Калвитис, экс-премьер Андрис Шкеле, спикер Сейма Индулис Эмсис — все представители так называемых "олигархических" политических сил) собрались в Рижском зоопарке на тайную встречу, чтоб решить — кого ж избрать президентом? Эта байка стала неотъемлемой частью политического фольклора страны, и обросла анекдотическими подробностями: якобы сильные мира сего долго выбирали место встречи между зоопарком и моргом.

На четырехлетний срок президентства Валдиса Затлерса пришлись тяжелые времена — жесткий экономический кризис после "тучных годов", последовавшая за ним смена власти и так называемая "борьба с олигархами". Правительство Айгара Калвитиса, опиравшееся на поддержку так называемых олигархов, ушло в отставку, и к власти вернулось "Единство" — Кабинет министров в последовавшие годы возглавлял Валдис Домбровскис. Вместе с генеральной линией заколебался и "президент, избранный в зоопарке": парадоксально, но именно ему было суждено стать одним из передовых бойцов "борьбы с олигархами". Правда, эта война со временем стала для "Единства" инструментом укрепления своих позиций и уничтожения политических конкурентов. Валдиса Затлерса, явно неискушенного в интригах, политики изначально назначили на роль "слабого звена", позабыв, что этот человек все же профессионально владеет скальпелем.

Знаменитый "указ номер 2" о роспуске 10-го Сейма, отказавшегося дать санкцию на обыск у одного из олигархов Айнара Шлесерса, сделал Валдиса Затлерса калифом на час, обеспечив сляпанной на скорую руку партии его имени неплохой результат на внеочередных выборах в 11-й Сейм. У Затлерса действительно был шанс изменить историю. Однако нет ничего хуже провала революции, поскольку это ведет к реакции, и соответственно, надолго замедляет и даже останавливает естественный эволюционный ход событий. Вместо обещанного преодоления межэтнического раскола в обществе — путем приглашения в коалицию "Центра согласия", на котором сначала так настаивал Валдис Затлерс, случилось новый виток обострения межнациональных отношений, что привело к проведению уже в 2011 году референдума о статусе русского языка…

Партия реформ Затлерса, созданная в 2011 году, просуществовала недолго: сначала обвалился рейтинг, потом из названия исчезла фамилия "Затлерс", а дальше она стала составной частью "Единства".

Конечно, Валдис Затлерс не был избран на второй срок — первым из президентов, занимавших эту должность с 90-х годов. Политики отомстили ему за "указ номер 2" и унизительно прокатили его в 11-м Сейме на выборах спикера парламент — пост заняла Солвита Аболтиня.

Трагикомедия, такая трагикомедия — в масштабе личности и в масштабе государства.


От Улманиса до Берзиньша. Чем нам запомнились президенты ЛатвииАндрис Берзиньш — человек с едва ли не самыми распространенными в нашей стране именем и фамилией. В 11-м Сейме, избравшим его президентом, было три Андриса Берзиньша — один из "ЛЦ"/ЛПП и два, включая самого главу государства, от Союза "зеленых" и крестьян. Любопытно, что в отличие от своих предшественников Андрис Берзиньш в политике человек все же не случайный. На излете советской власти — в 1988-1989 годах — будущий президент занимал должность заместителя министра бытовых услуг Латвийской ССР, а эпоху больших перемен был сначала председателем Валмиерского исполкома, а затем — председателем Совета народных депутатов Валмиерского района.

В 1990 году был избран депутатом Верховного совета Латвии от Народного фронта, но с 1993 по 2010 год, занимался бизнесом или же работал на высоких должностях в госпредприятиях или в государственных структурах, курирующих экономическую отрасль. Среди его должностей — председатель отдела приватизации Банка Латвии, президент Unibanka, председатель совета Latvenergo, президент Торгово-промышленной палаты. В 2010 году, в возрасте 66 лет и будучи официальным фигурантом списка миллионеров, Андрис Берзиньш решил заняться политикой напрямую — был избран депутатом от Союза "зеленых" и крестьян.

На Андриса Берзиньша — уже в силу его биографии — возлагались немалые надежды. Состоявшийся человек в годах, миллионер — казалось бы, такому стоит идти в политику лишь для того, чтобы занять место в истории: остальные амбиции уже удовлетворены. На практике четыре президентских года Андриса Берзиньша сложно назвать революционными: благодаря должности он остается весьма популярным политиком, но не блистает как ВВФ, все его заявления скорее реакционные или вписывающиеся в общую политическую конъюнктуру, внутреннюю или международную, нежели демонстрируют желание самому жестко формировать повестку дня. В чувствительной сфере межэтнических отношений и латвийско-российских отношений Андрис Берзиньш всегда старался быть корректен. До украинских событий, резко изменивших политику и риторику Европейского Союза, президент Андрис Берзиньш демонстрировал скорее желание наладить отношения с восточным соседом: в феврале прошлого года он побывал на Олимпиаде в Сочи, и даже коротко встретился с Владимиром Путиным. А серия визитов в восточные постсоветские государства даже дала экспертам повод аккуратно упрекнуть президента в том, что он не соблюдает баланс между Западом и Востоком.

Но война на Украине внесла свои коррективы, и в этом году президент Андрис Берзиньш, взяв, правда, загодя длинную паузу на размышления, все же заявил, что отказывается от поездки в Москву.

Умение держать паузу — фирменный стиль президента. Сейчас политики, эксперты и журналисты изнывают от неизвестности: примет ли Андрис Берзиньш решение баллотироваться на второй президентский срок? Интрига несколько затянулась: уже официально названо несколько возможных кандидатов. А осторожный и расчетливый Андрис Берзиньш скажет "да" явно, лишь получив гарантии переизбрания.

Mежду тем, в нынешней международной ситуации должность президента Латвии растет в цене.

http://rus.delfi.lv/news/daily/story/ot-ulmanisa-do-berzinsha-chem-nam-zapomnilis-prezidenty-latvii.d?id=45646988


Profile

Latvjustrelnieki
maksim_kot
maksim_kot

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel