maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Кто должен был бояться Ивара Кезберса?

http://uk.itvnet.lv/article/izklaide/436829.jpg
Издательство "Jumava" выпустило книгу "Durvīs. Tā tas bija". Эту книгу можно воспринимать как посвящение двадцать пятой годовщине восстановления независимости Латвии, но вместе с тем она является и напоминанием о ярком политическом лидере, которого Латвия потеряла ровно 18 лет назад, пишет в газете "Neatkarīgā Rīta Avīze" Юрис Пайдерс.
Большую часть книги занимают воспоминания Ивара Кезберса, надиктованные в 1992 году. Они начинаются с августа 1987 года, когда его назначили заместителем председателя Гостелерадио СССР в сфере внешних связей, и обрываются на середине 1990 года, иногда упоминая и более раннее времена. Взглянуть на события, имевшие место до 1987 и после 1990 года, позволяют помещенные в книгу интервью Ивара Кезберса, речи и политические декларации.
Когда я уже читал последние страницы книги, то на мгновение отложил ее в сторону, чтобы посмотреть на "Euronews" интервью с американским ученым и мыслителем Ноамом Хомски. Американский мыслитель говорил о том, что были допущены ошибки, которые привели к всплеску обострения между Украиной и Россией в 2014 году. Вероятнее всего, ответ надо искать не в драматических событиях на киевском Майдане, а намного раньше - в начале девяностых годов, когда Россия не стала частью общеевропейской системы безопасности. Отношения с Россией выстраивались как с врагом, которого надо изолировать и чье влияние необходимо уменьшить. Оказывается, Хомски сегодня говорит точно о том же решении проблемы, которое Ивар Кезберс подчеркнул в интервью газете "Neatkarīgā Rīta Avīze" в 1997 году:
"Голос России имеет важное значение. Западная Европа не видит безопасности континента без российской державы. Такая позиция не является лишь плодом измышлений НАТОвских бюрократов - это вывод США, Германии и союзных им государств и военных кругов"
(стр. 309).
Книга о том, что мечта о свободной и независимой Латвии была не только у диссидентов, но и у тех, кто смог приспособиться к советской системе и использовал советский уклад дял реализации своей профессиональной карьеры. В конце восьмидесятых годов Кезберс, как и многие, не верил, что СССР так просто подарит независимость Прибалтике, но пытался добиться того, чтобы у Латвии был хотя бы такой же статус, как и у советских сателлитов - Монголии (стр. 21).
Только у человека, который видел, как выглядит западный мир, формировалось немного иное понимание того, каким надо создавать будущее независимой Латвии. Ивар Кезберс: "Нельзя механически копировать прошлое. Латвия 18 ноября 1918 года осталась в истории как красивое детище молодости наших отцов и дедов. Возьмем от него все лучшее, однако будем строить новое государство - демократическую Латвию 21-го века. Государство с такой экономической системой, которая, опираясь на частную собственность и различную коллективную собственность, кормит всех нуждающихся и дает каждому человеку возможность стать зажиточным" (стр. 16).
Мысль была не уничтожать уже созданное богатство государства, а отказаться от навязанных советской системой глупостей и ограничений. В начале девяностых годов двадцатого века Ивар Кезберс выразил антитезу ультраправым расхитителям и приватизаторам государства. Целью было создание социал-демократической альтернативы. В известной мере, подобная возможность открылась с неожиданным успехом демократической партии "Saimnieks" на выборах 1995 года, однако после преждевременной кончины Ивара Кезберса остыла и политическая альтернатива для уравновешивания политики правых.
Мемуары свидетельствуют и о том, что Ивар Кезберс была крайне опасен для многих политических течений того времени. В распоряжении Кезберса имелись подготовленные КГБ серьезные компромитирующие материалы об одном из влиятельнейших политиков Латвии в 21-м веке (стр. 36), которые так и не были опубликованы в мае 1989 года. В книге Ивар Кезберс не называет фамилию этого политика, однако не слишком трудно выяснить, кто же в мае 1989 года баллотировался кандидатом в депутаты на выборах Совета народных депутатов СССР по 711-му территориальному участку Кулдиги.
В свою очередь, второй политической группой, у которой имелись основания бояться Ивара Кезберса, были зарубежные латыши, которые сотрудничали с КГБ. Из мемуров вытекает, что после восстановления независимости Латвии вместе с патриотично настроенными иностранными латышами на родину вернулись и латыши, бывшие агентами КГБ. После развала СССР существовал немалый риск того, что материалы КГБ могут стать известны, поэтому зарубежные латыши, являвшиеся агентами КГБ, были заинтересованы в том, чтобы покинуть места обитания и обосноваться в Латвии. Ивар Кезберс:
"...многие среди них были верными доносчиками чекистов. Их фамилии вместе с информацией навсегда четко вписаны в анналы КГБ. И эти документы неуничтожимы... И у меня есть что всерьез сказать о делах и проказах эмиграции. Но этому нужно отвести особую публикацию" (стр. 107). Публикации не последовало - жизнь Ивара Кезберса неожиданно оборвалась 22 апреля 1997 года.
FOCUS.LV/Юрис Пайдерс, Neatkarīgā Rīta Avīze
2015. g. 22. Апрель
В тексте крупным шрифтом выделено мной. - maksim_kot

Tags: 1991, Латвия сегодня, Перестройка и другие годы, СССР, ЧК-НКВД-КГБ, историческая справочная, книги, спецслужбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments