maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Роль эмиграции в становлении латышской независимости

Автор: ГУЩИН Виктор Иванович
к. ист. н., директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований, Рига, Латвия
Источник: http://ni-journal.ru/

 
   На 2011 г. приходится невеселый для большинства жителей постсоветского пространства юбилей — 20-летие распада СССР, крупнейшей геополитической катастрофы ХХ в. В течение всего этого года экспертное сообщество будет «отмечать» эту дату серьезным анализом причин, приведших к распаду СССР. Особое внимание при этом будет уделено анализу специфики становления и развития сепаратистских движений в отдельных республиках СССР. Республики Прибалтики в истории распада СССР сыграли, вне всякого сомнения, главную роль. Как отмечает Мануэль Кастельс, это была «самая мощная и бескомпромиссная националистическая мобилизация» на территории СССР1. При этом важно отметить, что серьезных внутренних предпосылок для развития серьезного сепаратистского движения в этих республиках не было. Бескомпромиссность националистической мобилизации в Прибалтике в значительной мере была обусловлена поддержкой идеологии сепаратизма со стороны США и Запада в целом, идеологов перестройки в СССР, а также влиянием обосновавшейся на Западе после 1945 г. прибалтийской эмиграции.


Отметим, что в годы Советской власти в Латвии диссидентского движения практически не было. Писатель Ю.Абызов отмечает в этой связи, что «“крамола” шла не из Риги в Москву, а наоборот: широким потоком текла сюда самиздатовская продукция, она была востребована, ловили каждое слово российских диссидентов, но своих не выдвигали (репрессированных можно было пересчитать по пальцам, да и те были тесно связаны с Москвой)»2. О латвийских диссидентах широкой общественности почти ничего не известно. Примечательно, что даже Рижская дума в своем ответе на предложение назвать одну из улиц Риги именем Юриса Зиемелиса указала, что не располагает информацией о его «широкой известности и выдающемся значении… в истории Риги и Латвии»3.

   Отсутствие в стране собственного диссидентского движения неизбежно привело к тому, что движение за независимость в конце 1980-х — начале 1990-х гг. в значительной мере определила радикально настроенная часть западной латышской эмиграции. Политические взгляды последней основывались на необходимости реализации задачи отделения от СССР, возрождения идеологии и практики этнократического режима Карлиса Ульманиса, а также оправдания своей деятельности в период гитлеровской оккупации Латвии.

   Во время Атмоды4 и после 1991 г. в Латвию на постоянное место жительства вернулось свыше тридцати тысяч латышей из различных стран мира. В ноябре 2005 г., по данным Управления гражданства и миграции, 30 793 гражданина Латвии имели, помимо латвийского, гражданство другой страны5. Для небольшой Латвии это немалая часть населения.

   Оценивая вклад латышской «тримды» (эмиграции) в создание в Латвии после 1991 г. режима этнократии, нужно говорить и о ее идейном вкладе, и о непосредственном участии в формировании политических и экономических структур Второй Латвийской Республики. Причем если в структурах политической и административной власти в целом оказалось задействовано не так много латышей-эмигрантов, то их вклад в формирование сначала идеологии Атмоды, а затем — идеологии независимой Латвийской республики был очень значительным, если не определяющим.

   Важно отметить, что латышская эмиграция никогда не признавала Советской Латвии, восхваляла режим К.Ульманиса, а события 1940 г. рассматривала как оккупацию независимого Латвийского государства. Именно в среде латышской эмиграции, как отмечает профессор истории Андриевс Эзергайлис (родители которого в конце войны также бежали сначала в Германию, а потом в США), после окончания Второй мировой войны «стали прославлять легионеров, их сделали героями-добровольцами, сражавшимися за Латвию», и в результате, «в историографическом отношении все было поставлено с ног на голову»6. Именно латышская эмиграция привнесла в политическую жизнь страны крайне радикальные и оторванные от реалий представления о жизни Латвии в годы Советской власти. Приведем в пример совершенно абсурдное замечание вернувшегося из США в 1993 г. отнюдь не радикала, бывшего министра по делам интеграции Нила Муйжниекса, который в сентябре 2004 г. заявил, что при Советской власти за использование латышского языка можно было попасть в тюрьму (!!!)7. Наконец, именно западные латыши принесли в Латвию желание мстить за те трудности, которые выпали на их долю за годы эмиграции. Причем чувство мести было отнюдь не случайным эмоциональным порывом, так как у большинства среди вернувшихся в Латвию из стран Запада латышей дорога к материальному благополучию начиналась с простого выживания и была трудной. Среди бежавших в конце войны на Запад (цифры варьируются от 120 до 265–280 тысяч человек)8 были не только те, кто в период нацистской оккупации Латвии служил в различных полицейских формированиях, Латышском добровольческом легионе СС, был причастен к убийствам мирных жителей, но и те, кто до 1940 г. поддерживал авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса. Все они бежали вместе со своими семьями, с детьми, которых воспитывали, как правило, в духе антисоветизма, русофобии и оправдания своей деятельности в период немецкой оккупации. Все это в значительной мере определило тот радикальный антисоветизм и русофобию, которые вместе с желанием прямо или косвенно реабилитировать К.Ульманиса, а также деятельность латышских коллаборационистов в период немецкой оккупации, принесла в Латвию западная латышская эмиграция.

   В целом роль последней в событиях Третьей Атмоды, а также в период после 1991 г. оценивается сегодня латвийскими политиками — активными в прошлом участниками Третьей Атмоды — скорее отрицательно, чем положительно. Приведем ряд высказываний на этот счет известных политических и общественных деятелей Латвии, опубликованных в книге Николая Кабанова «Цена независимости». Так, Виктор Авотыньш, один из основателей Народного фронта Латвии, считает, что «представления латышской эмиграции о здешней ситуации были очень влиятельны». Но, по его мнению, «их стереотип имел больший вес, чем непосредственное личное участие тут кого-то из них… Они… не обладали информацией о том, как в действительности изменились наши отношения, как мы их воспринимаем. Уехали-то они в 1945–1947 годах…»9. Янис Юрканс, первый министр иностранных дел независимой Латвии, подчеркивает, что «соотечественники все время искали красных у себя под кроватью»10. Ортодоксальная латышская «тримда» ненавидела Советский Союз — с этим согласен и А.Пантелеев, бывший активист Народного фронта Латвии, а затем — один из лидеров партии «Латвияс цельш» («Латвийский путь»)11. Абрам Клецкин — также бывший активист Народного фронта Латвии и организатор состоявшегося в конце 1988 г. Форума народов Латвии — отмечает не только радикальный характер политических взглядов западных латышей, но и указывает на их отрицательное влияние при решении политических вопросов. «В том, что у нас именно так пошли дела, — очень большая роль и большая вина эмиграции… — подчеркивает он. — У них был… зоологический антисоветизм, зоологическая антиросийскость… Эмиграции нужно было оправдаться, доказать, что она права, что вообще — Латвия была “там”, а не здесь. И они, “зарубежные”, оказали очень сильное влияние…»12. А.Б. Цилевич — бывший активист Народного фронта Латвии — критически оценивает вклад западных латышей и в развитие Латвии после 1991 г. По его мнению, к середине 1990-х гг. стало ясно, что практически никто из представителей эмиграции, заняв министерские и другие видные посты, не только не сумел добиться успехов, но нередко не смог избежать и совершенно катастрофических последствий (пенсионная реформа Ритениса, история с «Латтелекомом» и др.)13.

   Как видим, сегодня, после двадцати лет независимости Латвии, пересматриваются многие оценки, которые еще недавно казались незыблемыми. Согласно данным исследования, проведенного в странах Балтии весной 2011 г., 46% литовцев, 41% эстонцев и 58% латвийцев уверены, что двадцать лет назад жить было лучше14. В Латвии после 1991 г., впрочем, как и в Литве и Эстонии, ушли в небытие всеобщая трудовая занятость, высокий уровень социальной защиты населения, бесплатное здравоохранение, бесплатное и качественное среднее и высшее образование. Разрушив собственные промышленность и сельское хозяйство, возведя идеологический «железный занавес» на границе с Россией, независимая Латвия нанесла огромной силы удар и по своим науке и культуре. Резко потеряли в качестве системы школьного и вузовского образования. Независимость Латвийского государства оплачивается странами Запада и носит очень условный характер. Главное при этом, что в условиях резкого снижения уровня жизни значительной части населения независимость государства для очень многих людей оказалась менее важной или вовсе неважной в сравнении с наличием работы и возможностью дать своим детям хорошее образование. Кроме того, неприемлемыми для населения оказались чудовищный отрыв власти от народа, пренебрежительное отношение к интересам простого человека и сознательная политика по созданию межнациональной напряженности в обществе, пересмотру итогов Второй мировой войны и политической реабилитации бывших нацистских коллаборационистов. Результатом неприятия такой независимости стали поистине чудовищные потери населения Латвии в период с 1991 по 2011 г. Если в 1989 г. население Латвии составляло 2 666 567 человек15, то, согласно предварительным итогам переписи весны 2011 г. (проходила с 1 марта по 31 мая 2011 г.), в современной Латвии проживают всего лишь около 1 900 000 человек16. Окончательные итоги переписи, возможно, покажут несколько лучший результат. Тем не менее уже сегодня можно утверждать, что цена независимости — это сотни тысяч человек, которые ушли из жизни или эмигрировали из страны в поисках лучшей доли.

   Независимость Латвии — это итог длительного идеологического и военного противостояния СССР и стран Запада. Это итог мифотворчества и очернения национальной политики СССР и распространенных на Западе среди прибалтийской эмиграции реваншистских настроений. В значительной мере это также и итог закрытости советского общества и прямо связанной с ней идеализацией западного мира и западной латышской эмиграции.
  
   1 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 481.
   2 Абызов Ю. Прибалтика — глазами Россиянина // Страны Балтии и Россия: общества и государства / Отв. ред.-сост. Д.Е. Фурман, Э.Г. Задорожнюк. М.: Референдум. 2002. С. 435.
   3 Ватолин И. «Пикуль?.. Кто это?» // Час. 27 июля 2007 г.
   4 А?тмода (латыш. Atmoda, букв.: Пробуждение), или латвийское национальное пробуждение — латышское национальное движение.
   5 Источник: http://www.np.gov.lv/index.php?lv=fakti_lv&saite=arhivs.htm
   6 Архивная пыль — вещь заразная. С профессором Андриевсом Эзергайлисом беседует Вита Петерсоне // Диена. 3 июля 1993 г.
   7 Радионов В. Муйжниекс не понял голодающих // Час. 8 сентября 2004 г.
   8 Книга «Очерки истории Латвии. С 1940 года до наших дней» (Рига: Звайгзне, 1991) приводит противоречивые данные. Так, на с. 108 приводится цифра в 120 тысяч латышей, которые в конце войны оказались на чужбине, а на с. 83 говорится, что в конце войны Латвию покинуло около 265–280 тысяч беженцев.
   9 Кабанов Н. Цена независимости. Рига: D.V.I.N.A., 2006. С. 125–126.
   10 Там же. С. 73–74.
   11 Там же. С. 262–263.
   12 Там же. С. 21–22.
   13 Там же. С. 56.
   14 Жители Балтии признались, что после распада СССР жить стали хуже. Источник: http://ru.delfi.lt/news/live/46-zhitelej-litvy-schitayut-chto-20-let-zhit-bylo-luchshe.d?id=46197881ru.DELFI.lt, 2 июня 2011 г.; см. также: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/common/news19336.html
   15 Итоги переписи населения 2000 г.: http://rianova.narod.ru/nac/tsk2000.html
   16 ЦСУ: в ходе переписи населения получены сведения о 1,9 миллиона жителей. Источник: http://www.ves.lv/article/174886

Tags: 1991, Гущин В., Латвия сегодня, Перестройка и другие годы, историческая справочная
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments