maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

Законы Латвии не соответствуют Рамочной конвенции о защите нацменьшинств


Несмотря на сделанное на днях спикером парламента Латвии и лидером праворадикальной партии Единство Солвитой Аболтиней заявление, что собранные в ноябре в поддержку русского языка как государственного почти 200 тысяч голосов никакого значения не имеют, на самом деле это не так.

Произошло главное — началась дискуссия о статусе русского языка и языковой политике в Латвии в целом. Основная заслуга в этом, безусловно, принадлежит обществу «Родной язык» и лично В.Линдерману, Е.Осипову и А.Гапоненко. В дискуссию уже вступил Центр согласия, который внес на рассмотрение латвийского парламента поправки к Закону о государственном языке, предусматривающие расширение употребления языков нацменьшинств в контактах с государственными и муниципальными учреждениями в населенных пунктах, где не менее 20 процентов населения составляют представители нацменьшинств.

Кроме того, Центр согласия разработал поправки к закону о Рамочной конвенции о защите прав нацменьшинств, предусматривающие отмену оговорок. Если эти поправки будут приняты, то каждая лингвистическая группа будет иметь право в конкретном самоуправлении потребовать для своего языка статус языка нацменьшинства и право общаться на нем с учреждением. Правда, учитывая, что правящая латышская элита строит не демократическую, а латышскую Латвию, логично предположить, что она отклонит оба законопроекта.

Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств



После распада СССР межнациональные отношения практически во всех вновь образованных государствах, а также на территории Восточной Европы, резко обострились. По этой причине 4 ноября 1993 года Комитет министров Совета Европы создал Специальный комитет по защите национальных меньшинств (СКЗНМ), который в октябре 1994 года представил проект Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств в Комитет министров Совета Европы. 10 ноября 1994 года на 95-й сессии комитета Рамочная конвенция (РК) была принята. С тех пор она открыта для подписания всеми европейскими государствами. Министр иностранных дел Латвии подписал Рамочную конвенцию 11 мая 1995 года.

Рамочная конвенция о правах национальных меньшинств — это первый в истории Европы юридический документ, который защищает права лиц нетитульной национальности. Если раньше права меньшинств были внутренним делом государства, которое могло их предоставить, а могло и не предоставить, то с 1994 года все государства, которые присоединились к Рамочной конвенции, брали на себя обязательство защищать права меньшинств, потому что они являются неотъемлемой частью прав человека, которые не могут считаться внутренним делом государства. И международное сообщество имеет полное право интересоваться соблюдением прав национальных меньшинств и требовать их выполнения.

Один из основных принципов конвенции — принцип ЭФФЕКТИВНОГО участия меньшинств в вопросах, их касающихся. В каждом государстве, присоединившемся к конвенции, существует своя модель реализации этого принципа. К примеру, в Румынии и Хорватии за партиями меньшинств закреплено определенное количество мест в парламенте. А, например, в Словакии все вопросы, касающиеся венгерского меньшинства, решаются только с согласия авторитетных лидеров этой общины.

Как Латвия ратифицировала конвенцию

После присоединения в 1995 году к Рамочной конвенции о правах национальных меньшинств Латвия отказывалась ее ратифицировать на протяжении долгих 10 лет. Еврокомиссия и Европарламент неоднократно рекомендовали Латвии ратифицировать конвенцию. Только после 2000 года Латвия получила семь рекомендаций ратифицировать конвенцию, в том числе пять — сделать это срочно и две — без оговорок. Совет Европы рекомендовал Латвии сделать это четырежды: от имени ПАСЕ, Европейской комиссии против расизма и нетерпимости и Верховного комиссара по правам человека Совета Европы. Последняя рекомендация Парламентской ассамблеи ОБСЕ требовала ратифицировать конвенцию по возможности быстрее и не делая в ней оговорок. (1)

Однако до 2005 года Латвия упорно отказывалась ратифицировать конвенцию. Одна из причин этого состояла в том, что признание за русскими жителями Латвии статуса национального меньшинства потребовало бы от латвийского государства отказа от политики строительства «латышской Латвии» и возвращения на улицы городов табличек с русскими названиями, разрешения писать заявления властям на русском языке, пришлось бы печатать бланки на русском и, самое главное, гарантировать образование на русском языке. Согласиться на это для правящей политической элиты было смерти подобно.

Весной 2005 года правящая латышская элита осознала, что под давлением Запада конвенцию все равно придется ратифицировать, и лучше сделать это сейчас, когда в Сейме имеется стабильное правое большинство. В результате было принято решение вывести неграждан и значительную часть граждан-нелатышей из-под действия конвенции, т.е. ратифицировать конвенцию с оговорками, содержание которых позволит правящей элите ничего не менять в национальной политике.

Ина Друвиете, министр образования и науки от партии Новое время, член рабочей группы при МИДе Латвии по ратификации конвенции, профессор социолингвистики, так обосновывала необходимость принятия оговорок:

«Что касается русских, то не все русские являются национальным меньшинством, а только потомственные граждане. Например, старообрядцы — они живут в Латвии веками.

Поэтому парламент должен ратифицировать конвенцию с оговорками, которые будут касаться только граждан и только тех представителей, которые имеют устойчивые связи с Латвией.

Или вот еще важная для нас проблема. В довоенной Латвии украинцы не считались коренным народом Латвии, большая часть их прибыли в Латвию в советское время.

Поэтому нам трудно назвать украинцев традиционным для Латвии меньшинством. А если вводить количественный критерий, то нам уже трудно говорить о включении в число нацменьшинств эстонцев или немцев...

Как отличать то меньшинство, которое подпадает под действие конвенции, от того, которое не подпадает?

Поскольку мы в рабочей группе в МИДе условились не называть этнические группы, то я... могу предложить свою классификацию — как профессор социолингвистики.

Итак, национальные меньшинства бывают автохтонные и аллохтонные. Ливы в этой классификации — автохтонное (исконно проживающее) меньшинство, а латыши — автохтонное большинство. Все остальные — аллохтонные (то есть прибывшие позже) меньшинства. Последние, аллохтонные, в свою очередь, делятся на традиционные меньшинства и иммигрантов. Украинцы являются аллохтонным меньшинством-иммигрантами. Потому что для украинцев еще не прошел критерий 100-летнего проживания и смены трех поколений. К этой же категории — аллохтонных меньшинств-иммигрантов — можно отнести и проживающих в Латвии армян, татар и так далее...

Так что таблички на русском языке на улицах Латвии не появятся. Это противоречит Закону о государственном языке. А что касается права обращаться на русском языке в органы власти, то это тоже неправильно. Потому что наша Конституция (по поправкам 1998 года) не предусматривает обращений ни на каком другом языке, кроме латышского.

В этом смысле русские неграждане не являются национальным меньшинством, русские неграждане Латвии являются последствием советской оккупации...» (2)

26 мая 2005 года, накануне очередного визита в Ригу верховного комиссара ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств Рольфа Экеуса, депутаты Сейма Латвии в спешном порядке ратифицировали Рамочную конвенцию. Вопрос о ратификации конвенции обсуждался в Сейме в течение 13 часов. Вот несколько цитат из выступлений праворадикальных депутатов:

Александр Кирштейнс (Народная партия): «Нам нужно принять вариант Люксембурга, который объявил, что на его территории вообще нет нацменьшинств, а 40% населения — иммигранты, на которых конвенция не распространяется».

Леополдс Озолиньш (Союз «зеленых» и крестьян): «Положения конвенции следует распространить лишь на цыган и ливов, так как у них нет родины».

Дзинтарс Абикис (Народная партия): «Конвенция поможет укрепить законы об образовании и языке. Никто нам не запрещает закрывать русские классы там, где для этого нет спроса».

Петерис Табунс (ТБ/ДННЛ): «Цель конвенции — защищать малые народы. А малый народ на этой территории — латышский народ. Его надо защищать от всех, кто сюда понаехал». (3)

В результате обсуждения большинством голосов (64 — за, 9 — против) документ о ратификации был принят с оговорками, устанавливающими, что Сейм Латвии не согласен с тем, что:

«В регионах со значительным или традиционным присутствием лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, если эти лица просят об этом и такие просьбы отвечают реальным потребностям, стороны будут стремиться обеспечить, насколько это возможно, условия, позволяющие использовать язык меньшинства в отношениях между этими лицами и административными властями» (статья 10-я).

«В районах традиционного проживания значительного числа лиц, принадлежащих к национальному меньшинству, стороны в рамках своих правовых систем, включая в случае необходимости соглашения с другими государствами, обеспечивают с учетом конкретных условий установку указателей традиционных местных названий, названий улиц и другой топографической информации для населения и на языке меньшинства, если в такой информации имеется достаточная потребность» (статья 11-я).

Кроме того, к конвенции была присоединена специальная декларация с определением самого понятия «национальное меньшинство». Это определение оказалось один к одному списано с определения, включенного в принятый в Эстонии еще в 1993 году Закон о культурной автономии.

Как и в Эстонии, в Латвии к национальному меньшинству были отнесены лишь лица, имеющие гражданство Латвии, живущие на территории страны в течение поколений и стремящиеся сохранить и развивать свою культуру. А вот неграждане и лица без гражданства, которые постоянно и легально живут в Латвии, к нацменьшинствам отнесены не были.

Таким образом, около 500 тысяч человек, имеющих статус неграждан, были выведены из-под действия конвенции. Это было сделано несмотря на то, что Консультативный комитет Совета Европы (этот комитет анализирует отчеты о выполнении Рамочной конвенции, которые в Совет Европы подают государства, ее подписавшие и ратифицировавшие) в своем «Мнении по Эстонии» от 14 сентября 2001 года прямо заявил, что в качестве национальных меньшинств в Эстонии будет рассматривать и граждан, и неграждан. (4)

Однако даже в таком «обрезанном» виде ратификация Рамочной конвенции Совета Европы не нашла поддержки у ТБ/ДННЛ. 28 мая дума ТБ/ДННЛ приняла заявление, в котором осудила ратификацию Сеймом конвенции. Как подчеркнул глава фракции «тевземцев» в Сейме Марис Гринблатс, поспешно принятая конвенция дает слишком широкое определение нацменьшинства, оставляя возможности для протестов враждебных Латвии сил. В частности, защитники русских школ могут выдвинуть требование об отмене реформы образования в школах нацменьшинств. Другими словами, слишком широкое распространение конвенции на различные группы населения, без точного понимания нацменьшинства, не в интересах латышского народа... (5)

То, что правая коалиция к национальным меньшинствам отнесла только граждан, — «это большая проблема... Получается, разделительная полоса проходит уже среди представителей того или иного нацменьшинства. И некоторые группы нацменьшинств, активно действующих в разных организациях и обществах, вообще не получат этот статус, потому что не жили в Латвии «традиционно». Это недопустимо!» — считает Илзе Брандс-Кехре, директор Латвийского центра прав человека и этнических исследований. (6)

Еще более резко на ратификацию Латвией Рамочной конвенции с оговорками отреагировало Министерство иностранных дел России. После того как в декабре 2005 года министр иностранных дел Латвии Артис Пабрикс на международной конференции в Риге по практике реализации Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств заявил, что «сделанное Латвией в этой области отражает высокие европейские стандарты» и Латвия даже «опередила многие европейские страны, еще не ратифицировавшие эту конвенцию», пресс-служба МИД РФ распространила заявление, в котором говорилось, что «подобные высказывания могут вызвать только недоумение». Поскольку сам факт ратификации конвенции с оговорками «был предельно ясно охарактеризован многими в мире как профанация».

В результате принятия оговорок были «нарушены базовые права почти четверти населения страны, которому даже в местах компактного проживания запрещено вести переписку с властями на родном языке, а также использовать его в топографических названиях, не предоставляется возможность участвовать в выборах в местные органы власти». На этом фоне ставить себя в пример, говорить о «высоких правовых стандартах в стране» у Латвии оснований нет». (7)

Что же заставило праворадикальное большинство латвийского Сейма проголосовать за принятие оговорок к Рамочной конвенции Совета Европы?

По мнению Бориса Цилевича, одного из признанных в Латвии и Европе экспертов в области прав национальных меньшинств (на сессии ПАСЕ в апреле 2005 года он был избран председателем подкомитета по правам меньшинств Комитета по юридическим вопросам и правам человека), это то, что латвийские законы не соответствуют международным стандартам.

«Сегодняшнее латвийское законодательство не соответствует Рамочной конвенции настолько, что для доклада в Совет Европы его нужно серьезно перекраивать, — считает Борис Цилевич. — А политической воли у большинства парламента к этому нет... Начни оно приводить законодательство в соответствие, так пресловутую «реформу» придется отменить, ведь совершенно ясно, что на русское образование есть спрос, в нем есть реальная необходимость, и наконец, для этого есть все возможности...» (8)

Точно так же требованиям Рамочной конвенции не соответствует и Закон о языке. Сегодня он запрещает использование любых языков, кроме государственного, в письменном общении между частными лицами и органами власти — государственными и муниципальными — даже в тех местах, где меньшинства составляют абсолютное большинство жителей. А это явно противоречит конвенции.

Отметим здесь, что 23 января 2001 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию №1236, в которой (пункт 5) «Ассамблея призывает латвийские власти проводить политику, направленную на укрепление демократических реформ и социальной интеграции, выполнив следующее:

Как первоочередное, ратифицировать Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств, подписанную Латвией 11 мая 1995 года, и внести в законодательство, в частности:

— в Закон о государственном языке, поправки в соответствии с положением и духом Рамочной конвенции;

— внести в Закон об образовании от 29 октября 1998 года поправки в соответствии с положениями и духом Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств;

— разработать и принять закон о защите национальных и языковых меньшинств и создать государственный орган по делам меньшинств».

В резолюции также подчеркивается, что Парламентская ассамблея Совета Европы считает существенным, чтобы латвийские власти поддерживали открытый диалог с общиной, не говорящей на латышском языке. В частности, по вопросам перевода к 2004 году средних школ с русским языком обучения на латышский язык и выполнения образовательных программ для национальных меньшинств в основной школе. (9)

Но диалог с национальными меньшинствами по вопросам образования латвийские власти, как теперь известно, так и не начали. А когда давление Запада вынудило правящую элиту ратифицировать Рамочную конвенцию Совета Европы о национальных меньшинствах, она открыто встала на защиту «латышской Латвии».

Проигнорировав мнение депутатов от партий демократической оппозиции, призывавших к ратификации конвенции без оговорок, а также мнение Объединения общественных организаций национальных меньшинств «Содружество», призывавшего президента, Сейм, Кабинет министров Латвийской Республики признать, что «национальным меньшинством в Латвии является совокупность постоянно проживающих в стране людей любой этнической группы, кроме титульной». (10)

Литература:

1. Вранье для Европы. — «Час», 12 мая 2005 года.
2. Друвиете Ина. «Не надо обижаться — наслаждайтесь!» — «Суббота», 20-26 мая 2005 года.
3. Кабанов Николай. Битва при нацменьшинствах. — «Вести сегодня», 27 мая 2005 года.
4. Полещук Вадим. Очень рамочная конвенция: пример Эстонии. — www.dialogi.lv.
5. Страсти по конвенции. — «Час», 27 мая 2005 года; Ошкая Ина. Ни одного документа без декларации. — «Час», 30 мая 2005 года.
6. Лебедева Наталья. С людьми у нас не считаются... — «Вести сегодня», 22 июля 2005 года.
7. ИА REGNUM: МИД РФ: Ратификация Латвией Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств — профанация.
8. Слюсарева Елена. С конвенцией по жизни. — «Вести сегодня», 12 мая 2005 года.
9. «Образование и карьера», 21 ноября — 4 декабря 2001 года, № 21 (95).
10. Латыши + нацменьшинства = народ Латвии. «Час», 5 марта 2005 года.
Tags: "Родной Язык"/ ЗаРЯ, 20 лет без СССР, Европа, Латвия сегодня, аналитика и тенденции, мультикультурализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments