maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Categories:

О референдуме, в аспекте идеологии определяющей политику и экономику Латвии.

Оригинал взят у reader_lv в О референдуме, в аспекте идеологии определяющей политику и экономику Латвии.


Экономика, политика и процветание страны вторичны от смысла жизни, который устанавливают в ней идеи или ИДЕОЛОГИЯ, скрывающая собой не оглашаемые цели под вывеской идей.

После 1991-ого Латвия имела перспективы стать неким процветающим мостом между Европой и Россией. С транзитом, промышленностью и научно-технической интеллигенцией доставшейся от СССР. Не вмешайся идеология с её тезисами об «оккупации» и ненавистью ко всему что связано с советским прошлым, перманентно пропагандируемые в информационном пространстве. Вместе с тезисом о том, что оставленная от СССР промышленность неконкурентоспособна и с засевшей там научно-технической интеллигенцией является не более чем рассадником языка «оккупантов». Чтобы иметь полное право забить болт и не вмешиваясь спокойно наблюдать как во время приватизации всё это хозяйство загибается, под восторженные овации сторонников буржуазно-либеральной экономики и радетелей евро-атлантического выбора.



Китайский ширпотреб с сомнительным качеством тогда тоже получается неконкурентоспособен, но которым завалены магазины? А, например такое производство как даугавпилский «Электроинструмент» вполне могло изготовить продукцию и покачественнее китайской, не Bosch конечно, но на свой средний сегмент рынка могло претендовать. Ни одно крупное производство не закрылось по причине того что на его продукцию не существовал рынок сбыта. Даже на РАФики имелся свой покупатель. Так, в связи с закрытием РАФа Россия была вынуждена создавать у себя Газель, которую сейчас можно встретить и на дорогах Латвии. А на ВЭФе так даже Нокиа заказывала производство автоматических телефонных станций.

Благодаря устроенному, в отношении русского населения, культурному геноциду, лишению гражданства значительной его части, на основании тезиса об «оккупации», а также остальным перманентным идеологическим кликушествам наподобие подсчёта ущерба за «оккупационный» период, России ничего не оставалось как перенаправить значительную часть своего транзита в обход Латвии. Чтобы этот беспредел не происходил ещё и за российский счёт.

В итоге наша элита может теперь пафосно и небезосновательно заявлять: у нас нет сильных и значимых экономических связей с Россией!

А теперь обратим внимание на то, а кто собственно контролирует Латвию через кредитно-финансовую систему, откуда приходят директивы по которым живёт страна? И был бы возможен этот контроль без существования идеологии, перманентной пропаганды её тезисов, с истериями по поводу языка и происков Москвы? Когда Латвия управляется по директивам из Брюсселя и Вашингтона, государство находиться под протекторатом международных кредиторов, а экономика страны, опять же через кредиты, замкнута на скандинавские банки.

Оставь всё на самотёк и позволь Запад Латвии процветать, с доходами от транзита и промышленностью, Западу пришлось бы осуществлять значительные инвестиции, дабы через обеспеченное им процветание Латвии иметь своё влияние на страну.

В этом видна разница в методах продвижения своих интересов между Западом и Россией, которая сейчас строит Евразийский Союз на основе взаимного экономического развития.

В нашем случае всё началось с появлением здесь западных латышей, через которых была установлена идеология национализма, взращиваемого на концепции «оккупация» и под вывеской «латышская Латвия». Которую, с удовольствием, схавало большинство местных латышей. Так как идеология подкупает сфабрикованным правом на национальное превосходство и предоставляет средство для этнической агрессии на базе реваншизма. Дело ведь не в стремлении честно и объективно разобраться в прошлом, а в стремлении здесь и сейчас снять свой видимый, на первый взгляд, гешефт.

Так, обработанное идеологией, местное титулованное население поддерживает все применяемые меры по пресечению здесь любого возможного влияния исходящего от русских или России. Это позволяет и дальше поддерживать, по сути, оккупацию Латвии Западом. Без возможности формирования сопротивления оккупантам, даже если страна, при протекторате оккупантов, деградирует.

И теперь представьте, что происходит если за русский язык на референдуме вдруг проголосует достаточное количество граждан и он становиться государственным? Идеология собаке под хвост и перспектива конца оккупации. Уже факт успешного сбора подписей за референдум это посягательство на идеологию.

Поэтому мы сейчас наблюдаем истерию по поводу референдума, устроенную компрадорской элитой. Задействован весь возможный пропагандистский ресурс на то чтобы убедить людей прийти и проголосовать против русского языка. В информационном пространстве постоянно мелькает кто-нибудь из истеблишмента, считающий нужным публично засветиться в проявлении своей лояльности к идеологии и режиму, высказав о недопустимости второго государственного русского языка и призывая обязательно сходить проголосовать против. Даже премьер в новогоднем обращении об этом призвал.

P.S.

Понимая, что при существующем раскладе экономическое развитие Латвии невозможно, компрадорская элита порой выдаёт и такое: Главное это латышский язык… и вообще латвийцев выжило довольно много

А на подхвате управления Латвией, восходит «звезда» латышкости в последней инстанции – Visu Latvijai, с консультантами из Daugavas Vanagi, штаб квартира которых находиться в Лондоне.

Tags: 20 лет без СССР, Латвия сегодня, аналитика и тенденции, мультикультурализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment