maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Поправки пока отложены, возможны инспирации извне!

"Проект противоречиво оцениваемых поправок к Уголовному закону, направленный на борьбу с угрозами гибридной войны, ..... По всей видимости, на этой неделе Сейм еще не примет в окончательном чтении...."

Перенесли на 21 апреля. Вроде как смягчают формулировки. Вроде как...

"В утреннем эфире LTV спикер Сейма Инара Мурниеце (Национальное объединение) заявила, что, с одной стороны, вокруг поправок заметна «нормальная дискуссия», в которой звучат различные мнения. Но критика законопроекта, по ее убеждению, может быть инспирирована извне.
«С одной стороны – понятен интерес журналистов, но с другой – это организованная кампания», — утверждает спикер.
"

Пока идёт гибридная борьба в Сейме почитаем мнения журналистов с портала Делфи в составе:
Инга Сприньге, основатель и руководитель Центра журналистских исследований Re:Baltica:
Наталья Михайлова, руководитель новостной службы радиостанции Baltkom:
Юрис Пайдерс, председатель Союза журналистов Латвии:
Лато Лапса, главный редактор портала pietiek.com:
Андрей Шведов, главный редактор газеты "Вести сегодня":
Татьяна Фаст, главный редактор freecity.lv и журнала "Открытый город":
Ольга Проскурова-Тимофеева, главный редактор русского вещания LTV-7:
Янис Домбурс, журналист:

http://g2.delphi.lv/images/pix/520x315/w-2_-20ISAQ/avizes-laikraksti-cenzura-46105489.jpg
Цензура или защита государства?
Что журналисты думают о "шпионских" поправках к Уголовному закону

В апреле Сейм в окончательном чтении рассмотрит один из самых скандальных законопроектов последних лет — новую редакцию Уголовного закона, которая содержит меры по борьбе с "гибридными угрозами". Как латвийские журналисты понимают суть противоречивых поправок? И собираются ли они их соблюдать? На эти вопросы порталу Delfi ответили представители ведущих латвийских СМИ.
[Spoiler (click to open)]

Поправки, подготовленные Министерством юстиции и латвийскими спецслужбами, предусматривают существенное ужесточение контроля за разглашение чувствительной для властей информации, призывы антигосударственного характера и сотрудничество с зарубежными агентами влияния (подробно — в этой статье). Сегодня мы попытались выяснить, как законопроект — в случае его принятия — будет работать на практике.

Если информация полезна обществу, я нарушу закон

Инга Сприньге, основатель и руководитель Центра журналистских исследований Re:Baltica:

Из нынешней редакции поправок я понимаю, что уголовно наказуемой становится возможность получить государственную тайну, соответственно, возможность собирать информацию, что является главной работой журналиста. Я понимаю озабоченность служб безопасности проблемой шпионажа и попытками свергнуть государственную власть, но эти опасения не могут служить причиной, чтобы запрещать журналистам выполнять свою работу.

Как я буду действовать, если в мое распоряжение поступит информация, содержащая гостайну? Это будет очень зависеть от информации. Я буду действовать согласно с основными законами журналистики — вместе с коллегами оценю, принесет ли публикация информации пользу обществу. Если ответ будет "да", то я опубликую ее, даже осознавая, что нарушаю закон.

Придется больше думать, кто идет в эфир

Наталья Михайлова, руководитель новостной службы радиостанции Baltkom:

Думаю, что понимаю, и то, что я понимаю, мне кажется крайне неприятным. Поправки очень вольно и широко определяют те нарушения — действия и призывы, за которые можно получить срок. Получается, что мы можем пострадать за любую (!) информацию против независимости, суверенитета, территориальной целостности страны и т.д. И поэтому у меня возникает множество вопросов. То есть тот самый референдум о языке уже бы точно ни в каком виде не прошел? Ни по Конституции, ни по "понятиям". Или про сотрудничество с иностранными организациями. Являются ли таковыми, например, зарубежные СМИ, с которыми мы сотрудничаем? Или общественные организации, у которых мы просим комментарии по каким-то вопросам? Как мы должны определять, помогает ли наша информация иностранному государству? Кто будет определять, вредит ли она Латвии?

Опасаюсь также, что в большом количестве расплодятся "стукачи", готовые сообщать в компетентные инстанции о том, что такое-то радио — это рука понятно кого. Вполне возможно, что после проверки все будет хорошо, но стресса добавится. Мне кажется, что это все не на пользу нам, как обществу, мы станем подозрительнее, злее, несвободнее. Надо больше доверять своему народу. Эти поправки — шаг в прошлое.

Да, мне придется больше думать над тем, что идет в эфир, и кто идет в эфир. По крайней мере, пока я не получу четких ответов на вышеуказанные вопросы от авторов и инициаторов поправок, которые пока они давать не спешат.

Нам предлагают ввести тоталитаризм

Юрис Пайдерс, председатель Союза журналистов Латвии:

Обычно у каждой страны есть две юридических системы: для мирного времени и для периода военного времени, осадного положения, когда невозможно заранее предвидеть все козни противников. Данные поправки — попытка в мирное время внедрить юридические нормы военного времени.

В некоторых странах, например, во Франции, есть режим чрезвычайного положения, который включается, если страна в опасности. В этот период расширяются полномочия правоохранительных структур, упрощаются процедуры обыска и задержания. Такое было после атак террористов. Но как только власти приходят ко мнению, что явных угроз нет — чрезвычайный режим отменяется. В Латвии же предлагают: а давайте будем жить по законам военного времени всегда. Если есть реальный прогноз, что завтра-послезавтра сюда полетят ракеты, бомбы и вражеские шпионы будут шнырять по всем углам — тогда да, такие поправки нужны.

Я бы воздержался от комментариев на тему, как принятие поправок отразится на моей работе. Поправки еще не приняты, и есть надежда, что здравый смысл в этой стране возьмет верх над странным поведением определенной группы тоталитарно настроенных депутатов. Далеко не все желают вводить военные порядки в мирное время. Там ведь предлагают такие нормы, что любая критика и любое предложение изменить какой-то закон — сразу пять лет. Вот предложит кто-то, давайте менять бюджет — больше больницам, меньше на оборону — все, сразу в наручники. Нам предлагают ввести тоталитаризм.

Того, что я замолчу, не дождется никто и никогда!

Лато Лапса, главный редактор портала pietiek.com:

На данный момент совершенно ясно, что эти поправки были созданы представителями трех спецслужб — или по политическому заказу некоторых представителем власти, или по собственной инициативе. Их основной мотив — власть продолжает бояться собственного народа и желает себя обезопасить всеми возможными способами. Референдумы уже практически невозможны, теперь стоит попробовать закрыть наиболее крикливые рты.

Я буду исключительно доволен, если эти поправки будут приняты именно в таком виде. Объясню почему. Уже на данный момент портал pietiek.com из месяца в месяц становится все более явно выраженным свободным СМИ, а после принятия поправок можно будет эту направленность развивать еще дальше. Абсолютно свободный портал на латышском языке будет находиться в той юрисдикции, до которой никакие латвийские спецслужбы не дотянутся и не смогут доказать, что с этим порталом связаны любые граждане Латвии. В мире много государств, которые, получая требования от латвийской Полиции безопасности, не удосуживаются даже писать какой-либо ответ и бросают эти запросы туда, где им и место.

Думаю, в ситуации, когда всем местным СМИ рты будут закрыты, такой портал будет иметь ошеломительный успех. Так что мне эти поправки очень выгодны и полезны. Уж того, что я стану молчать, от меня никто и никогда не дождется.

Всех не пересажают — закон не заработает

Андрей Шведов, главный редактор газеты "Вести сегодня":

Главная проблема в том, что никто не может внятно объяснить, зачем эти поправки нужны. Нынешнее регулирование сферы СМИ, выдвижения и отстаивания общественных инициатив в нашем законодательстве было вполне удобоваримо и хорошо работало. У происхождения нынешних поправок есть масса версий, включая теорию заговора — мол, политики, которые отжили свое и их пора отправлять на свалку истории, пытаются получить инструмент, чтобы душить новое поколение политиков, идущее к ним на смену. Бытует также версия, что раньше партия "Единство" использовала в своих целях Бюро по борьбе с коррупцией, а теперь, под давлением американцев, БПБК стало более независимым, выпало из рук "Единства" — вот они и вынуждены искать новый способ, чтобы держать всех в узде.

В любом случае, инициатива странная. Она вызвала отторжение в самых разных политических кругах и национальных общинах. Против этого выступили и все СМИ. Судя по тому, что президент высказался "против", а ситуация в Сейме неоднозначна, надеюсь, что поправки приняты не будут.

Если все же поправки примут, то я исхожу из того, что всех не пересажают. В Латвии достаточно сильный журналистский корпус. Вряд ли кто-то будет в угоду политической конъюнктуре менять способ подачи информации и как-то себя ограничивать. Соответственно, на первых порах, все продолжится также. Вряд ли кто-то кого-то реально заставит наступить на горло своей песне. Пока не приструнят одного-двух-трех журналистов для острастки, чтобы другим неповадно было. Но это вызовет обратный эффект — журналистское сообщество и все здравомыслящие люди сплотятся, что выльется в политический процесс, который вряд ли закончится чем-то внятным с точки зрения авторов поправок. Скорей всего, обвинения рассыплются, и все вернется на круги своя.

Непоправимый ущерб моральному состоянию общества

Татьяна Фаст, главный редактор freecity.lv и журнала "Открытый город":

Конечно, эти "антишпионские" поправки — прямая угроза свободе слова. Впервые с 1991 года государственные власти пытаются набросить уздечку на свободомыслие. А ведь мы всегда гордились тем, что у нас неизменен Закон о печати, что у нас по-настоящему независимые от государства СМИ, что мы вольны говорить все, что считаем нужным, и аргументировать свои слова открыто. Увы, уже сейчас я вижу, как начинается самоцензура — волей-неволей, люди начинают оглядываться и думать, что будет после. Не привлекут ли их за высказывание мнения.

За годы работы в журналистике я не раз была на судебных процессах, когда герои разных публикаций утверждали, что задеты их честь и достоинство. И всякий раз в суде любое мнение считалось правомочным. Потому что в Латвии любой человек имеет право высказывать свое мнение, даже если оно не нравится кому-то. Новые поправки дают все рычаги привлекать за мнение, которое, допустим, не нравится кому-то из спецслужб или задевает кого-то из власть имущих. Это ставит преграду любой критике и неприятным для власти мнениям. Они могут нанести непоправимый ущерб моральному состоянию общества: люди будут бояться высказывать свое мнение и даже иметь его.

В любом случае, мы будем работать, как работали, потому что не считаем, что мнения наши или наших героев несут угрозу государству. Мы любим дискуссии, мы к ним привыкли, мы даем высказываться людям с самыми разными точками зрения. Так и будем продолжать. Надеюсь, все же, что здравый смысл победит, и поправки остановят.

Возмущаются Россией, но зашивают рот инакомыслящим

Ольга Проскурова-Тимофеева, главный редактор русского вещания LTV-7:

В том-то и дело, что мне кажется, что я понимаю суть поправок: не под канонаду, слава богу, "горячей" войны, так под шумок "гибридной" — подкорректировать суть "демократии по-латвийски". Отныне только хорошее о нашем государстве — иначе тюрьма. Любая критика — в интересах врагов. Понятное дело, каких. О полемике с властью — лучше забыть. Общественное благо? Нет, не слышали. Не легче ли тогда уж в таком же срочном порядке вычеркнуть 100-ую статью из Конституции? Ведь преамбулу в нее вписали. И ничего.

Парадоксально, что латвийские парламентарии возмущаются тем, как соседняя Россия разделывается с так называемыми "иностранными агентами" (фондами, НГО с зарубежным капиталом), открывает "охоту на ведьм", ищет "врагов народа". Латвийская политическая элита громко сочувствует в Твиттере российскому художнику-акционисту Петру Павленскому, зашивающему себе рот нитками в знак протеста против кремлевских властей, в то время как сама собственноручно (в срочном порядке!) зашивает рот инакомыслящим.

У журналистики (до эпохи "гибридных войн") были свои стандарты: элементарная проверка информации, разнообразие мнений, неупотребление "языка вражды". Так что мы в редакции Русского вещания LTV7 предпочитаем жить "по старинке". Но если все так пойдет и дальше, то по сценарию в каждой редакции должна появиться штатная должность "цензора", ну или идеологического секретаря. И тогда мы снова все вместе будем точно знать "что такое хорошо и что такое плохо". И что двух мнений больше нет. Потому что "другое" — уголовно наказуемо. Тогда в журналистике больше нечего будет делать.

Недоверие к поправкам — недоверие к власти

Янис Домбурс, журналист:

Есть древняя мудрость, что законы пишут для честных людей. Можно также добавить — для справедливых и добросовестных. По этой логике, наказания Уголовного закона могут предназначаться тем, кто поступает иначе.

Основной критерий журналистики и другой публичной деятельности — общественная польза. Конечно, должен быть механизм, как "поставить на место" лживых или безответственных журналистов. Но если поправки Уголовного закона будут предусматривать универсальную возможность наказывать за деятельность, независимо от мотивов и последствий, то это будет кошмар.

Однако нынешний случай заставляет посмотреть и шире — насколько обосновано Латвия "засекречена", насколько велико основание доверять спецслужбам и их политическим надзирателям, что в большей мере является гарантом безопасности Латвии — подобные поправки или усиление свободы СМИ.

Недоверие к поправкам возникает из-за того, что есть серьезные сомнения, будет ли сама власть использовать эти поправки не в своих интересах, а честно, справедливо и добросовестно.

Однако вопрос о том, что можно и что нельзя, зависит не только от этих поправок — он зависит от латвийского общества и того, что оно разрешает власти. Конституция, которая является высшим законом, предусматривает, что власть принадлежит народу. Если народ на это способен и заслужил, то власть служит людям.

Ни какие законодательные поправки не меняют основной принцип — если в распоряжение журналиста попала информация, обнародование которой может принести обществу и стране больше пользы, чем причинить вреда государству или какой-то персоне, то эту информацию можно публиковать.

Конечно, можно бесконечно долго дискутировать о пограничных линиях. Но поэтому и существует "четвертая власть", и ее ответственность определяется этикой и общественной моралью, а не законодательными нормами, принятыми другой властью.

http://rus.delfi.lv/news/daily/versions/cenzura-ili-zaschita-gosudarstva-chto-zhurnalisty-dumayut-o-shpionskih-popravkah-k-ugolovnomu-zakonu.d?id=47273473


- Мнения для русской версии сайта, предполагается что на латышской все всем довольны :)
Мнение мадам Инги Сприньге особо интересно. Птенцам Госдепа не о чем беспокоиться - им что "панамские бумажки", что фашисты, - профит в любом случае :)

Tags: 12-й Сейм, 2016, re:baltica, Латвия сегодня, спецслужбы Латвии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments