maksim_kot (maksim_kot) wrote,
maksim_kot
maksim_kot

Зента и Петерис, которые не долюбили. Потому что была война


Зента и Петерис, которые не долюбили
Потому что была война
      


Позавчера, в пятницу, 28 октября, ушел из жизни председатель Общества ветеранов 130-го латышского стрелкового корпуса и Латышских партизанских бригад Альберт Паже, не дожив до своего 93-летия всего две недели.

Это он утром 9 мая 1945 года зачитал в Риге на радио на латышском языке сообщение Информбюро о том, что война закончена, Германия капитулировала.

Прощай, солдат...

В память о солдате Альберте Паже и его боевых товарищах — история, рассказанная Виктором Подлубным весной этого года:


На этот раз я расскажу вам о Зенте, которая полюбила, но ненадолго, потому что была война и девушку убило осколком. Но прежде надо рассказать о её сослуживце, благодаря которому этот рассказ состоялся.


[Spoiler (click to open)]




Это легендарный человек, его зовут Альберт Паже.

Легендарен он тем, что утром 9 мая 1945 года зачитал в Риге на радио и на латышском языке сообщение Информбюро о том, что война закончена, Германия капитулировала.




Сейчас Альберту Паже 93 года, он председатель совета ветеранов 130 гвардейского латышского стрелкового корпуса. В одной из дивизий этого корпуса служила и наша девушка Зента, служила санинструктором.

Санинструктор организует медицинскую помощь на поле боя и эвакуацию раненых в полевой лазарет. Если он в звании старшины, значит, он ещё и командует санитарами. Зента Озола была старшиной, то есть была по званию старше всех сержантов, и командовала санитарами. Ей было 18 лет.

Однажды в бою у деревни Редькино под Наро-Фоминском руку Альберта Паже прошил осколок, перебил кость, рука повисла. Санитары налили ему стакан спирта, он испуганно махнул его, и его эвакуировали с поля боя в медсанбат. Ему тоже было 18.


В медсанбате он и встретил-то свою старую рижскую знакомую Зенту Озолу, знакомую по комсомольской работе. Которую они, комсомольцы Латвии, за её очевидные человеческие качества выдвинули в депутаты Верховного совета Латвийской ССР… Обрадовался встрече. И она тоже.

Зента наложила Альберту шину, они поговорили немного и расстались. Навсегда. Это было в январе 1942 года.

Уже значительно позже один однополчанин рассказал Альберту, что в том же году, в декабре Зенту убило осколком мины. Ей только-только исполнилось 19. Однополчане, узнав о её гибели, буквально озверели от горя и ненависти, положив в первой же атаке более сотни немцев.

— А на Петериса красноармейцы даже старались не смотреть. Он шёл в атаку в полный рост и крошил, крошил фашистов из автомата. За любимую мстил. Без неё жить не хотел. Но пули его миновали...

Петерис встретил Зенту летом того, 1942 года, она приветливо улыбнулась ему, он ей и они полюбили друг друга. Весь полк любовался на нежные отношения худенькой, изящной, улыбчивой Зенты и здоровенного, крепкого Петериса.





Но через несколько дней после гибели любимой фашистская пуля таки нашла красноармейца Петериса Симаниса, и он пал в бою смертью отчаянно храбрых.

* * *

Всё это мне рассказал ветеран Альберт Паже, который несмотря ни на что каждый год приходит к могиле Зенты на Братском кладбище, цветочки приносит, тихо беседует…

— Какая это была чудесная девочка! — тут старый солдат вынул платок и заплакал.





Фото Зенты у него, к сожалению, не оказалось.

Но был телефон Яниса Каспарсонса, который мог мне в этом помочь — он тоже член совета ветеранов 130-го корпуса.

Я позвонил.

Янис дал мне телефон профессора Латвийского университета, историка Виты Зелча.

И она прислала несколько фотографий, за что ей огромное спасибо!


С фото на меня смотрела очаровательная девушка, спасшая десятки жизней, за что получила орден Красной Звезды.

Довоенный взгляд на фото — ясный, добрый.



Ineses Spuras arhīvs


А с военного фото смотрит девушка с пристальным, колючим взглядом.

Потому что эти ясные глаза уже не раз видели смерть.



Ineses Spuras arhīvs


Таких, как она, её сверстниц в санинструкторах 130-го корпуса было много.

Вот на снимке Валентина Милюнас, на груди которой те же регалии, что и у Зенты — гвардейский знак и Красная Звезда.





А это санинструктор Инесе Спура.

Она умерла в 2013 году, до самой кончины старалась помочь фронтовикам, бережно хранила и фотографии Зенты, передав их потом профессору Зелча.







Увы, ничем не помогли нам с вами в поисках фото ни Военный музей, ни Национальная библиотека, ни Немецкая гимназия, та самая, в которой мы с Зентой лазали по одной шведской стенке…

Одни не перезвонили, хотя обещали. Другие просто ничего не хотели делать. Третьи хотели, но за деньги, по 4 евро за каждую отсканированную фотографию. При том, что на тех фото не просто латышская девушка, а герой Латвии, коль лежит на Братском кладбище…

Давеча по телевизору было сказано: «Солдата убивают дважды: один раз в бою, второй раз, когда забывают о нём…»







Лежит Зента на ухоженном Братском кладбище рядом с однополчанами. Старые люди её не забывают, изредка навещают.






А вот судьба красноармейца Петериса Симаниса никому, с кем я говорил, не известна.

Может, кто-то из поисковиков занялся бы…

Я искал в Сети, но ничего не нашёл. Кроме двух памятников Неизвестному солдату (в Таллине и Луцке), на которых красноармеец, по моим представлениям, сильно похож на мужественного латыша.







Ну а какого ещё могла полюбить на войне ясноглазая, улыбчивая и открытая восемнадцатилетняя девчонка из Агенскалнса?


Ineses Spuras arhīvs




Tags: 1941-1945, Латвия, СССР, Сделано в СССР, латышские стрелки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments