Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

кото-фото

Вентспилс. Т - транзит.

Прошлый раз я был в Вентспилсе в 2017 году и в жж постарался более полно представить этот город.
С тех пор разительно ничего не изменилось, кроме политической обстановки: "хозяина" города посадили и как будет выглядеть в дальнейшем город из которого ушёл транзит пока не ясно. На самом деле городок в таком прекрасном состоянии, что остаётся просто подметать. А деньги придут из "фонда выравнивания" плюс прочие еврогранты.
Сейчас в пандемию "город для туристов" вымер: есть пляж, работают террасы, эпизодически мелькают чужие языки. Латвийцы сами себя развлекают.
Немного про Транзит. Предыдущий пост на эту тему: "Х" - город на букву Х.
Мы разбирали, почему Вентспилс - хинтерланд и как ему это аукается.

1. С обзорной вышки у пляжа очень хорошо просматривается транзитный коллапс нашего морского транспорта.
Морские ворота порта: на рейде пусто. 8 июля. Все фото сделаны на мобильник.

Collapse )
Latvjustrelnieki

Философский пароход, говоришь?

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Философский пароход, говоришь?
.
Среди высланных летом и осенью 1922 года (за границу и в отдалённые районы страны) наибольшее количество было преподавателей вузов и в целом лиц гуманитарных профессий. Из 225 человек: врачи — 45, профессора, педагоги — 41, экономисты, агрономы, кооператоры — 30, литераторы — 22, юристы — 16, инженеры — 12, политические деятели — 9, религиозные деятели — 2, студенты — 34.

Наиболее известные:

И. Ю. Баккал
Н. А. Бердяев
В. Ф. Булгаков
C. Н. Булгаков
В. В. Зворыкин
И. А. Ильин
Л. П. Карсавин
А. А. Кизеветтер
Н. А. Котляревский
Д. В. Кузьмин-Караваев
И. И. Лапшин
Н. О. Лосский
В. А. Мякотин
М. М. Новиков
М. А. Осоргин
П. А. Сорокин
С. Е. Трубецкой
А. И. Угримов
С. Л. Франк
Н. Н. Цветков
В. И. Ясинский


Либеральный погром.

Согласно заявлению статс-секретаря министерства образования и науки РФ Дмитрия Ливанова[13], за период времени с 1989 года по 2004 год из России уехало порядка 25 тысяч ученых, а 30 тысяч работают за рубежом по временным контрактам. Ливанов отмечает, что «это наиболее востребованные ученые, находящиеся в продуктивном научном возрасте. …Сегодня число занятых в науке в России составляет порядка 40 % от уровня 90-х годов... При этом РАН в 2015 году ведёт речь о 420 инженерах и учёных, занимающихся наиболее актуальными научными и технологическими проблемами».

Это касается только РАН. А сколько уехало инженеров, программистов...

Но и не это главное.

Главное другое: кроме 1 (одного) механика - Ясинского, 1 (одного) электронщика - Зворыкина и 1 (одного) социолога Питирима Сорокина, что, разумеется, жаль. Но остальные фигуре не представляли и не представляют ни малейшей интеллектуальной ценности и ни к науке, ни к содержательному творчеству отношения просто не имеют. Это - так называемые "религиозные философы" - то есть, по-просту, болтуны, мошенники, психи и/или невежды типы Бердяева, или Лосского, а то и русские фашисты вроде Ильина, которых только в СССР и не хватало.

Что СССР потерял с философским пароходом? - Например это: ...Теория предсуществования души и перевоплощения, развитая Лейбницем и усвоенная мною … никогда не подвергалась осуждению Церкви. … На церковных молитвах, напр. на содержании панихиды, учение о перевоплощении никак не должно отразиться. В панихиде всё внимание сосредоточено на конечной цели жизни человека, на вступлении его в Царство Божие, где нет «ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная». Но в индивидуальной молитве об усопших сторонник учения о перевоплощении может, конечно, обращаться к Богу с просьбой о благословении умершего на новых путях его жизни, о ниспослании ему даров Духа Святого и т. п…

Глубина мысли поразительная. Куда там ядерной физике и баллистике! - Как без этого жить, как в войне без этого победить, ума не приложу!

... Между тем, благодаря либералам, из РФ уехали как раз те, кто реально делал реальную науку, а не разводил болтологию и все они устроились по специальности на Западе, в отличие от религиозных болтунов, которые никогда нигде не нужны и ценятся только местными придурками националистами. Один из разработчиков Эльбруса, Владимир Пентковский, в честь которого назван процессор ПЕТНИУМ вполне стоит Зворыкина.

kommi-kot

Сделано в СССР: дети войны стали первыми рижскими нахимовцами.

Пишут нам фесбук и газета "Советская молодёжь" от 5 декабря 1945 года:

3 декабря состоялось открытие Рижского нахимовского училища. В просторной зале выстроились воспитанники. Чуть набок сдвинуты бескозырка, по-флотски ярко падраены якоря на поясах. Радует глаз повоенному четкая выправка.
Начальник училища капитан первого ранга К. А. Беспальчев, его заместитель капитан первого ранга Л. Я. Плискин, начальник политотдела училища капитан третьего ранга Г. В. Розанов вошли в зал. По команде "смирно" замерли юные моряки.
— Здравствуёте, товарищи нахимовцы!
— Здравия желаем, товарищ каитан! — дружно и весело несется в ответ.
Начальник училища обращается с речью к воспитанникам.
— Мы носим имя, — говорит капитан. — замечательного русского флотоводца, пламенного патриота Родины адмирала Павла Степановича Нахимова. Больше ста лет назад 14-летним подростком он поступил в морской корпус. Павел Степанович Нахимов был примерным, дисциплинированным воспитанником. Он не боялся трудностей и с честью носил высокое звание офицера русского флота.
— Я требую от вас такой же дисциплины. Такого же прилежания в учебе. Помните, что отныне вся ваша жизнь связана с военно-морским флотом, что вы будущие офицеры.
Желаю вам успеха в жизни и учебе, поздравляю с открытием Рижского нахимовского училища.
— Да здравствует наш славный Военно-Морской Флот!
— Да здравствует ваш Нарком, Адмирал Флота товарищ Кузнецов!
— Да здравствует наш любимый вождь и учитель, организатор нашей победы Генералиссимус Советского Союза товарищ Сталин!
Громкое «ура» перекатывается по залу.
Торжественным маршем, под звуки оркестра, воспитанники расходятся в классы. Начинается первый день учебы.
Мальчики со всех концов Латвии и всего Советского Союза учатся в Рижском нахимовском училище. Дети офицеров флота и армии, сироты, чьи родители погибли в боях за Родину, юные патриоты, решившие посвятить свою жизнь Военно-Морскому Флоту, приехали в училище.
Вот 12-летний Володя Гринь из Гомеля, сын офицера, погибшего на фронте, мальчик в мае 1944 года убежал на фронт. Он был связным у комбата, под Яссами Володю ранило. В училище его направила Н-ская часть, с которой он воевал ва Украине, в Бессарабии, Румынии.
Джима Патерсона знает вся страна по замечательному кинофильму «Цирк», в котором оп играл роль маленького негритенка. Джим вырос в Москве, хорошо учился. С детства он увлекался морем. И теперь поступил в Нахимовское училище.
Феликс Болотин родом из Донбасса. Отец его — мастер Мариупольского завода «Азовсталь» был партизаном. Мальчик вместе с ним делил все тягости и лишения суровой партизанской жизни.
Мать повесили немцы за связь с партизанами, отец погиб в бою. Володю командование перебросило через линию фронта в советский тыл. По дороге в детдом он бежал и пристал к морской пехоте. Война закончилась, мальчика направили в Нахимовское училище.
Гвидо Кунцис из Елгавского уезда — сын новохозяина. В прошлом его отец служил на флоте радиотелеграфистом. Любовь к флоту, к морской службе он привил и сыну. Мальчик с радостью поступил в училище.
Всех этих подростков различных по национальности и происхождению объединила любовь к морю. Они решили посвятить свою жизнь трудной, но увлекательной профессии — офицера флота.
Впереди ещё годы учебы, практических плаваний, годы суровой, но интересной морской службы.
Пожелаем успеха и счастья будущим морякам.

С. Банк.
"Советская молодёжь" № 106 Среда. 5 декабря 1945 г.


На снимке; слева — воспитанники Рижского нахимовского училища В. Гринь, Ф. Болотин, Джим Патерсон и Г. Кунцис. Справа — нахимовцы в строяю. Фото А. Моклецова

Комм: Нахимовское училище занимало помещения нынешнего Военного музея (бывш.Музея Революции) - Пороховую башню и пристройку к ней (до 1953 года).
Эта открытка (публикуется впервые?) из 1950 года с посланием от нахимовца (?).
Когда сделаю пост по истории музея мы её прочитаем, а пока "парадное изображение":


кот-в-сапогах

Одиссея капитана Акулы: как Янис Адамсонс ловил на Тихом океане шпионов и контрабандистов

Очень интересное интервью!
Множество офицерских историй: от посылания адмиралов до поимки шпионов :))

Одиссея капитана Акулы: как Янис Адамсонс ловил на Тихом океане шпионов и контрабандистов

Адамсонс1

В прошлом морского офицера, капитана 2–го ранга, бывшего министра внутренних дел Латвии (ноябрь 1994–го — декабрь 1995 года), ныне депутата Сейма Яниса Адамсонса в нашей стране знает почти каждый. Многие, конечно, слышали и о том, что, когда он служил на Дальнем Востоке в Морских частях погранвойск СССР, японцы прозвали его Капитаном Акулой.

- Как это тебя — парня из Бауски — угораздило пахать океан, а не земгальскую равнину?

— Дело в том, что я хотел стать военным летчиком. А мой друг, с которым мы вместе учились в школе, хотел стать моряком. Но получилось так, что в летное училище ушли его документы. Он стал летчиком. А мои документы ушли в военно–морское училище. Я стал моряком. У меня ведь вся жизнь — сплошной анекдот.


[Spoiler (click to open)]

Попал я в Киевское высшее военно–морское политическое училище (между собой мы его называли: кажется военное, вроде морское, похоже на училище).

После второго курса, когда я понял, куда попал, я написал рапорт, чтобы меня перевели или в Питер (Высшее инженерное военно–морское училище), или в матросы. Так как то, что преподавалось в Киеве, а именно — фальш партполитработы, меня особо не прельщало.

Закончилось тем, что в училище пригласили мою маму (оплатили ей дорогу), и в кабинете адмирала, начальника училища, убедили меня отозвать рапорт. Апеллируя к тому, что мы получаем и второе образование (не только политическое, но и штурманское). Типа — давай! И пообещали тяжелую службу.

— И потом ты сам просился в пограничники?

— Это опять отдельная история. Когда мы уже защищали дипломы, к нам приезжали «покупатели». Представители всех флотов.

Я по распределению должен был попасть для дальнейшей службы или в Лиепаю на тральщик «Комсомолец Латвии», или в Балтийск — подводно–диверсионные силы и средства. Так как я был слегка спортсменом, то должен был попасть туда…

— Извини, уточню… Ты был среди лучших самбистов Вооруженных сил…

— …А в ответ на мои аргументы, что я хочу на Дальний Восток, спрашивали: «Китайский знаешь, японский знаешь? Нет! Латышский знаешь, немецкий знаешь? Да! Вот и поедешь туда…»

О погранвойсках я тогда не ведал ни сном, ни духом. Но мы с моим товарищем тренировались в системе «Динамо». Вот он как раз должен был попасть в морские части погранвойск.

Мы тогда были уже без пяти минут лейтенанты. Две недели оставалось до выпуска. Получать увольнительные? Да вы что! Мы возвращались с тренировки разными дорогами. Его задержал патруль, а я прошел нормально.

На следующий день нас вызвал начальник факультета. Мне он напомнил обещание тяжелой службы и сказал, что я пойду служить в морчасти погранвойск.

06

— На Дальнем Востоке?

— О том, как я попал на Дальний Восток, следующий анекдот. Я категорически не соглашался служить в Прибалтике. А в училище, чтобы вручить начальнику училища медаль «За отличие в охране государственной границы» (за воспитание кадров), приехал представитель главного кадрового управления погранвойск. Сухопутный полковник.

Слегка подшофе, он вызвал меня по поводу распределения и задал вопрос: «Товарищ Адамсонс, где вы хотите служить?» Я: «На Дальнем Востоке!» Он поплыл… Все ведь просились на теплые места.

«Янис, давай мы тебя назначим на заставу, на китайскую границу». Я: «Да вы что?! Какая сухопутная граница? Я хочу служить на Курилах». Тем и закончилось. Я получил назначение на Курилы.

Прилетел во Владивосток для получения разнарядки. А там появилась одна закавыка. На Курильские острова, на Шикотан, не назначали холостых. А я был холостой. В результате я попал служить в Невельск. Так началась моя молодая бурная лейтенантская жизнь.

— А дальше?

— Из Невельска, с Сахалина, на Курилы я попал очень просто. Правда, только начав служить, я тут же стал писать рапорт, чтобы меня перевели на строевую должность. Потому что партполитработа у меня, как ни странно, вызывала отторжение.

Прошло два года, меня вызвал начальник политотдела капитан II ранга (его потом посадили, все мои противники всегда садились). У нас пошел разговор, из сути которого я понял, что он агитирует меня, чтобы я стал стучать на командира корабля.

Я встал и говорю: «Товарищ капитан второго ранга, я понимаю так, что вы предлагаете мне, офицеру, писать доносы?» — «Да нет, вы не так поняли…» Я сказал: «Слушай, кап–два, да пошел–ка ты…»

На следующий день я был отправлен в отпуск. Лейтенант в июле в отпуске — это нонсенс. Пока я был в отпуске, получил перевод на Шикотан.

07

— И началась биография Акулы?

— Еще нет. Первая кличка, которой меня наградили в 1980 году, была Красный Террорист. Я тогда первый раз задержал агента японской разведки…

Большой транспорт вел разведку вдоль советского побережья, отслеживал систему локации, наблюдения и т. п. Когда мы высадились на это судно, я, как ни странно, быстро вычислил, кто есть кто… Провел обыск в его каюте.

Потом контрразведчики мне передали, что он никак не мог поверить, что я — простой офицер, пограничник… Потому что обыкновенный лейтенант так качественно провести обыск не может.

А Красного Террориста, да и другие клички, я, наверное, получил потому, что никому не давал пощады. Пограничные корабли отвечали за соблюдение правил пограничного режима. Мы имели право проверять любое судно.

Пришли как–то в порт Де Кастри, и я получил приказ от командира корабля произвести проверку всех кораблей, которые находятся в порту, на рейде. Закончилось тем, что все 63 корабля были за разные нарушения арестованы.

Сколько я задержал советских судов и сколько капитанов, к сожалению, лишил дипломов, не помню. Приблизительно помню только, сколько задержал иностранных судов.

— Хоть вы и имели право проверять и задерживать любое судно, полагаю, что Красного Террориста тебе дали не за произвол?

— Пограничники отвечали за соблюдение правил пограничного режима. Это раз. Во–вторых, чтобы осуществить задержание, была необходима колоссальная база данных. Я мог цитировать разные конвенции, разные пункты касающихся нашего дела законов наизусть.

Следующая кличка, которую мне дали японцы, — Веселый Капитан. История очень простая, и… это не один факт. Ну, как…

Я высаживался на иностранное судно. Пока моряки все проверяли (ситуации были разные), я разговаривал с капитаном. Всегда с улыбкой. Анекдоты рассказывали… Он на ломаном русском, я — на ломаном японском.

Нашли общий язык. И, когда подводился итог проверки, я с улыбкой говорю: «Синдо–сан (то есть капитан), на вас налагается штраф в десять тысяч золотых рублей». Это было где–то 16–20 тысяч долларов. Таких случаев было очень много.

03

Вместе со спасенным командиром японского корабля, слева: представитель КГБ, представитель пограничников.

— Этой твоей веселости особый вкус, наверное, придавало то, что тебя хотели и «нечаянно» столкнуть за борт, и шину на голову уронить, и тесаком порубить, и нож в спину воткнуть, и пистолет выхватить… Да и орден Красной Звезды, так же как медаль «За боевые заслуги», ведь не давали за улыбки и юбилеи… Из тех публикаций, которые ты мне дал, ясно, что Акулой тебя не просто прозвали, а скорее тоже наградили за принципиальный и честный профессионализм.

— Акулой японцы меня прозвали, когда я уже стал командиром корабля. Почему именно Акула? Единственное, что мне приходит на ум, это то, что акула — единственный хищник, который фактически не стоит на месте.

Акула всегда в движении. Мои действия были абсолютно непредсказуемы. Хотя очень трудно представить, как на море спрятать корабль. А мне удавалось.

Одна из операций происходила 29 мая 1989 года и закончилась тем, что я прижучил уже другого подполковника японской разведки. Это была операция с применением оружия.

В соответствии с законом мы имели право применять оружие. Но… было очень много подзаконных актов, которые предусматривали неприменение. То есть лучше перебдеть, чем недобдеть.

Итак, получив данные, я устроил засаду. Появился нарушитель. У самого берега. Я объявил боевую тревогу и начал преследование. Судно–нарушитель не отвечало и не останавливалось. Я доложил в бригаду, что судно опасно маневрирует и что я принял решение применить оружие…

Тут же получил команду: «Дробь не наблюдать…» То есть — ни в коем случае. Я опять пишу радиограмму и говорю, что в соответствии с законом о госгранице, пункт такой–то, принял решение о применении оружия. Выполнил стрельбу.

Тут на меня вышел уже округ с Владивостока с командой: «Ни в коем случае!» Я отвечаю, что принимаю решение применять оружие. Выполнил предупредительную стрельбу — судно не реагирует. Принял решение стрелять на уничтожение.

А вот тут разрешение мне могли дать только в Москве. Из Москвы тут же поступила команда: «Ни в коем случае!» Плюс команда: все документы арестовать (мы должны были заполнять целую кучу документов) и следовать на базу.

Пока я около шести часов шел на базу, туда уже прилетела московская комиссия. Правда, во главе с нашим местным адмиралом. Хороший был, толковый мужик. Началась проверка.

А я фактически был четверо суток без сна. Проверяют меня по всем показателям. Собирается совещание командиров кораблей. Выступает адмирал: «Да, товарищи командиры, недопустимый случай! Но все–таки он действовал в рамках закона. И, Янис Янович, понимаешь, ты ведь перерасходовал боезапас. Мы тут с артиллеристом посчитали… На 4 890 рублей. Их тебе надо будет вернуть».

Я говорю: «Товарищ адмирал, разрешите?» — «Да, пожалуйста». Я: «Дело в том, что у нас уникальная пушка (это так и было). Она не подходит ни под один нормативный документ, который определяет количество выпущенного боезапаса».

Адмирал поворачивается к артиллеристу и задает вопрос: «Это так?» — «Так точно, товарищ адмирал!» — «Командир, на борт! Я к тебе приду».

Нервотрепка была колоссальная. Естественно, меня отстранили от командования. Возвращаюсь на корабль.

Прибывает на борт адмирал. Я сижу в каюте, старпом выполняет обязанности командира.

Заходит адмирал. Говорит: «Янис Янович, проверили всю твою документацию. Это нереально, но подкопаться не к чему. Расскажи, где фишка? Как ты нас всех обманул?»

Я чувствую, что мне надо гнать очередную белиберду, и говорю: «Да никакой фишки, товарищ адмирал. Я выхожу на связь с судном–нарушителем…» — «Ты же пишешь, что связи не было…» —  «На этот случай у нас был секретный канал. Я выхожу с ним на связь и говорю: слушай, синдо–сан, мне тут очередную херню надо писать, так что давай стопорим ход, а потом продолжим гонку…»

До адмирала дошло, что я издеваюсь, и он начал на меня орать: «Вас лишат звания, вас уволят…» А я, уставший, сорвал погоны и: «Пошел ты!» На это он: «Ну, ладно. Успокоились! Коньяк есть?»

Я спрашиваю: «Товарищ адмирал, вопрос — для кого? Для флотского офицера или для моего начальника?» — «Для офицера!» — «Ну, для офицеров у нас коньяк есть всегда!»

Выпили, он пристегнул мне погоны назад. «Ну, ладно, Янис, служи дальше!»

По итогам этой стрельбы мой личный вопрос рассматривался на политбюро ЦК КПСС, где было принято решение о том, что командир действовал в рамках закона, но больше — ни–ни–ни…

А офицеры бригады подарили нам табличку, которую прикрепили к упомянутой пушке. На табличке было написано: «Легендарная пушка, которая произвела первый выстрел по японским милитаристам после Второй мировой войны».

04

Задержанный японский рыболовный корабль (ловили крабов).

— На тебя наезжали… Но бывало ли с тобой такое, когда грань определялась будто бы не людской волей и поступками?

— Разных щекотливых ситуаций у меня было вполне достаточно. Но первый раз на грани я побывал в 1979 году 29 октября, когда по собственной дурости четыре с половиной часа провел в воде.

Во всем виноваты женщины. Надо было доставить на маяк девушку. Наш корабль это осуществил. Встали на якорь. Девушку надо доставить на берег.

А я только–только начал служить. Вместо того чтобы доложить командиру, я, вахтенный офицер, нарушая все и вся, спустил шлюпку, пошел на берег, девушку проводил.

Возвращаюсь… Моряки, разгильдяи, шлюпку не закрепили. Она получила пробоину. Я рацию по неопытности не взял, ракетницу не взял… На корабле никто не знает, куда исчезла шлюпка… Чистой воды разгильдяйство.

Заканчивая училище, нам всем было море по колено, а океан — лишь чуть поглубже. И я лучше ничего не придумал, как добираться до корабля вплавь. Дурость? Да! Зато для меня была наука.

После этой науки я стал иначе смотреть на то, как должен поступать в разных ситуациях. Мы спасали людей с тонущих судов, при тушении пожаров на судах в тяжелейших обстоятельствах… Зато подготовка экипажа уже была на высшем уровне. Мы могли выполнить любые задачи в любое время.

Мой корабль по результатам пограничной службы (задержания, штрафы, проверки) среди 600 кораблей стабильно находился в первой десятке, чаще — в первой тройке. А зачастую мы занимали первую строчку. Моряки втихаря (это не разрешено) даже рисовали акулу на борту.

Начиная с 1981–го не было ни одного года, чтобы в отчетах погранвойск за предыдущий год не упоминалась фамилия вашего покорного слуги. Начиная с 1981 года, когда я принимал участие в раскрытии предательства офицеров разведки (мне было смешно, когда из меня тут делали чекиста).

Тогда восемь старших офицеров получили сроки от восьми до пятнадцати лет по статье «Измена родине». Пять генералов разведки стали рядовыми. За дело.

Еще я принимал активное участие в задержании корабля с контрабандой золота. В этой контрабанде были замешаны высшие чиновники и должностные лица Дальнего Востока. Судно шло из Магадана.

Но операция закончилась практически ничем. Потому что через пару месяцев все руководство, которое принимало участие в этих преступных действиях, вдруг погибло в авиакатастрофе. Кроме первого секретаря, которому перед посадкой в самолет почему–то сообщили, что он должен задержаться.

Со мной, к сожалению, нельзя было договориться. Уже будучи начальником штаба учебного центра, я получил допуск к своим личным делам. А нам по окончании училища давали стандартные характеристики.

Я прочитал свою. Там были поставлены три восклицательных знака и обведены красным слова: «Сила воли развита исключительно, поставленную перед собой цель и задачи выполняет всегда».

Так что наложение штрафа в 45 000 инвалютных рублей на второго секретаря обкома партии или задержание каких–то полковников Комитета госбезопасности за разные нарушения и тому подобное для меня было почти что будничным делом.

адамсонс2

«Прошу уволить из рядов Погранвойск СССР, так как не желаю служить беззаконно»: рапорт капитана II Адамсонса, датированный 19 августа 1991 года.

— А как ты попрощался с Тихим океаном, Дальним Востоком?

— После эпизода с применением оружия я через доступные каналы передал тому шпиону, что отсюда не уеду, пока его не посажу. Я свое слово сдержал.

Я был уже заместителем начальника штаба и под концовку провел ряд операций. Не посвящая в подробности начальство, я вышел в море на катерах и каждому дал свою задачу. Сели в засаду. У меня есть уникальная фотография, где зафиксирован мой прыжок с катера на катер. Он уходил, скорости у нас примерно одинаковые…

Когда я ворвался к нему в рубку (а он уже считал, что убежал) и произнес: «Синдо–сан, стоп уяя!», он упал в обморок. Потом я ему сказал: «Слушай, я же тебя предупредил?!» Он говорит: «Да, я получил предупреждение». — «Я тебе обещал, что посажу?» —  «Да!» — «А почему же ты тогда пришел?» — «Понимаешь, получил данные, что тебя уже перевели, что ты здесь уже не служишь». А я действительно получил приказ о переводе.

А когда я уезжал с Шикотана на новое место службы и зашел к своим бывшим коллегам в округе, они сказали: «Янис, ты не поверишь… Ты ушел, и ни одного нарушения госграницы двое суток не было. По нашим разведданным, японцы пьянством отмечали твой уход».

adamson1

— Кстати, в газете «Владивосток» от 28 мая 1992 года, которую ты мне дал и где пишут о твоем «возвращении на ставшую суверенной родину», автор статьи Евгений Шолох сказал: «При встрече мы подняли стаканы и за то, чтобы, не дай Бог, никогда не стоять по разные стороны баррикад и глядеть друг на друга в прорезь прицела. Верим, что Янис помнит об этом». Помнишь ли?

— Помню. Я не прогибался тогда и не намерен прогибаться впредь.+

Виктор АВОТИНЬШ», «7 секретов».
http://www.ves.lv/odisseya-kapitana-akuly-kak-adamsons-lovil-na-tihom-okeane-shpionov-i-kontrabandistov/



кот-в-сапогах

Местные красоты: реконструкторы Динабурга, тримаран для Эмиратов и "японские" рижские котики.

Знаменитый кот Кузя из Рижской думы попал в японский фильм.
«Кузя стал героем японского фильма про котов. Особенно мне нравится, как японцы произносят его имя», — написал мэр столицы Нил Ушаков.
В японском кино много неторопливых котиков, много латвийских видов - вполне годное зрелище для ловли дзэна на японском языке :)


В Риге построена эксклюзивная 50-метровая яхта-тримаран

ФОТО: В Риге построена эксклюзивная 50-метровая яхта-тримаран
Foto: Latitude Yachts
Рижский свободный порт покинула одна из двух эксклюзивных яхт, построенных на судоверфи Latitude Yachts. Планируется, что вторая яхта отправится к своим владельцам уже на этой неделе, сообщили Delfi на предприятии.
Спущенные на воду 10 мая тримараны-близнецы были спроектированы и полностью построены на судоверфи Latitude Yachts в Латвии.
[Spoiler (click to open)]

Корпуса супер-яхт произведены из различных композитных материалов с использованием новейших достижений науки. Многочасовое запекание стекловолокна и карбона при температуре +90°С позволило достичь высокого качества многослойного ламинирования с жесткими механическими свойствами и низким содержанием пустот, что обычно достигается используя автоклавный процесс. «Впервые корпуса кораблей такого класса были сварены в печи целиком, то есть сразу одним куском», - рассказывает совладелец верфи Latitude Yachts Валдис Ирбе.

Длина каждого тримарана – 53,32 метра, ширина – 17,44 метров. Каждое судно оснащено двумя двигателями совокупной мощностью 5200 л.с. Благодаря использованным технологиям и многокорпусной форме, яхты могут развивать скорость существенно превышающую 28 узлов, что подчеркивает их уникальность. Тримараны построены для ближневосточного рынка.

В ближайшее время планируется заключение контракта на строительство еще двух идентичных судов для их реализации в ОАЭ.

"Одна из задач Рижского свободного порта - создавать благоприятную предпринимательскую среду, а также способствовать производству продукции с высокой добавленной стоимостью. Поэтому мы всегда стараемся поддерживать предприятия, занимающихся производством продукции с высокой добавленной стоимостью", - сообщила BNS директор департамента среды и развития Рижского свободного порта Инита Луна. По ее словам, успех компании Latitude Yachts является положительным сигналом для других компаний и инвесторов, как местных, так и зарубежных.

Latitude Yachts создает корабли с 2006 года, единовременно нанимая до 500 человек, включая персонал субподрядчиков. Сегодня на судоверфи трудится немногим более 100 сотрудников. Верфь сертифицирована Морской администрацией Латвии. Основная специализация: постройка яхт высочайшего класса с использованием алюминия, стали и композитных материалов.
http://www.delfi.lv/biznes/bnews/foto-v-rige-postroena-eksklyuzivnaya-50-metrovaya-yahta-trimaran.d?id=47687501
http://foto.delfi.lv/show_display.php?id=5486245&width=800&height=800&mode=-1


Второй год подряд в Даугавпилсской крепости пошел Фестиваль клубов исторической реконструкции Dinaburg-1812

Фестиваль начался с бала в стиле ампир и «Ночи летучих мышей». И пусть состояние крепостного парка оставляло желать лучшего, да и костюмы многих участников, по мнению специалистов-реконструкторов, не во всем соответствовали моде XIX века, все мероприятия можно считать весьма удачными. Люди со счастливыми улыбками вальсировали вокруг фонтана «Пушки» и на заасфальтированных парковых дорожках. Ночная экскурсия по местам обитания летучих мышей собрала на удивление много желающих понаблюдать за этими симпатичными зверюшками в естественных условиях.

Несомненно, гвоздем фестиваля стала субботняя реконструкция событий июня 1812 года, когда французы безуспешно штурмовали Динабургскую крепость.
https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/13700070_1149216858485962_249416978988988841_n.jpg?oh=4da32c9f63ab0d82b2cd7050f821bc67&oe=5823CE46

[Spoiler (click to open)]

Ровно в полдень прогремел выстрел крепостной пушки, и стройные колоны реконструкторов парадным маршем прошли по Императорской улице. Несмотря на то, что историческая реконструкция на постсоветском пространстве – весьма молодое хобби, оно за 30 лет своего существования стало весьма популярным. Еще его называют увлечением умных и состоявшихся людей.

Немалый зрительский ажиотаж вызвало воссозданное сражение между Наполеоновской и Русской императорской армиями. Как 204 года назад в районе Николаевского моста и 1-го набережного люнета грохотали пушки, «погибали» солдаты, но русские не сдавались. Представители 10 реконструкторских исторических клубов преподнесли Даугавпилсу грандиозный подарок. Действо было настолько завораживающим, что зрители, не обращая внимание на жаркое солнце, в течение часа терпеливо стояли на валу и сопереживали защитникам Динабургской крепости. Улыбками и радостными приветствиями они встречали реконструкторов. Многие, пользуясь случаем, спешили сфотографироваться с необычными военными. Внушительно и впечатляюще смотрелись все участники, но особенно шикарны были дамы – черные гусары на мощных холеных лошадях.

Как выяснилось, есть и в Даугавпилсе свои реконструкторы. Ими, ожидаемо, стали наши очаровательные даугавпилчанки. В первую очередь, это дамы из общества «Сундук воспоминаний», которые внесли весомый вклад в организованный накануне бал. В сам «День реконструкции» равнодушно пройти мимо импозантной тройки, состоящей из мамы Ренаты, ее дочери Анны и их роскошной белоснежной питомицы – русской борзой Тамары Тихоновны – не удавалось никому.

Не оставил без подарка фестиваль и любителей современной техники. На парковке у Порохового склада была размещена выставка военной техники и амуниции Земессардзе. А у Центра Ротко состоялась демонстрация мотоциклистов клуба Road’s Knights. Концерт музыкальной группы Auļi, огненное пиротехническое шоу, скромный базарчик ремесленников и коллекционеров также порадовали. Последний фестивальный день был посвящен спорту. Прощаясь, реконструкторы обещали: если их пригласят, они обязательно приедут. Жители и гости Даугавпилса восклицали: «Вау, это было классно!».
http://www.gorod.lv/novosti/271452-dinaburg-1812-mezhdu-proshlym-i-nastoyaschim


Latvjustrelnieki

Дни Риги, день первый, пятница 14 августа 2015 года

Долгожданные фотоотчёты о празднике. Обещаны отдельные фото из Военного музея.
Смотрим, следим... спасибо Ренате!


Оригинал взят у renatar в Дни Риги, день первый, пятница 14 августа 2015 года
Начинаю фотоотчет о Днях Риги в этом году. Полная программа сего действа была опубликована на официальном сайте праздника. Посетить все мероприятия практически невозможно, ну разве только бегать на разрыв аорты, как говорится. Поэтому приходится выбирать то, что кажется наиболее интересным. Вкусы у всех разные, но есть более посещаемые места, есть менее посещаемые. Кроме того, в выходные дни народу больше, чем в первый день, выпадающий на пятницу. И если что-то проводится во все дни, то лучше это смотреть в пятницу, когда зрителей поменьше. В этот раз таких мероприятий было три. Эта картинка с выставки, о которой расскажу ниже.



Collapse )

Latvjustrelnieki

Последний бой рижских канонерок

Последний бой рижских канонерок
Как «Сивуч» повторил подвиг «Варяга», а «Кореец» — нет


Последний бой рижских канонерок_5

Еще минут двадцать, и пронесло бы, серые балтийские сумерки скачком перешли бы в вязкую августовскую ночь. Но в 20.40 сигнальщик канонерской лодки «Сивуч», стоявшей у острова Кюно, повернулся к командиру и тихо произнес: «Ваше высокоблагородие, дымы по правому борту». Капитан II ранга Черкасов навел бинокль на еле различимые столбики дыма, хотя гадать тут не приходилось — это могли быть только немцы. С этого момента жить большинству матросов и офицеров «Сивуча» оставалось чуть больше часа.

Преступный приказ и роковое совпадение

1915–й был годом Великого отступления русской армии. Под натиском немцев рухнул фронт в Галиции, одна за другой сдавались крепости на западной границе, бои шли уже под Ригой. Кайзеровский флот не решил отставать от армии. В середине августа, протралив русские минные поля в Ирбенском проливе, эскадра адмирала Шмидта — два германских линкора, три линейных крейсера и ватага крейсеров с эсминцами — вырвались на оперативный простор в Рижский залив.
[Spoiler (click to open)]
Прикрывавший пролив еще цусимской постройки броненосец «Слава» против такого бронированного кулака был бессилен. Морские силы Рижского залива отошли к Ревелю через Моонзунд. Из русских кораблей в заливе остались только подводные лодки да две канонерки в Риге — «Сивуч» и «Кореец».

На курземском побережье эти канонерские лодки работали, можно сказать, по специальности, поддерживая своим огнем стоявший тут в обороне Шлокский отряд 12–й армии.

17 августа они в последний раз получили семафор с берега: «Командиру. Стрельба была поразительно точна, покорно благодарим славных моряков за помощь. Полковник Меликов» — и отбыли в Усть–Двинск. Здесь им поставили новую задачу: выставить дополнительное минное поле перед Ригой. Предосторожность нелишняя, ибо в планах командующего немецкой эскадрой был обстрел Усть–Двинска главным калибром своих линкоров.

В ночь на 19 августа канонерки выставили 80 мин, потом приняли уголь на борт — здесь и рассвет. Немцы уже контролировали Рижский залив, и реальных вариантов у «Сивуча» с «Корейцем» было два: либо отсидеться в Риге, либо дождаться ночи и в темноте прорываться к Моонзунду. Но из штаба командующего Балтийским флотом адмирала Канина им спустили вариант № 3: прорываться немедленно, днем. «Громадную и ничем не объяснимую ответственность взял на себя адмирал, отдавая столь категорическое указание», — написал потом один из офицеров «Сивуча». Но приказ есть приказ. 19 августа в 13.25 канонерки вышли из Усть–Двинска курсом норд.

Последний бой рижских канонерок_2Для кавторанга Черкасова это была уже вторая война. В Русско–японскую он дрался на миноносце под Порт–Артуром, потом был старшим офицером броненосца «Севастополь» — единственного корабля эскадры, который не захотел ни интернироваться в нейтральном порту, ни топиться на порт–артурском мелководье (с которого японцы без труда подняли потом всех «утопленников»). «Севастополь» вышел из крепости, принял бой с японскими миноносцами и погиб с честью.

Словом, войны Черкасов хлебнул, сентиментами не страдал, шансы на успех прорыва оценивал 1:10. Поэтому с командиром «Корейца» капитаном II ранга Федяевским договорился еще перед выходом: «1) в случае гибели одного корабля от подлодки другому людей не снимать; 2) в случае встречи с более сильным неприятелем не держаться соединенно». Так был шанс спастись хоть одному.

Только к вечеру в штабе флота вдруг сообразили, что послали свои канонерки прямо в пасть немцам. И в 19.00 на лодки ушел новый приказ: «Идти на Ост под берег, где ждать темноты и с темнотой идти в Моонзунд». Но Черкасов, уже несколько часов идя по счислению, хотел у острова Кюно определить свое местоположение. Подошли к нему уже в сумерках, определились. До темноты оставалось всего ничего, и к материку решили не дергаться — авось пронесет. Они не знали, что именно Кюну немецкая эскадра наметила как точку рандеву со своими разведчиками — легким крейсером «Аугсбург» (тем самым, что обстрелял Либаву на второй день войны) и эсминцами V–29 и V–100.

Математика морского боя

Немцы заметили наших в 20.50, и теперь вопрос был в том, успеют ли они догнать тихоходные канонерки до наступления полной темноты. Успели. В 21.20 немецкий крейсер вышел на траверз «Сивуча», разогнал спустившуюся уже ночь осветительными снарядами и прожектором, а потом открыл огонь на поражение. Наши корабли отвечали беглым огнем левого борта.

Тут в дело вступала чистая математика, помноженная на моральное состояние противников. Бортовой залп шести 105–миллиметровок крейсера (10–12 выстрелов в минуту) составлял 1260 кг. Эсминцы четырьмя своими 88–миллиметровками добавляли еще 288 кг. Итого полторы тонны. «Кореец» и «Сивуч» на двоих были вооружены четырьмя 120–мм орудиями и двенадцатью 75–мм пушками, из которых на один борт могли стрелять шесть. Минутная производительность — 865 кг металла.

Правда, немцы стреляли не торопясь — как на полигоне, шесть залпов в минуту, потом снова залп осветительными и корректировка по дальномерам. Из–за этого вес бортового огня противников почти сравнялся. Но! Кайзеровские моряки знали, что им на подмогу через полчаса подойдут линкоры, а нашим помощи ждать было неоткуда. Поэтому немцы ни в чем себе не отказывали, светя прожекторами на русские корабли. А на «Сивуче» и «Корейце» дальномеры «ослепли» из–за темноты, прожектора же не открывали из–за опасения выдать себя. И стреляли в темноту на вспышки немцев. (К тому же «Кореец» осколком от первого же залпа «Аугсбурга» вывело из строя прибор управления огнем, восстановленный только через 15 минут.)
Сейчас, конечно, очевидно, что и «Сивучу» с «Корейцем» надо было включать прожектора и вести бой зряче. Что толку держать маскировку, когда вас уже видят? Но такие рассуждения хороши задним числом и на берегу. А на мостике под ливнем снарядов все видится по–другому, кажется — сейчас уйдем в темноту, оторвемся на повороте… К тому же, кроме веса бортового залпа, был еще один фактор: на войне бог любит большие батальоны и большие корабли. Водоизмещение канонерок — по 1000 тонн, а у «Аугсбурга» — 4500. По опыту англичан, на потопление немецкого бронепалубного крейсера требовалось от 15 до 40 попаданий шестидюймовых снарядов. Если быть реалистами, то столько наши корабли «Аугсбургу» вряд ли навтыкали бы и вдвоем… Зато обе гарантированно были бы повреждены, и вопрос тогда был только в том, когда немцы подтянут подкрепления. А так попытка прорыва — хоть и наполовину — почти удалась, как и рассчитывал Черкасов еще в Риге. Он, по крайней мере, для этого сделал все, что мог.

Последний бой рижских канонерок_40005

Гибель «Сивуча»

«Аугсбург» вскоре сосредоточил огонь на «Сивуче». Через 20 минут боя тот уже получил несколько попаданий и загорелся. Уклоняясь от торпедной атаки поворотом вправо, он лег было на обратный курс и пошел на немцев. Теперь целью крейсера стал «Кореец», но в этот момент с него немцам удачно прилетел 120–мм снаряд — и прямо в носовой прожектор «Аугсбурга». Это было единственное, но важное попадание наших кораблей в том бою: крейсер стал поворачивать влево, чтобы использовать кормовой прожектор. Тут в его луче с кормовых курсовых углов снова оказался «Сивуч». А «Кореец», воспользовавшись минутной паузой, вышел из освещенного снарядами пространства и прекратил огонь по противнику. Немцы потеряли его.
«Аугсбург» и эсминцы добивали «Сивуч» в упор, с трех кабельтовых. Превратившийся в сплошной костер русский корабль продолжал вести огонь из единственного уцелевшего 75–мм орудия под командованием мичмана Мурзина. Внутри канонерки гремели взрывы.

Немецкие линкоры «Позен» и «Нассау» прибыли, собственно говоря, уже к шапочному разбору. Но в темноте они неожиданно приняли пылающий «Сивуч» за броненосец «Славу» и решили поучаствовать в добивании столь «грозного» противника. Они открыли огонь своими двенадцатидюймовками, а сопровождавшие их эсминцы выпустили пять торпед по «Сивучу». Заваливаясь на борт, канонерская лодка стремительно ушла под воду, причем расположенное под мостиком 75–мм орудие левого борта стреляло до последней секунды. Произошло это в 22.10 близ хутора Линакюля, что на северо–западе острова Кюно.

Из 148 человек команды «Сивуча» немцы подобрали из воды двух офицеров и 48 матросов, из которых только 15 не были ранены. И эти 15 человек в ответ на вопрос, где второй корабль, единодушно твердили: наблюдали взрыв на «Корейце», в результате чего тот погиб. Отводили немцам глаза. Конечно, их миноносцы все равно рыскали в окрестностях Кюну всю ночь — но вторую канонерку не нашли.

При переходе в Свинемюнде еще восемь русских моряков скончались от ран, доведя список безвозвратных потерь в этом бою до 106 матросов и офицеров. Командира «Сивуча» капитана II ранга Черкасова среди спасенных не было. Через месяц он был исключен из списков личного состава флота с записью: «Смертью запечатлел свой подвиг».

На «Аугсбурге» было ранено семь человек — тем самым снарядом с «Корейца». Мало? Ну сколько смогли, извините.
Последний бой рижских канонерок_30009
Участие в бою (хоть и на самом последнем его этапе) громадных линкоров, расстрелявших небольшую канонерку, поразило современников. «Мир вспомнит о героизме «Сивуча» даже тогда, когда другие события этой титанической войны станут достоянием истории», — писала в те дни английская газета «Сан». И как знать, может быть, гибель «Сивуча», пожертвовавшего собой ради спасения товарища, в самом деле затмила бы в истории русского флота даже подвиг «Варяга», если бы не…

…Сами взорвали «Корейца»

Мичман Мурзин, один из двух выживших офицеров «Сивуча», в 1950 году в эмигрантском журнале «Морские записки» попрекнул командира «Корейца» Федяевского, что тот бросил на произвол судьбы своего товарища. Поскольку Федяевский умер во Франции еще в 1939–м, за него вступились товарищи. Задержись он на месте боя, писали они, «в лучшем случае командиру «Позена» пришлось бы поднять из воды втрое больше пленных». К тому же Федяевский действовал, как договорились еще в Риге, — спасаться врозь.

Оторвавшись в темноте от противника, капитан II ранга Федяевский приказал на всякий случай уничтожить в топке секретные навигационные карты, радиокоды, таблицу опознавательных сигналов — чтобы не повторился казус «Магдебурга». Затем ему пришлось пресечь панику, возникшую среди комендоров нестрелявшего борта, потрясенных зрелищем гибели «Сивуча».

Утро 20 августа застало «Корейца» под эстонским берегом у поселка Тестама. Опасаясь, что немцы могут засечь его переговоры со штабом флота по радио, командир направил одного из офицеров на береговой пограничный пост Вилайда, где был телефон.

В штабе Канина в этот момент терялись в догадках о судьбе кораблей. Из–за радиопомех немцев ни одной радиограммы канонерок прошлой ночью разобрать не удалось. Одни обрывки «…неприятель на траверзе», «сбился с пути». И вот звонок с докладом о гибели «Сивуча». «Сейчас ничем помочь не могу. Готовьте корабль к взрыву, но без необходимости не взрывать», — передал адмирал Канин на «Кореец».
Между тем в Тестама с канонерки наблюдали дым от пожаров в Пярну, обстреливаемом немецкими кораблями (немцы ошибочно полагали, что здесь находится база английских подводных лодок, лютовавших на Балтике в составе российского флота). Издалека казалось, что немцы уже высаживают десант. В море ждала неизбежная встреча с превосходящим противником.
Последний бой рижских канонерок_30010
Тогда командир «Корейца» собрал офицеров на совещание. «Так как для уничтожения корабля надо не менее четырех часов и работы при атаке и обстреле будут спешными и, вероятно, неудовлетворительными, потому постановили, свезя команду и реликвии, канонерскую лодку уничтожить и прорываться в Ревель», имея 20 винтовок, 20 револьверов и судовые пулеметы на 170 человек команды», — записано в протоколе совещания.
Ближе к вечеру «Кореец» был взорван командой. Над водой остались чуть возвышавшиеся полуразрушенные и закопченные надстройки. Картина, «дословно» повторившая гибель его предшественника — канонерской лодки «Кореец», товарища «Варяга», — взорванной на рейде Чемульпо после всем известного героического боя. Но если командир того «Корейца» вместе со всеми офицерами получил высший российский военный орден — св. Георгия, то с Федяевским все было по–другому.

Последний бой рижских канонерок_50002

«Из–за недостатка твёрдой воли»

Дело в том, что именно в эти часы адмирал Шмидт уводил свои корабли из Рижского залива. И на это у него были причины. На столе у командующего лежало донесение о том, что накануне линейный крейсер «Мольтке» получил торпеду в борт, принял 1000 тонн воды и не в состоянии продолжать операцию. Эту торпеду в «Мольтке» всадила британская подлодка Е–1 под командованием капитан–лейтенанта Лоуренса. Командующий отрядом линейных крейсеров адмирал Хиппер под предлогом сопровождения поврежденного «Мольтке» в Данциг предпочел вывести свои корабли из Рижского залива и отбыть восвояси. Оставшись с уполовиненными силами, Шмидт тоже проявил похвальную (с русской точки зрения) умеренность, отменив сразу целый список запланированных мероприятий — среди них обстрел Усть–Двинска. А получив еще несколько тревожных докладов о «перископах подлодок», отправился вслед за Хиппером.

Окажись у Федяевского крепче нервы, простой он на рейде Тестама еще сутки — сохранил бы корабль. А так его дело было передано на рассмотрение совещания флагманов Балтийского флота. В декабре 1915–го оно констатировало, что хотя «личному составу корабля нельзя послать упрек в недостатке доблести или в нарушении долга службы», но самому кавторангу Федяевскому впредь нельзя «находиться на ответственном посту командира корабля из–за недостатка твердой воли и чрезмерной впечатлительности». И лишь «принимая во внимание доблесть, проявленную командиром корабля в предшествующих боях под Ригой, а также в бою 6 августа», адмиралы решили не отдавать его под суд.

Тут опять же надо помнить: в декабре адмиралы уже знали, что Шмидт выведет свои корабли из залива. И это послезнание немало повлияло на их оценку действий командира «Корейца». А вот как бы сами они поступили 20 августа? Вопрос…

Федяевскому, кстати, пришлось–таки еще раз взойти на капитанский мостик. В ноябре 1920–го он стал командиром линкора «Генерал Алексеев», увозившего из Крыма армию Врангеля, оставляя за кормой Россию, в которой «герои Второй Отечественной», как в 1914–м называли Первую мировую, вдруг превратились в «жертв империалистической войны». И подвиг «Сивуча» оказался не то чтобы совсем уж забыт, но в густой тени, которую отбрасывала советская идеология на последнюю войну императорской России. Не сложено о нем песен, не снято фильмов. Впрочем, только ли о нем? Русскому миру еще только предстоит открыть для себя Атлантиду под названием «Россия в Первой мировой». Или уже поздно?..

Константин ГАЙВОРОНСКИЙ
05.12.2014 "Вести сегодня"


Latvjustrelnieki

финские новости на русском

Оригинал взят у kommari в финские новости на русском
Около сотни сепаратистов напало на пограничный пункт, находящийся рядом с российской границей. Украинская погранохрана ответила встречным огнем, что приостановило продвижение нападающих. В течение нескольких часов число нападающих достигло примерно 400.

Украинские власти послали авианосец в помощь украинским пограничникам.

Служба новостей Yle


upd. исправили

От себя maksim_kot добавлю. Хоть исправили, но в памяти осталось :))

Latvjustrelnieki

Горячие доны Педро, рижанки и регата...

Оригинал взят у k_markarian в Горячие доны Педро, рижанки и регата...


Морская тема продолжается, как и обещал в предыдущем посте: С днем ВМФ, папа.... Вчера крупнейшие в мире парусные корабли вышли днем из устья Даугавы в море и взяли курс на Карибы Польшу, где пройдет завершающий этап международной спортивной регаты The Tall Ships Races, которая проводится с 1956 года. А с 25 по 28 июля в Риге гостили более 100 парусников и яхт из 17 стран мира. Такую грандиозную эскадру Рига принимала 10 лет назад...

В этот раз устроители особенно постарались. Возле причалов были раскинуты и палатки-кафе, организованы места для отдыха, сцена, на которой выступали местные коллективы, сувенирные лавки и, что подчеркну особо, биотуалеты (бесплатно и в большом количестве!)) А это важно, так как и соки-воды-пиво лились рекой, и народ выстаивал не один час в очередях, чтобы попасть на тот или иной парусник. Словом, праздник удался! Каждый мог найти себе здесь что-то или кого-то по вкусу. Как например, рижанки, которые облюбовали настоящих донов Педро из Бразилии, где в лесах много-много диких обезьян моряков с клипера бразильского ВМФ Cisne Branco ("Белый лебедь"), ходящего под парусами 14 лет. Но несколько снимков с фотосессии, которую устроили с горячими Педро рижанки, покажу позже, а пока - все по-порядку... Будут и мачты, и ножки, и все остальное))

Collapse )
Latvjustrelnieki

Книга "Виктор Суворов врет! Потопить "Ледокол"

Оригинал взят у schriftsteller в Дискуссия вокруг новой книги

Верхотуров Д.Н.

Виктор Суворов врет! Потопить «Ледокол»

Книгу можно купить в Риге в магазинах сетей Янус и Поларис

За двадцать лет, прошедших с первого издания суворовского «Ледокола», этот псевдоним стал главным военно-историческим «брендом» и «символом веры» «либеральной общественности» – сколько бы историки-«антирезунисты» ни разоблачали Виктора Суворова как провокатора на службе заклятых врагов России, сколько бы ни ловили его на вопиющих ошибках, передёргиваниях и подтасовках фактов, в ответ слышишь: мол, это всё частности и тонкости, но в главном-то Суворов прав!
Эта книга не разменивается на частности, не копается в мелочах, не занимается утомительными подсчетами солдатских сапог и заклепок на броне – а выбивает центральную опору суворовской лжи, поражает «Ледокол» ниже ватерлинии и отправляет его на свалку истории. Как именно? Откройте это сенсационное историческое расследование! Пусть счет анти-суворовских публикаций идет уже на десятки, если не на сотни, – такого вы еще точно не читали!
(Аннотация)

Издательство:
Яуза -Пресс

Кол-во страниц:
288

Год издания:
2013

Тип обложки:
Твердый переплет

Формат:
84x108/32

Серия:
Война и мы
Цена: 4.38 Ls