Category: литература

Latvjustrelnieki

Пост - визитка

Всем привет кто в гости зашёл!
(при знакомстве читать обязательно!)
[читаем про журнал!]

Родился в СССР.
Живу в Риге.

Значительную часть журнала занимают история (латышские стрелки, СССР, Прибалтика, книги), сегодняшние "Латвия и Мир" (статьи и новости),  и немного о коммунизме социализме.

Рейтинг блогеров Латвии
5 статей в ИМХО-клубе.

Граф часто употребляемых слов (к 2013 году).


Twitter:
https://twitter.com/maksim_kot_live

Facebook:
https://www.facebook.com/profile.php?id=100022056191362

Ленту честно читаю. Фрэнжу только тех кого я действительно буду просматривать, так что извините если кого не зафрендил в ответ (не отчаивайтесь, иногда я вас читаю, только по рассылке).
В партиях и обществах не состою.
Вопросы задавайте, комментируйте. Интернетовский новояз не сильно понимаю, так что осмысленные русские слова весьма будут кстати. Если что не понравится - отправлю в баню :)

Редактирую исторический сайт "Латышские стрелки" http://latvjustrelnieki.lv/ (с 22 апреля 2012 года).
тематическиен тэги:
Гражданская война 1917-1924
Первая мировая
латышские стрелки (здесь о "латышах" в периоды ПМВ, ГВ, Испания 30-х, ВМВ, в РККА, ЧК/НКВД)

Помогаю в антиювенальном информационном агентстве (русская редакция):
"Anti Juvenile Justice Agency" http://www.antijujuagency.org/ (сейчас сайт в "замороженном" состоянии).
Ювеналка/секспросвет в Латвии тематические тэги:
"Наши дети"
"Дзимта" РОД

Лайла Брице
antijujuagency.org
дети
секспросвет
ювенальная юстиция



Пишу статьи о латвийской политике и всего что около неё.
["Латвийские Хроники" .]
"Латвийские Хроники" (февраль 2012 - сентябрь 2013):
Латвийские Хроники 1. Политическая сказка
Латвийские Хроники 2. От «Арабской весны»… к «Латвийской осени»
Латвийские Хроники 3. «Говорящая» фамилия.
Латвийские Хроники 4. Конец Эпохи и Мессианство, часть 1
Латвийские Хроники 4. Конец Эпохи и Мессианство, 2 часть
Латвийские Хроники 5. Осторожно, двери закрываются! Часть 1.
Латвийские Хроники 5. Осторожно, двери закрываются! Часть 2.
Латвийские Хроники 6. Ползучий геноцид (ювеналка по-латвийски).
Латвийские Хроники 7. Бросок под Восток
Латвийские Хроники 8. Криминальное чтиво
Латвийские Хроники 9. Русский тупик.

вне цикла:
У кого-то чем-то запахло. О заметке Гапоненко. (2013)
Размышления над мудростью "линдерманов" (2013)
Ползучий геноцид Латвийской ювенальной юстиции (2013)
Половое просвещение и половое совращение. (2013)

Статьи 2014 года:
«Мы увидим Восход!»
Размышления над действиями линдерманов



Репортажи:
[Фоторепортажи:]
2012:
Выставка «20 лет без СССР» в Риге.
Военный музей Латвии. Первая мировая. Фоторепортаж.
Военный музей Латвии. Гражданская. Красные. Фоторепортаж.
Военный музей Латвии. Гражданская. Белые. Фоторепортаж.

2013:
"Впервые в Риге" (с презентации книги)
Первомайский митинг Соцпартии в Риге
Президент Латвии Андрис Берзиньш 8 мая....
"...навсегда останется в памяти народа." (о памятнике стрелкам на Братском кладбище в Риге)
Государство Русских ПатриотовЪ - ЛокотЪская государственность. (лекция Сергея Верёвкина в "музееоккупации")
7 ноября в Риге
вспомнил сегодня про фотку (red mini)
РОД Dzimta (Латвия) - фоторепортаж и интервью.

2014:
Выставка "1914", не толерантный фоторепортаж.
23 февраля, Рига (акция социалистов)
Холодный приём (март, пикет Лайлы Брице у Британского посольства)
Печеньки Госдепа на работе. (фото-выставка про Майдан)
Женщины "постучались" в двери Сейма Латвии. (100 писем женщин по семейным вопросам ста депутатам Сейма)
"замосковье" - 1, "шпротное" (апрель, репорты из России)
"замосковье" - 2, "советское"
"замосковье" - 3, "патриотическое"
"замосковье" - 4, "киношное"
московское: закусочное... (легендарный теперь "Теремок")
"замосковье" - 5, дорожное.
"замосковье" - 6, чемоданособирательное
"замосковье" - 7, газетное
"замосковье" - 8, одна беда, или две...
"замосковье" - 9, Back in USSR (здесь мы смотрели кафе-ресторан "СССР", помните?)
московское: Как пройти в Мавзолей? (тут мы подробно идём к ВИЛ, инструкция к посещению!)
Сегодняшнее. Рига.
Вежливые мужики пригласили депутатов выйти и поговорить.. (100 писем мужчин к ста депутатам Сейма по семейным вопросам)
Точка зрения. Акция "100 писем депутатам Сейма ЛР". (видео со мной :))
Латвийские социалисты провели Первомай.
Улитки в Риге! (май)
9 мая у памятника, Рига. фоторепортаж
Борис Соколов: «Путин — это Сталин и Гитлер сегодня» (встреча с писателем)
Ночь музеев - 1 (май)
Ночь музеев - 2 (Военный музей,1 часть)
Ночь музеев - 3 (Военный музей, 2 часть)
Ночь музеев - 4 : как пройти в библиотеку?
В Латвии помянули жертв трагедии в Одессе
Культурная столица Европы, бл...ь! (грузовик с сибирской выставкой)
22 июня, ровно в 10 утра.. (возложение цветов к памятнику Освободителям Риги)
Вечер перестал быть томным... (листая секспросветные книжки)
Два пикета (июль, пикеты Лайлы Брице у посольства Великобритании и МИДа Латвии)
Антиимпериалистический митинг (фоторепортаж) (23 августа)
Митинг профсоюза LABA у Сейма (сентябрь)

2015:
"Они умерли, чтобы жил ты". (4 января, Аудрини-Резекне)
Аудрини, Анчупаны, Резекне (фоторепортаж-продолжение).
Акция в поддержку Лайлы Брице. (пикет 15 января)
Вторая акция в поддержку Лайлы Брице. (пикет 16 января)
Рижский вокзал 1861 - 2015 (фотовыставка)
Угловой дом. Чека. (серия репортажей, за осень 2014)
Угловой дом. Вещи.
Угловой дом. Через революции и войны.
Угловой дом. Пытошная. (4-й фоторепортаж)
Угловой дом. Будни Гулага. (5-й фоторепортаж)
Фото с выставки "Голодомор 1932-33 годов в Украине" (Рига, 2013)
кино: Угольников привёз в Ригу "БатальонЪ", а я его посмотрел. (20.03.)
Квартира-музей Ленина в Риге. (22.04)
1 МАЯ, митинг СПЛ (фоторепортаж)
9 мая: Бессмертный полк в Риге (репортаж).
Ночь музеев (репортаж №1). Военный музей.
Ночь музеев (репортаж №2). Сейм Латвии.
Ночь музеев (репортаж №3). Музей баррикад.
Ночь музеев (репортаж №4). Мэрия.
Ночь музеев (репортаж №5). Дом Менцендорфа.
Ночь музеев (репортаж №6). Киномузей.
Ночь музеев (репортаж №7). Музей НФЛ.
Ночь музеев (репортаж №8). Музей истории.(выставлен в 2016 году)
Половые новости: как я ходил на гей-парад (никому не говорите!)
22 июня. Памятное мероприятие в парке освободителей Риги.
Барахолка в Спикери (фоторепортаж).
Латышским стрелкам - 100 (фоторепортаж 1)
Латышским стрелкам - 100 (фоторепортаж 2)
Митинг 7 ноября в Риге (фоторепортаж)

2016:
Аудрини - Резекне (1 часть).
Аудрини - Резекне. (2-я часть, музей)
Музей Истории Латвии (1). Коридоры времени.
Музей Истории Латвии (2). Ульманлайки.
Музей Истории Латвии (3). Советская власть в Латвии 1944-1985.
Музей Истории Латвии (4). "Из варяг в латыши".
Дали и Пикассо vs. Рига - кто кого! (фоторепортаж).
Ночь Музеев (5): Военный музей.
Угловой дом. Июнь 41-го: "убыли по 1-й категории".
Фотозарисовки. 13 октября. (1)
Фотозарисовки. 13 октября. (2)
Фотозарисовки. 13 октября. (3)
На дне. Соцпартия Латвии провела митинг к годовщине Революции
Против авторитета не попрёшь! Гайдар и Солженицын - наше фсё!

2017:
Местные красоты: перекрёсток и перекрёсток.
Порошенко в Риге (репортаж в комиксах).
1 Мая и СПЛ: снизу постучали.
Ночь музеев 2017. Кратко. Музеи и бобры.
Вдоль по улице - 1. Лиенес. Выставка Андерсона.
Вдоль по улице - 2. Улица Красотаю.
Сделано в СССР. Стадион "Даугава". Тогда и потом.





Итоги 2014 года. Дайджест постов.
Итоги 2014: месяц за месяцем. 1-й квартал (январь - март)
Итоги 2014: месяц за месяцем. 2-й квартал (апрель - июнь)
Итоги 2014: месяц за месяцем. 3-й квартал (июль-сентябрь)

Итоги 2014: месяц за месяцем. 4-й квартал (октябрь-ноябрь)
Итоги 2014: месяц за месяцем. 4-й квартал (декабрь)


Латвийские достижения, достопримечательности, памятники, артефакты во все времена смотрим по тэгу:

Политика/экономика/жизнь в Латвии по тэгам:
Партийная жизнь Латвии:
Могу отметить, что только у меня вы найдёте то о чём не пишет / не думает / не хочет писать русскоязычная пресса Латвии!


С уважением ко всем...
maksim_kot


Добавлю хэштэгов для жж:
#Рига
#Латвия
#латышскиестрелки
#музеиРиги
#историяЛатвии
#Сейм
#Жданок
#Рубикс
#Ушаков
#ПМВ
#перваямировая
#СССР
#ЛССР
#негражданеЛатвии
#неграждане
#русские
#нацизм
#антифашизм
#фашизм
#социализм
#коммунизм
#революция
#Ленин
#история
#Перестройка
#Гражданскаявойна
#книги
#статистика
#демография
#бедность
#Евросоюз
#НАТО
#maksim_kot












кот-пролетарий

Тоскуют по бесплатной квартире! Latvijas Avīze назвала вредные советские привычки

С темы "русских вшей в шубе" перешли к старым собакам которых не пристрелили вовремя и токсичным привычкам кругом одни наркоманы


Латвийская газета Latvijas avīze рассуждает о «вредных привычках» из советского прошлого.
«Хотя СССР и не существует уже три десятилетия, модель мышления того времени неискоренимо закрепилась во многих умах. Многие тоскуют по периоду, когда квартира, образование и медицина полагались бесплатно, на работу устраивало государство, а существенные вопросы вместо человека решали влиятельные лица или государство. Эти люди не стремятся приспосабливаться к обстоятельствам, им присущи многие привычки, мешающие успешно создавать новую жизнь. Кто-то вспомнит поговорку о том, что старую собаку переучить нельзя, но все же человек может осознавать хотя бы часть допущенных ошибок, чтобы их не повторять. Поэтому соберем волю в кулак и изменим привычки!» — пишет издание.

В числе наследия советского прошлого далее называются: хранение старого хлама; объедание при оставлении пустой тарелки; экономия лучшего для будущего; сохранение нетронутого советского интерьера; использование дома поношенной одежды; неспособность выслушивать комплименты; присвоение всего, что плохо лежит; стремление сделать все самим, неважно в каком качестве; боязнь выделиться из толпы; страсть к собиранию старых книг и журналов; тяга к воспоминаниям и беспрестанным сравнениям.

«Наверняка каждый знает кого-то, кто с воодушевлением рассказывает о том, какая хорошая жизнь была раньше. Эти люди с воодушевлением говорят о событиях прошлого и высказывают сожаление, что сейчас все плохо. Они не стремятся меняться сами и принимать перемены, чтобы усмотреть хорошее в настоящем. Эти старые, въевшиеся привычки хорошо заметны со стороны, но, к сожалению, их владелец не всегда их замечает. Поэтому важно их осознавать и стараться свою жизнь сделать хотя бы немного красочней и увлекательней, освободиться от токсичных привычек, которые весьма часто в процессе воспитания передаем также будущим поколениям».

https://bb.lv/statja/nasha-latvija/2019/09/11/toskuyut-po-besplatnoy-kvartire-la-sovetuet-izbavlyatsya-ot-sovetskih-privychek
кот-ВОВ

Сергей Булдыгин о героической обороне Лиепаи в июне 1941 года

Военный историк Сергей Булыгин рассказывает о своих книгах и о героической обороне Лиепаи в первые дни Великой Отечественной войны.

Latvjustrelnieki

книга: Бои в Прибалтике. 1919 год

Бои в Прибалтике. 1919 год


Издательс«Посев» представляет перевод с немецкого языка второго и третьего из девяти томов редкого германского издания 1936 года, анализирующего действия германской армии после заключения Компьенского перемирия 11 ноября 1918 года. Текст дополнен примечаниями переводчика и его же предисловием, в котором рассказывается о характере и обстоятельствах создания данного труда.

Первая мировая война на просторах бывшей Российской империи не закончилась ни в марте, ни в ноябре 1918 г. В сложном переплетении целого ряда конфликтов, длившихся до 1922 г., приняли участие более двух десятков стран. Одной из самых непростых оказалась ситуация в Прибалтике, где вплоть до 1920 г. продолжались и война за независимость сразу от двух бывших империй, и схватка с большевиками и их противниками, и все более закулисное противостояние проигравших и победивших в Великой войне. Все попытки изучить борьбу за господство на Балтике в рамках лишь одного из этих конфликтов могут дать только ограниченные результаты. Значительная часть событий, связанных с Белой борьбой на северо-западе России, войнами за независимость в Эстонии, Латвии, Литве, войнами Польши с ее соседями, а также с последствиями попыток устроить мировую революцию через Германию, до сих пор оставалась неизвестной не только простому читателю, но и профессионалам.

В издание вошли материалы по истории боевых действий в Прибалтике в 1919 г. Перевод снабжен подробными комментариями и рассчитан на профессиональных историков, политологов, аспирантов и студентов, а также всех интересующихся историей Первой мировой Гражданской войны в России. Книга продолжает издание на русском языке германских источников по истории Гражданской войны на окраинах Российской империи, начатое книгой «Описание послевоенных боев германских войск и фрайкоров. Вывод войск с Востока».

Цена: 14.99 EUR
http://www.polaris.lv/2017/03/boi-v-pribaltike-1919-god/

Latvjustrelnieki

книга: П. М. Бермондт-Авалов. В борьбе с большевизмом.

П. М. Бермондт-Авалов. В борьбе с большевизмом. в 2 книгах

Впервые в России изданы в полном объеме мемуары знаменитого русского офицера, одного из лидеров Белого движения в Прибалтике генерал-майора П. М. Бермондта-Авалова. В своих воспоминаниях Бермондт-Авалов, один из наиболее последовательных представителей прогерманской ориентации в Белом движении, рисует широкую панораму событий Гражданской войны в Прибалтике и на Западе России в 1918–1920 годах.

http://www.polaris.lv/wp-content/uploads/2017/02/bermodt.jpeg
Автор подробно рассматривает историю взаимоотношений России и Германии, причины начала Первой мировой войны, ее ход, этапы формирования Русской добровольческой армии, а также описывает Военное совещание в Риге в августе 1919 года, политическое положение в Прибалтике, дает яркие характеристики участникам событий.

В литературе встречаются различные варианты написания отчества и фамилии. Отношение к Бермондту-Авалову в советской и эмигрантской историографии в основном отрицательное. Вероятно из-за того, что он последовательно искал союза с немцами, в то время когда большинство руководителей Белой армии ставило на Антанту. Его обвиняли в провале похода Юденича на Петроград, в авантюризме и самозванстве. Согласно другой точке зрения, действия Бермондта-Авалова могли привести к победе Белого дела, если бы его лидеры оказались более дальновидными и согласились с предложениями Бермондта-Авалова опереться в войне с большевизмом на немецкие военно-политические круги.

Цена: 19.99 EUR
http://www.polaris.lv/2017/02/p-m-bermondt-avalov-v-borbe-s-bolshevizmom/


кот-в-сапогах

Местные красоты: В Риге пройдет Праздник книг

С 7 по 9 октября традиционно пройдет рижский Праздник книг. В Доме конгрессов уже третий год подряд будет работать обменный пункт книг Рижской Центральной библиотеки.

Время работы пункта обмена:


  • Пятница, 7 октября, 11:00 18:00,

  • Суббота, 8 октября, 10:00 18:00,

  • Воскресенье, 9 октября, 10:00 16:30.

Библиотека из своего запаса, а также дарованных изданий, выставит в обменном пункте около 1000 книг. Это будет художественная литература, разная отраслевая литература и книжки для детей на латышском, русском и других языках.
Свои уже прочитанные книги в пункте можно будет обменять на другие, еще нечитанные. Помощь в обмене вам окажут профессиональные библиотекари, которые очень просят не приносить макулатуру – в ней там никто не нуждается!
Вход на Праздник книг бесплатный.
https://info.riga.lv/ru/news/v-rige-proidet-prazdnik-knig-budet-rabotatj-obmennyi-punkt?9627
http://y.delfi.lv/norm/181003/5128349_day3tM.jpeg
фото с предыдущего мероприятия: http://www.delfi.lv/kultura/news/books/foto-rigas-gramatu-svetki-pulce-lielus-un-mazus-apmekletajus.d?id=46632495


кот-сказитель

книга: История Латвии. "Взгляд сбоку" американского латыша.

Книгу Плаканса выпустили в российском издательстве. Американский профессор историк латышского происхождения написал сбалансированный материал по истории региона. Интервью Плаканса можно прочитать здесь, ещё один из отзывов здесь.
В связи с предстоящим выступлением историка в магазине "Поларис" 3 октября латвийские "Вести" в лице Константина Гайворонского отозвались небольшой рецензией на книгу.
Лично я не особо разделяю энтузаизма по поводу книги. Книгу не читал, но осуждаю пролистав не заметил сильных расхождений с принятым государством историческим взглядом на прошлое. Конечно, нет националистического "угара", но и в официальной истории такие моменты не выпячиваются.
Завтра вы прочитаете очень интересное интервью с Эриком Жагарсом о латвийской истории. В интернете это будет первая публикация!

История Латвии, которая многое объясняет в её настоящем: "взгляд сбоку" американского латыша

VES(точка)LVПлаканс 1

Книга Андрейса Плаканса «Краткая история стран Балтии» свежайшей «выпечки» — в оригинале она появилась в 2011 году, в этом переведена и издана на русском в Москве. Вообще то книги по истории с латышскими фамилиями на обложке в последние пару десятилетий стали немного предсказуемыми по своей концепции. Этот случай отрадное исключение, вызвавший едва ли не восторженные отклики российских историков. Почему?

Потому что что Плаканс — американский историк. Мы привыкли к тому, что латыши-эмигранты в политике занимают, как правило, крайне правые (в наших обстоятельствах это антирусские) позиции.  Не берусь судить о политически пристрастиях мистера Плаканса, но как историку ему удалось написать беспристрастный и взвешенный труд, в конце которого он не отказал себе в удовольствии кольнуть своих коллег в Латвии:  

«Прославляющие национальную историю труды не выдерживали критики иностранных коллег, поскольку историки западных стран также существенно изменили свои подходы с середины ХХ столетия». Весьма точное определение эпохи, в котором наглухо застряла латвийская историческая наука.


[Spoiler (click to open)]

Да, и «оккупация» и «русификация» в книге присутствуют, но есть и в ней и многое другое: здравые оценки того вклада, который внесли в историю и экономику нынешних стран Балтии «некоренные» народы, трезвые мысли по поводу не только провалов, но и достижений той же Российской империи, владевшей этими землями 200 лет, и, наконец, умение одним фактом или парой цифр опрокинуть традиционные «национальные» построения.

Вот вам пример: рассказывая о революции 1905 года в Остзейских губерниях он приводит данные – крестьянами сожжено 313 баронских усадеб и замков, а в ходе карательных экспедиций сгорело дотла 300-400 крестьянских хозяйств. Как-то язык не повернется назвать это «чудовищными репрессиями», как это было принято и в советской,  и в латвийской историографии.

«Мнение о том, что изучение государственного языка [русского] способствует подавлению национального самосознания стало значительно менее распространенным», — пишет Плаканс о ситуации перед Первой мировой. Это была первая война России, в которой латышским стрелкам было что защищать — «возможность создавать свои культурно автономные анклавы внутри «демократизированной»  империи».

По контрасту с весьма демократичной на излете своего существования Российской империей, ситуация в трех образованных на Балтике республиках для читателя вовсе не выглоядит благостной:  

«Государству вменялось в моральный долг обеспечить, чтобы эстонцы, латыши и литовцы никогда больше не оказались в подчинении у групп другой национальности. Учитывая распространенность среди населения подобных ожиданий, неизбежно, что значительное количество реформ, проводимыми новыми правительствами, будет направлено на перераспределение существующих ресурсов».

И дальше: «Это был не вполне государственный социализм, но и не система, где конкуренция и личные заслуги приобретают особенную важность для развития крупного предпринимательства».

С точки зрения американского читателя, которому в первую очередь и адресована книга, это далеко не самая лестная характеристика республик обр. 1918-1940 гг.

Характерно, что, рассказывая о Второй мировой, Плаканс не поддался искушению описать действия латышского легиона как борьбу за свободу Латвии. Он неоднократно, ясно и четко дает понять, что никаких планов «свободной Латвии» у немцев не существовало.

«Несмотря на то, что рядовым гражданам Эстонии, Латвии и Литвы могло быть немного легче оттого, что их незначительные жалобы и проблемы рассматривают соотечественники, — пишет он о так называемом «самоуправлении», — никакого независимого от германской политики решения таких вопросов невозможно было добиться».

Обычно историки не жалуют совсем уж «горячую» современность, но Плаканс рискнул довести повествование до вступления стран Балтии с ЕС и НАТО. И эти страницы – едва ли не самые интересные в его книге. Историк здесь превращается в социолога, экономиста, политолога.

Любо дорого почитать, как он описывает борьбу двух концепций в латвийской политике — правую и левую. «Главное (хотя и не единственной) целью деятельности государственного аппарата считалась защита всех форм культуры «основных наций» и особенно их языка». Эта точка зрения, согласно которой континент «Европа представляет собой конгломерат национальных культур», впервые прозвучала в сочинениях Гердера в XVIII веке. Похоже, дальше правая латвийская политическая мысль с того момента так и не продвинулась…

Ей противостоит концепция, согласно которой нужно сосредоточить усилия на экономическом росте, на создание государства всеобщего благосостояния по образцу Скандинавских стран, для чего ориентироваться как на Запад, так и на Россию с ее огромным рынком сбыта.

Кажется, у непредвзятого читателя не может остаться сомнений что должны были выбрать страны Балтии. А поскольку выбрали они все же первый вариант. То последняя глава «Краткой истории» служит им и убедительным объяснением, почему Латвия с Литвой не могут похвастаться экономическим ростом. 

Конечно, стремление уложить в 460 страниц историю стразу трех стран неизбежно приводит к  определенной поверхностности. С другой стороны, такой широкий взгяд позволяет несколькими штрихами обозначить кое-какие точки нашей политической бифуркации, сравнив Латвию с соседями:

«В Латвии в избирательном списке «Латвийского пути» присутствовали в основном латыши-эмигранты, тогда как в Эстонии таких кандидатов было немного. Эстонские избиратели выражали желание вверить страну избирателям нового поколения, тогда как в Литве и Латвии подобное стремление ярко не проявилось».

Конечно, с Плакансом можно кое в чем и поспорить. «Российское влияние на Прибалтику, начиная  с периода Средневековья и по сей день, должно было изображаться позитивным», — пишет он о советской историографии. Академик Зутис, из трудов которого о политике царизма в XVIII веке можно отчетливо понять, почему «шведские времена» стали для латышей добрыми, мог бы и обидеться .

Или такой пассаж о советских временах: «Тесные квартиры вынуждали молодоженов ограничивать число детей или вовсе их не иметь».  Сразу возникает вопрос: почему же демографические показатели времен СССР остаются недостижимыми в нынешних странах Балтии в таком случае.

Кое-где Плаканс допускает очевидные ошибки, например, когда пишет о «взаимных обязательствах о ненападении в августе 1914 года» (не было такого!) или называет Бермонта-Авалова графом (тот именовал себя князем). Но в целом они смотрятся досадными «опечатками» на общем фоне работы, которая для первоначального знакомства с непростой историей нашего региона на сегодня, наверное, не имеет себе равных.

Константин ГАЙВОРОНСКИЙ.

Плаканс

В понедельник, 3 октября в 18:00 в книжном магазине POLARIS в Domina Shopping (ул. Иерикю, 3) пройдет встреча с автором книги «Краткая история стран Балтии», историком Андрейсом Плакансом (США, Айова). Встреча пройдет на английском языке, будет переводчик.

http://www.ves.lv/istoriya-latvii-kotoroe-mnogoe-obyasnyaet-v-eyo-nastoyashhem-vzglyad-sboku-amerikanskogo-latysha/





кот-в-сапогах

Латгальский - не диалект, а язык древнее латышского.

Латгальский - не диалект, а язык древнее латышского: санскрит ставит с ног на голову нациерархию в Латвии

Посвящённые круги Латвии уже полгода шушукаются о крамольной книге латгальского филолога и журналиста И.Валерьяна «Этноцид Латгалов». Кто-то о ней слышал, кто-то держал в руках, но в магазинах её нет. А центральную её часть занимает уникальное лингвистическое исследование – первый в истории  Санскрито-латгало-латышский сопоставительный словарь из почти 5000 слов, которые на современном латгальском произносятся почти так же или точно так, как на Санскрите 4000 лет назад, и означают те же или очень близкие понятия.

-Родом я из северной Латгалии, Вилякского края. Мой родной язык – латгальский, — рассказывает о себе автор. — Изучал журналистику на Филологическом факультете ЛУ  (1978–1983) и в магистратуре – диалектологию (1992-1995). Работал журналистом и редактором, писал пьесы, которые ставились в Елгавском и  Вилценском театрах.

Земную жизнь пройдя до половины, как говорил поэт, решил опубликовать мою магистерскую работу о фонетике и морфологии латгальского языка, которую в 1995 году руководство Филфака и кафедры балтских языков  ЛУ не допустило к защите только потому, что “в Латвии никакого латгальского языка не должно быть”, а  имеет право быть только латгальский диалект латышского языка.

Латвийское государство с момента своего образования бездоказательно отрицает латгалов как народ. Это политическое заявление наукой не подтверждено и держится на ложных доказательствах, сфабрикованных латвийскими лингвистами и историками.

На основе их лжесвидетельств вот уже 100 лет латгалам в Латвии отказано в статусе нацменьшинства и правах на уважение к их идентичности и культуре, на получение образования на своём языке и др., которые в этом случае им гарантировало бы латвийское и  международное законодательство.

Латгальские языковеды не раз указывали  на оригинальную лексику (при том, что большая её часть за 100 лет уже украдена латышскими филологами для латышских словарей), на своеобразные фонетику и морфологию, зачастую не имеющих  аналогов в латышском и русском языках. В своё время я всё это показал на фактах в магистрской работе, но мои аргументы были проигнорированы. Поэтому мне пришлось найти почти пять тысяч дополнительных доказательств.

Валерьян
Автор книги.

— Вы имеете в виду близость латгальского с Санскритом?

[Spoiler (click to open)]


— Да! Балто-славянские языки  и  Санскрит относятся к одной  языковой семье, поэтому имеют много общих корней — это учёные знали давно.  Но никто не ожидал, что их окажется так много!

В латгальском языке имеют место не просто некоторые «общие  корни» слов, как в романо-германских языках, но целые слова и словосочетания сегодня в Латвии всё ещё  произносятся так же, как в Индии за два тысячелетия д.н.э., и означают те же понятия. И что в латгальском таких примеров не 10 и не 20, как думают академические лингвисты, а  в 500 раз больше! Как объяснить этот факт, что с ним теперь  делать? Но это не всё!

Поскольку современный латышский язык – это та же латгальская (западнобалтския) лексика, «вдавленная» латышскими лингвистами в прокрустово ложе жмудо-зимгальской (восточнобалтской) фонетики и морфологии, то речь идёт о схожих с Санскритом общих латгало-латышских словоформах, которые, в свою очередь, несколько различаются между собой.

Вопрос в том, которая из них окажется ближе к санскритскому аналогу, следовательно, более древней. Так вот,  в 95 случаях из 100, когда латгальская и латышская словоформы похожи и, при этом, имеют очевидную общую санскритскую матрицу, именно  латгальские формы  оказываются в фонетичском отношении более близкими к санскритским  аналогам, нежели  латышские.

Как такое возможно? Диалект образуется от существующего языка как более молодая форма – это аксиома. Если латгальский — это диалект латышского, то всё должно быть совершенно

Возникла, скажем, у латышей необходимость в новом слове “пастухи”. Они брали западнобалтское — латгальское слово gonï – “пастухи, выпас” от санскр. गोणी goṇī – “корова” и गोनाथ gonātha – “пастух”, применяли свой мифически-фонетический закон и, получив форму gani “пастухи”, записывали её в латышский словарь, как будто это исконно латышское слово.

Далее, брали латгальское слово dïna – “день” от санскр. दिन dina – “день”, применяли свой фонетический закон и получали латышскую форму diena — “день”; брали латгальское слово tãta – “папа” от санскр. तात tāta – “папа”, применяли самопальный фонетический закон и получали латышскую форму tētis — “папа”.

Или, брали латгальское слово dabasï – “небеса” от санскр. नभस nabhasa – “небеса”, применяли свой фонетический закон и получали латышскую форму debesis — “небеса”. Или, опять-таки, нужно было им создать в латышском языке слово “дёрн” – брали латгальское слово valana – “дёрн, пашня” от санскр. वलन valana – “перевёрнутая почва”, применяли свой фонетический закон и получали латышскую форму velēna — “дёрн, пашня”.

-Но почему этих потрясающих языковых фактов не заметили ни Остгоф с Бругманом, ни Мюленбах с Эндзелином, ни остальная армия языковедов ХIХ-ХХвв., которым никак не откажешь в образованности?

-Перефразируя В.Маяковского, можно сказать: «Если звёзды гасят, значит, это кому-то нужно!» В мире существует целенаправленная система блокировки истинных знаний.  Санскрит  – 4000-летний  эталон, образец нашего общего протоиндоевропейского языка. Сравнивая с ним  современные языки, можно извлечь неоценимую информацию о нашей истории. Но эта информация, увы,  показывает совершенно иную — отличную от официальной — историю современных языков и народов.

Если gallica на латыни означает «галлы, галльский», а на Санскрите हलिक halika, हालिक hālika означают «землепашец, пахарь», то наверное надо перестать распространять фасмеровский бред о том, что этнонимы Галиция, Галисия произошли от русского слова «галка», а Галлия – от некоего мифического старофранцузского «петуха»…

— В таком случае, название издателя  вашей книги – общества «Лангала», очевидно, тоже что-то означает?

-Да, это – древнее название Латгалии!  У санскритского слова [halika] есть синонимы — लङ्गल laṅgala, लाङ्गल lāṅgala — «пахарь, плуг, земледелец». Таким образом, видно, что «галлы» и «латгалы» — это разные названия одной и той же касты земледельцев, пахарей. Латгалия всегда была краем небольших крестьянских хозяйств, а немцы вплоть до ХХ века  про лэттен (облатышенных лифляндских латгалов) говорили „Letten ist eine Bauern Folk. Letten ist eine Pflügern Folk” — «Лэтты – народ мужицкий. Лэтты – народ пахарей».

К стати, ещё один синоним слова «пахарь» — कृषक kṛṣaka, कर्षक karṣaka, возможно, дал этнонимы «курши, корсь». Субстантивы लवन lavana, लवक lava(n)ka означают «жнец, жница,  косарь » и сильно напоминает этноним «славяне, славянка».  Эти примеры подтверждают гипотезу  русских учёных А.Елисеева,  Г.Лебедева и др. о том, что этнонимы «русь», «расены», как  и названия  других народов произошли из кастовой терминологии.

Правильность «кастовой гипотезы» буквально  плавленным железом к Стелле Истины  припечатывает санскритский субстантив लट्व laṭva, который фонетически полностью совпадает с латышскими этнонимами  latvis, latvietis, Latvija, Latvia, а означает — «особая каста»!

-Так где же  можно приобрести вашу книгу?

-В издательстве – обществе «Лангала» книгу можно получить за пожертвование, в том числе – по почте. Подробности – на сайте общества: www.langala.lv.

Беседовал Александр ЧЕРЕВЧЕНКО.
http://www.ves.lv/latgalskij-ne-dialekt-a-yazyk-drevnee-latyshskogo-sanskrit-stavit-s-nog-na-golovu-ierarhiyu-natsionalnostej-v-latvii/



kommi-kot

Книга. Записки из чемодана. Тайные дневники председателя КГБ

Видел в магазине, подозрительно, опять какие-нибудь "дневники берии"?? 20 евро - дорого :(

Иван Серов, Александр Хинштейн. Записки из чемодана. Тайные дневники председателя КГБ
http://www.polaris.lv/wp-content/uploads/2016/06/serov1.png
В 1971 году Андропов отправил в ЦК КПСС секретную записку, в которой сообщил, что его предшественник, бывший председатель КГБ генерал Иван Серов, "в течение последних 2 лет занят написанием воспоминаний о своей политической и государственной деятельности". Архив Серова нашли лишь недавно. Депутат Госдумы Александр Хинштейн досконально изучил эти документы и подготовил к печати книгу "Записки из чемодана".

В Кремле и на Лубянке не были заинтересованы в появлении мемуаров Серова: его нелюбовь к тогдашним вождям являлась взаимной. В 1963 году, в результате хорошо спланированной провокации, Серов был снят с поста начальника ГРУ, лишен звезды Героя Союза, полученной за взятие Берлина, понижен на 3 звания, исключен из партии. Записки должны были стать своего рода ответом его гонителям. Кроме того, будучи ключевой фигурой советских спецслужб 1930–1960-х годов, свидетелем и участником множества исторических событий, генерал хотел рассказать хотя бы о некоторых из них.

Работу над дневниками Серов вел в условиях конспирации, долгое время не доверяясь даже жене. Он прятал бумаги настолько профессионально, что даже после его смерти в 1990 году их местонахождение осталось тайной. Эту тайну удалось раскрыть только сейчас, в лучших традициях шпионского жанра. Несколько лет назад, при ремонте гаража на старой даче Серова в Архангельском, его внучка неожиданно наткнулась на тайник в стене. В нем лежали два старых чемодана, набитых рукописями и различными документами. Это и был знаменитый архив Серова.

Записки и мемуары охватывают весь период его службы в органах безопасности и военной разведки. С небывалой откровенностью и дневниковой скрупулезностью он описывает многое из того, чему явился свидетелем и участником. Придя в НКВД в 1939 году по армейскому набору, Серов сделал головокружительную карьеру. Уже к началу войны он замнаркома госбезопасности, потом — замнаркома (министра) внутренних дел. В годы войны выполнял важнейшие задания Сталина и Берии, организовывал диверсионные отряды, боролся с бандами на Кавказе и Прибалтике, лично арестовывал верхушку антисоветского польского правительства в изгнании. Он с первыми частями входил в Берлин, лично обнаружил трупы Гитлера и Геббельса, а затем принимал участие в церемонии подписания капитуляции. Вплоть до 1947 года Серов оставался уполномоченным НКВД-МВД в Берлине, где среди прочего занимался восстановлением производства стратегических ракет и поиском немецких секретных ученых. Серов по протекции Хрущева стал первым в истории председателем КГБ, а затем возглавил военную разведку ГРУ.

Обстоятельства собственной отставки генерал излагает совершенно отлично от общепринятой версии. По утверждению Серова, агент ЦРУ и МИ-6 внутри военной разведки полковник Пеньковский, в близости с которым был уличен начальник ГРУ, в действительности являлся агентом КГБ, подставленным западным спецслужбам с целью дезинформации. Эта и множество других исторических сенсаций содержатся в архиве Серова. Почти два года Александр Хинштейн занимался разбором и изучением генеральского архива. Результатом его работы стала подготовленная к печати книга воспоминаний Ивана Серова, которую он снабдил примечаниями и пояснениями, восстанавливающими канву и логику событий.

http://www.polaris.lv/2016/06/tajnye-dnevniki-pervogo-predsedatelya-kgb-ivana-serova/
кот-ВОВ

Книга о Саласпилсском лагере (Эрзац-продукт латышских историков)

Владимир Симиндей РоссияИсторик

Книга о Саласпилсском лагере
Эрзац-продукт латышских историков для латвийской политики

Наш спикер Владимир Симиндей провел экспресс-скрининг новинки латвийской историографии.
Вот некоторые его находки в десяти тезисах.


1. Книга трех историков «За этими воротами стонет земля: Саласпилсский лагерь 1941-1944» (Kangeris K., Neiburgs U., Vīksne R. Aiz šiem vārtiem vaid zeme. Salaspils nometne 1941-1944. — Rīga: “Lauku Avīze”, 2016. 432 lpp.) названа монографией, издана в соответствии с решением научного совета Института истории Латвии Латвийского университета от 19 октября 2015 года.


[Spoiler (click to open)]

Ее рецензентами также выступили историки «своего круга»: американский профессор латышского происхождения Андриевс (Эндрю) Эзергайлис, среди прочего — член редколлегии «Журнала Института истории Латвии», а также Айварс Странга, профессор Кафедры новой и новейшей истории Латвии и Восточной Европы все того же Латвийского университета.

Несмотря на прохождение этих формальностей, книгу было решено издавать вовсе не в академическом издательстве «LU Akadēmiskais apgāds», а в популярном среди этнонационалистов издательстве «Lauku Avīze».

Финансовыми спонсорами издания при этом на обороте титула указаны самоуправление Саласпилсского края и зарегистрированный в США латышский эмигрантский фонд «Latviešu Fonds», имеющий богатый стаж работы в годы Холодной войны (основан в 1970 году).

В предисловии добавлено еще и указание на спонсорскую помощь со стороны издательства «Lauku Avīze», имеющего тенденцию выпускать литературное чтиво о прошлом с националистическим и национально-ностальгическим уклоном.


2. Обращает на себя внимание тот факт, что в названии книги без кавычек использована фраза «За этими воротами стонет земля», которая представлена на входе в Саласпилсский мемориальный комплекс, открытый в 1967 году.

Более того, ни в предисловии, ни во введении не указано ни то, что это именно цитата со входной композиции, ни авторство.

А ведь знатокам данной темы хорошо известно, что эта надпись отсылает к стихотворным образам узника Саласпилса, Штуттгофа и Маутхаузена известного латышского советского поэта Эйжена Вевериса (1899-1976) — его фамилии вообще нет в именном указателе новой книги.


3. При некорректном заимствовании надписи из Саласпилсского мемориального комплекса в названии этого труда сама проблематика увековечивания страданий узников затронута на удивление даже не факультативно, а вообще — фрагментарно.

В содержании книги К.Кангериса, У.Нейбургса и Р.Виксне отсутствует не то что глава, но хотя бы специальный параграф о мемориализации и коммеморации памяти жертв Саласпилсского концлагеря, а имеются лишь отрывочные фрагменты об обстоятельствах и процессе создания мемориального ансамбля, причем поданные нарочно в негативной коннотации, густо пересыпанные рассуждениями авторов о:

— «идеологии Саласпилса»;

— «отвлечении внимания в широких кругах общества от жертв сталинизма, акцентируя вместо этого содеянное нацистами»;

— «влиянии мифов социально-политической истории на современное постсоветское общество»;

— и прочей важности «формировать продуманную и сбалансированную политику памяти» (стр. 11-19).


4. Среди диспропорций в структуре книжного текста особо выделяется тот факт, что авторы из 432 страниц позволили себе «раскрыть» темы «Администрация лагеря» на 5 страницах, а «Охрана лагеря» — аж на 3(!) страницах.

Не удивительно, что Конрад Калейс (1913-2001), командовавший внешней охраной Саласпилсского концлагеря, упомянут в трехстраничном параграфе вскользь и лишь один раз, не считая сноски, хотя архивные и следственные материалы по нему содержат в себе немало подробностей, интересных для исторической науки и общества.

Не будем забывать и то, какую роль в защите обвинявшегося в военных преступлениях Калейса играл не кто иной, как рецензент данной книги Андриевс (Эндрю) Эзергайлис, выступивший с письменными показаниями в Мельбурнском суде в 2001 году.

В них Эзергайлис пытался повлиять на суд с тем, чтобы не допустить депортации Калейса в Латвию, где ему якобы не был бы обеспечен справедливый суд, потому что «было сказано, что он нацист и на Латвию оказывалось серьезное международное давление, чтобы она его покарала», так как «Латвия добивается принятия в ЕС и НАТО.

Преследование мистера Калейса — цена членства», а само требование о выдаче Калейса «мотивируется не искренним желанием наказать военного преступника, а скорее желанием показаться миру в роли наказывающих лицо, которому приписан нацизм» (Цитируется по: Краснитский А. Калейс в ответе за гибель 296 узников Саласпилса // Час, 16.05.2001).

В результате различных проволочек и ухищрений Калейс, лишенный гражданства США еще в 1994 году из-за вранья о своей биографии в годы Второй мировой войны, так и не был предан суду за свои злодеяния.


5. Авторы настаивают на недопустимости использования наименования «лагерь смерти» и неправильности употребления слова «концлагерь» в отношении Саласпилса, акцентируя внимание на нацистской типологии лагерей, согласно которой он представлял собой «расширенную полицейскую тюрьму и воспитательно-трудовой лагерь».

При этом напрочь отметаются аргументы, согласно которым лагерь фактически выполнял функцию концентрации заключенных, формально имея иное подчинение.

Также игнорируется, что для абсолютного большинства строивших бараки евреев это место стало воистину «лагерем смерти».

6. Анализ текста показывает, что авторы намеренно трактуют неполные сведения в сторону занижения числа жертв при отбрасывании целого ряда ценных источников как якобы «недостоверных».

Особому шельмованию подвергаются материалы Чрезвычайной государственной комиссии Латвийской ССР, протаскивается мысль о презумпции недостоверности этих документов в сравнении с документами немецкого происхождения или отдельными свидетельствами постсоветского периода.

Так, К.Кангерис, У.Нейбургс и Р.Виксне предпочитают считать, что «во время строительства Саласпилсского лагеря число умерших евреев могло достигнуть 1000 персон», а всего их якобы было задействовано «до 1500-1800».

Внятные методические и фактические основания для такого «минималистского» подхода к подсчетам на страницах книги приведены не были.

При этом приводившийся ранее известным латвийским историком Маргером Вестерманом диапазон численности строителей лагеря (от 2,5 до 5 тысяч человек) был попросту проигнорирован.


7. Авторы используют понятную неполноту и неточности в свидетельствах очевидцев (в основном — узников концлагеря) для отрицания этих свидетельств, если они кажутся им преувеличенными, однако готовы всерьез опираться в своих расчетах на отдельные «выгодные» свидетельства.

Так, например, цитируя воспоминания Карлиса Сауснитиса 1960-х годов на странице 46, авторы сомневаются в приводимых К.Сауснитисом цифрах о количестве узников, однако при этом за абсолютную правду принимают воспоминания из 1990-х годов бывшего узника Артура Непартса (узника не простого, а связанного с администрацией концлагеря — помощника старосты).

Более того, данные по погибшим в Саласпилсе в период с мая 1942 года до сентября 1944 года на странице 402 взяты из воспоминаний лишь одного бывшего заключенного, которым как раз и был… А.Непартс.

Именно эти цифры (от 592 до 802 человек) авторы выдают за самые достоверные.


8. Другим примером может служить махинация с численностью жертв нацистской карательной акции «Зимнее волшебство» в 1943 году на территории Белоруссии и России, в которой преимущественно участвовали коллаборационисты из Латвии.

Утверждается, что в ходе этой акции в Саласпилсский лагерь всего было отправлено около 4000 человек, тогда как только за два из четырех периодов проведения этой карательной экспедиции задокументирован 3951 новый узник.

Также без должной критики утверждается, что в ходе «Зимнего волшебства» было убито 3904 человека, тогда как известно, что немецкие и латышские каратели не утруждали себя точным подсчетом расстрелянных и особенно сожженных в деревнях.

Совокупный анализ разных источников и отдельных эпизодов, позволяет утверждать, что эта «твердая цифра» занижена не менее чем в 2,5 раза (подробнее см.: «Зимнее волшебство».

Нацистская карательная операция в белорусско-латвийском пограничье, февраль-март 1943 г.: Документы и материалы. — М.: Фонд «Историческая память», 2013).


9. Авторы позволяют себе утверждать, что «хотя дети в Саласпилсском лагере содержались в весьма тяжелых и травмирующих условиях, нет оснований считать, что там проводились массовые убийства детей.

Нельзя отрицать, что часть детей (по большей части самые маленькие), привезенных в Саласпилс, здесь умерли (данные колеблются между 250 и 650 умершими), но это явилось результатом неполноценного питания, голода, болезней и эпидемий, а не последствием медицинских экспериментов» (страница 399).

Оставим на совести Нейбургса и Ко наглую убежденность в том, что массовый забор крови (множество свидетельств которого отрицать не получается) не влиял на ослабленные организмы детей и не приводил к смерти.

Но и здесь мы обнаруживаем схожую с вышеописанной махинацию с численностью детей, погибших в концлагере по версии авторов (250-650 детей): данные только одного акта Чрезвычайной государственной комиссии Латвийской ССР об эксгумации 632 детских трупов разного возраста на Гарнизонном кладбище в Саласпилсе (ЛГИА, ф.P-132, оп.30, д.27, л.29) в значительной степени превышают минимальные «предположения» этих трех авторов.

И такие примеры «арифметической химии» от Кангериса, Нейбургса & Виксне отнюдь не единичны…


10. Таким образом, книга трех латвийских историков «За этими воротами стонет земля: Саласпилсский лагерь 1941-1944», названная монографией, на самом деле представляет собой с точки зрения исторической науки эрзац-продукт — своего рода спред из научных, иллюстративных и политико-публицистических ингридиентов, с признаками и примерами недопустимой махинации с цитатным материалом и количественными показателями, вопиющим волюнтаризмом в использовании источников и свидетельств, отсутствием единой и внятной методики в работе с документами.


http://imhoclub.lv/ru/material/kniga_o_salaspilsskom_lagere